SCP-1084 - Разбитая усыпальница
+10


![scp-1084.jpg width="300px"](./scp-1084.jpg width="300px")
[[span]]SCP-1084, снято 11 февраля ████.[[/span]]

Объект №: SCP-1084

Класс объекта: Евклид

Особые условия содержания: Вокруг SCP-1084 и заброшенного большей частью заброшенного посёлка, в черте которого находится объект, была построена Зона содержания 153. Периметр посёлка обнесён забором; в целях недопущения посторонних на территорию объекта на равных интервалах размещены знаки радиоактивной опасности и таблички "Зона захоронения ядерных отходов". Следует приложить все силы к обнаружению живых потомков жителей посёлка, находившихся там 25 января 1914. Установлено, что все жители и их потомки мертвы, исключение составляет лишь SCP-1084-1.

Описание: SCP-1084 - гранитная усыпальница в крайне плачевном состоянии, расположенная на кладбище заброшенного посёлка в штате Коауила, Мексика. На одной из сторон усыпальницы выбито имя покойного и следующие слова (в переводе на русский):

РОДИЛСЯ 24 ИЮНЯ 1842
УМЕР 25 ЯНВАРЯ 1914
ЖИЛ 71 ГОД
МЫ БЫЛИ НЕПРАВЫ

В ходе эксгумации были найдены останки на соответствующей указанной дате стадии разложения. Если верить надписи, в усыпальнице был захоронен американский писатель [ДАННЫЕ УДАЛЕНЫ], пропавший в Мексике в конце декабря 1913 года. Судя по останкам, причиной смерти стали несколько пулевых ранений, нанесённых с близкого расстояния, что соответствует данным SCP-1084-1 показаниям.

Исходящие из SCP-1084 аномальные свойства, судя по всему, фокусируются на расположенном рядом с кладбищем посёлке. Отправляемые в посёлок подопытные испытывают сильное чувство беспокойства и вины без видимой причины и стремятся покинуть место как можно скорее. Все постройки в посёлке находятся в плохом состоянии - сказываются погодные условия и отсутствие регулярного ремонта за последние несколько десятков лет. Удивительнее всего то, что ни один человек больше не может вспомнить название посёлка; даже на значительном расстоянии от него все разговоры с упоминанием имени посёлка заканчиваются тем, что все участники разговора это имя забывают.

Единственная жительница посёлка получила классификацию SCP-1084-1. Если верить её дневнику, она (урождённая Эстреллита Хуарез) родилась в 1896 году и провела в посёлке всю свою жизнь. Женщина нема и большую часть времени безмолвно бродит по улицам, время от времени останавливаясь, чтобы поспать на полу какого-нибудь дома. Каждый год, 25 января, SCP-1084-1 приходит к SCP-1084, запускает руку внутрь усыпальницы, извлекает оттуда бутылку рома семилетней выдержки (установлено химическим анализом) и один стакан. После этого она наливает напиток в стакан, выливает его на могилу, ставит бутылку со стаканом на крышку усыпальницы и ложится рядом. Ни при каких обстоятельствах SCP-1084-1 не будет употреблять ром сама. Опытным путём в ходе нескольких экспериментов было установлено, что внутри усыпальницы нет никакой бутылки, пока SCP-1084-1 за ней не потянется. Женщина спит возле усыпальницы до утра, после чего возвращается в посёлок.

Приложение SCP-1084-A: В доме, где жила SCP-1084-1, был обнаружен дневник. Наиболее примечательные выдержки из дневника в переводе на русский:

21 января 1914: С тех пор, как он здесь появился, гринго с меня глаз не сводит, и я думаю, я могу повернуть это себе на пользу. Бабушка постоянно говорила, что у американцев много денег, так что, может быть, мне удастся присвоить часть его денег как его жене или по-другому. Он уже на ладан дышит, но не так сильно, чтобы отказаться от женского общества.

24 января 1914: Всё правда, что о янки говорили! Нет в них ни единой капли чести! Как мог мужчина сначала принять меня как муж жену, а затем отвергнуть, меня трясёт от отвращения. Пусть. Он заплатит по счетам.

25 января 1914: Я рассказала Матери и Отцу. Они были на меня в гневе, но их гнев на того янки гораздо сильнее, и они полны решимости. Они ушли, чтобы заручиться помощью наших людей.

Всё кончено. Он хотел сбежать, но у него не вышло. Ружья нашего посёлка ещё не остыли. Тело оставили за окраиной.

26 января 1914: Когда сын свиньи и собаки умирал, он что-то сказал, что о нас больше никто не расскажет. Никто не знает, что он хотел сказать, но я постоянно возвращаюсь мыслями к его словам. Пусть. Он в аду, и там ему и место.

31 января 1914: Сегодня холоднее обычного. В посёлке и вокруг видели странные вещи, народ беспокоится. Кое-то ушёл, другие сами лишили себя жизни. Нам всем тревожно.

3 февраля 1914: И снова мёртвые. Кажется, вокруг никого не осталось. И мы не можем больше говорить о посёлке.

28 февраля 1914: Нас и десяти не осталось. Говорить сложно. Мы сожалеем. Отнесла его останки в пустую усыпальницу и похоронила там сама много дней работала мы сожалеем вырезала надпись в камне мы со

31 мая 1914 мы сожалеем

25 января 1915 мы сожалеем

25 января 1916 мы сожалеем

Остаток дневника повторяет последние записи.