SCP-1169 - Жираф Ламарка
+7

Объект №: SCP-1169

Класс объекта: Безопасный

Особые условия содержания: Во избежание повреждений SCP-1169 следует хранить в герметичном стальном защитном контейнере с резиновой прокладкой. SCP-1169 следует рассматривать как источник биологической опасности. Все субъекты, заражённые SCP-1169-1, и их потомство, появившееся после этого заражения, по завершении наблюдений подлежат устранению и кремации как источник биологической опасности. При назначении персонала для работы с объектом предпочтение отдаётся необратимо бесплодным сотрудникам.

Описание: SCP-1169 представляет собой большую стеклянную ёмкость, содержащую плод Giraffa camelopardalis (жираф) на 13-м месяце развития, помещённый в формальдегид. Контейнер имеет стеклянную крышку с резиновой прокладкой, удерживаемую в закрытом состоянии с помощью рычажного механизма, аналогично банкам Мэйсона. Маркировка производителя отсутствует. Прокладка и металлические части сильно изношены ввиду их возраста. Сохранённый плод не обладает генетическими отклонениями, но имеет несколько внутренних и внешних деформаций; в частности, его шея заметно короче, чем характерно для жирафа на предполагаемой стадии развития.

Консервационная жидкость (далее SCP-1169-1) включает несколько необычных примесей, в том числе в ней обнаружены следовые количества платины, вольфрама, человеческого инсулина и трёх неопознанных органических соединений (результаты спектрального анализа см. в документе 1169-1-Лямбда). Несмотря на то, что его точки кипения и замерзания аналогичны таковым для стандартного формальдегида, SCP-1169-1 испаряется с постоянной скоростью до тех пор, пока не достигнет равномерной концентрации 250 частей на миллион в окружающей атмосфере. Этот процесс не зависит от температуры или давления окружающей среды, насколько удалось это проверить без риска повредить SCP-1169. При испарении или взятии образцов объём SCP-1169-1 не уменьшается.

При вдыхании или длительном контакте SCP-1169-1 быстро поглощается циркуляторными системами всех растительных и животных организмов, накапливаясь в репродуктивных органах (яичках, яичниках, плодовых почках и т.д.). SCP-1169-1 не выводится из организма естественным путём, и не может быть удалён искусственно, кроме как с помощью хирургического удаления половых органов. Аномальные эффекты проявляются во всём последующем потомстве заражённого организма, их тяжесть определяется концентрацией SCP-1169-1 в тканях материнского организма во время беременности.

Стадия 1, 15-75 ч./млн: Особенности заражённого родителя всецело доминируют в потомстве, несмотря на генетические различия, обычные для родителя и ребёнка. Потомки имеют высокую вероятность (80% всех известных случаев) иметь тот же пол, что и заражённый родитель, с аналогичной вероятностью развития любых врожденных недостатков родителя. Зрелое потомство сильно напоминает родителя в том же возрасте.

Стадия 2, 75-120 ч./млн: Потомство физически идентично заражённому родителю на соответствующем этапе развития. Все врождённые пороки и фенотипические черты точно воспроизводятся в рамках проверяемых ограничений. Следует заметить, что родитель и ребёнок не являются генетически идентичными и в потомстве наблюдается ожидаемое распределение генов обоих родителей; но гены незаражённого родителя не проявляются. Это может привести к случаям, когда потомство генетически имеет женский пол, но физически и функционально - мужской, или наоборот.

Стадия 3, 120-180 ч./млн: Аналогично стадии 2, с долгосрочным развитием у потомства дополнительных физических аномалий. Потомство спонтанно приобретает любые физические изменения, которые приобретал родитель в аналогичном возрасте. К примеру, в случае ампутированной конечности у потомства проявляется беспричинный и неизлечимый некроз, для воссоздания шрамов - спонтанные разрывы кожи и плоти, точно соответствующие таковым у родителя, а для воспроизводства татуировок - атипичные изменения в пигментации кожи. Все биометрические показатели потомства соответствуют таковым у родителя, включая отпечатки пальцев и рисунок сетчатки. Любые навыки родителей, основанные на двигательной памяти, также переходят к потомству, однако связанные более с церебральным запоминанием - не передаются. К примеру, подопытная D-1169-48 была искусным пианистом, и её дочь, D-1169-48-b, могла умело исполнять "Лунную сонату", прослушав записи, но не смогла прочесть ноты этого произведения даже при экстремальном принуждении. Навыки, полученные родителем после зачатия, не дублируются.