SCP-2190 - Звонок от мамы
+31

Объект №: SCP-2190

Класс объекта: Евклид

Особые условия содержания: Агенты Фонда, внедрённые в местные организации по производству или продаже мобильных телефонов, следят за тем, чтобы все телефоны, продаваемые в зоне действия SCP-2190, включали модифицированные SIM-карты, предназначенные для автоматической фильтрации звонков SCP-2190.

Проживающие вблизи места жительства ЛПИ-2190-2 полевые агенты под прикрытием занимаются мониторингом и обеспечением благополучия ЛПИ-2190-2 и её семьи, а также пресекают возможные мнения общества о том, что ЛПИ-2190-3 не является любящим мужем.

Описание: SCP-2190 представляет собой телефонную сущность, проявляющуюся в системах связи на Филиппинах. Записи предыдущих проявлений показали, что SCP-2190 обладает личностью, голосовыми качествами и финансовыми ресурсами ████ █████████, умершей гражданки Филиппин, обозначенной как ЛПИ-2190-1. SCP-2190 способен совершить звонок на любой мобильный телефон в радиусе 100 км от дома, в котором в настоящее время проживает ЛПИ-2190-2. Первый телефонный звонок SCP-2190 был осуществлён 05.02.2007, через три дня после смерти ЛПИ-2190-1 из-за сердечной недостаточности в возрасте 78 лет.

SCP-2190 имеет полный и неотменяемый контроль над сбережениями и ликвидными активами ЛПИ-2190-1. Это включает в себя весь спектр ресурсов, которыми обладала ЛПИ-2190-1 на момент смерти, поскольку она считается полноправным собственником этих ресурсов даже после того, как была официально объявлена умершей. Расследуется предполагаемое аномальное вмешательство в бюрократические системы.

Все попытки предотвратить или ограничить доступ SCP-2190 к её финансовым ресурсам потерпели неудачу. Любая попытка закрыть, сменить собственность или отредактировать баланс банковского счета ЛПИ-2190-1 при помощи компьютеризированных систем приводят к сбою системы; любые изменения физических документов, относящихся к сбережениям SCP-2190, аномальным образом исчезают на следующий день. Кроме того, сотрудники финансовых учреждений немедленно забывают любые инструкции по поводу изменения или отклонения транзакций с банковского счёта ЛПИ-2190-1.

Каждые две-три недели SCP-2190 совершает телефонный звонок тому или иному лицу по своему выбору. Записи свидетельствуют, что SCP-2190 делает свой выбор, основываясь на следующих критериях:

  • Адресат должен проживать в непосредственной близости к месту проживания ЛПИ-2190-1.
  • Адресат должен обладать приемлемым уровнем физической подготовки и интеллекта.
  • Адресат должен иметь срочную необходимость в получении большой суммы денег.

SCP-2190 во время этих звонков представляется как мать ██████ █████ (дочери ЛПИ-2190-1, далее ЛПИ-2190-2). SCP-2190 утверждает, что ЛПИ-2190-2 страдает от жестокого обращения со стороны мужа, Альберта █████ (далее ЛПИ-2190-3), и просит адресата звонка помочь разорвать отношения между ними. За успешное расторжение брака предлагается вознаграждение размером в 5000 $ (224850 ₱), 10% из которых предоставляется заранее. Если адресат выразит согласие, SCP-2190 называет ему текущее место проживания ЛПИ-2190-2, ЛПИ-2190-3 и их сына, Филиппа █████ (далее ЛПИ-2190-4). Если адресат звонка соглашается с этими условиями, два-три дня спустя он получает 500 $ (22485 ₱) с помощью банковского перевода.

SCP-2190 был обнаружен в 2008 году во время полицейского расследования похищения ЛПИ-2190-4. Похитители отправили ЛПИ-2190-2 требования немедленно аннулировать брак, изменить имя и вернуться домой к матери. ЛПИ-2190-2 предпочла проигнорировать требования и обратиться за помощью к местным правоохранителям, которые успешно обнаружили мальчика и задержали его похитителей. Полевые агенты, внедрённые в филиппинскую судебную систему, сообщили об SCP-2190 Фонду, когда было установлено, что мать ЛПИ-2190-2, которую похитители назвали в качестве сообщника, и с которой ЛПИ-2190-2, по её словам, часто общалась, на самом деле уже несколько лет как является мёртвой.

После подтверждения аномальной природы SCP-2190 семья ЛПИ-2190-2 была помещена под стражу Фонда. Изначально планировалось оставить их на территории в качестве постоянных жителей, однако их присутствие в Зоне 92 привело к звонкам SCP-2190 на конфиденциальные сети коммуникаций Фонда. Поскольку вышеописанное является неприемлемым нарушением безопасности, семья была обработана амнезиаками и возвращена в общество. Обширное наблюдение за семейной жизнью ЛПИ-2190-2 в последующие годы не выявило никаких доказательств насильственных тенденций со стороны ЛПИ-2190-3.

Документ: Ниже приводится выдержка из интервью с ЛПИ-2190-2, проведённого во время её нахождения в Зоне 92.

+ [Показать документ]
- [Скрыть документ]

Мои отец и мать оба были отсюда, с Филиппин, но она ушла к американцу, чтобы получить визу и уехать в США. Я осталась с отцом. Она никогда не пыталась связаться со мной, пока мне не исполнилось 19. Она позвонила мне по телефону, и я была так удивлена, потому что думала, что она не знает меня, или что ей до меня нет дела. Она сказала, что нашла мужа для меня в Америке и пришлёт его за мной, чтобы мы могли пожениться.

Я сказала ей: "Нет, у меня уже есть здесь парень". Она спросила меня, американец ли он, и я сказала, что нет. Потом она сказала, что я должна выйти за американца, чтобы я могла приехать в Штаты. Она говорила, что там гораздо лучше. Я сказала ей, что люблю своего парня, и она стала называть меня разными словами, говорила мне, какая я дура, говорила, что должна выйти за американца. Она сказала, что по прошествии столького времени она всё ещё любит меня и хочет, чтобы я жила с ней в её доме в Америке. Вы представляете – после того, как она девятнадцать лет не говорила со мной?

Но она была по-прежнему моя мать, и я была счастлива узнать, что она всё ещё любит меня, поэтому я сказала ей: "Я не оставлю Альберта, потому что я его очень люблю, но я постараюсь получить визу и приехать к тебе". Она сказала мне, что всё хорошо, потому что я буду там с ней. Потом она звонила мне каждую неделю, задавала вопросы об Альберте. Она спросила, католик ли он, и я соврала ей, что да, я боялась, что она возненавидит его, если узнает, что он протестант.

Два дня спустя мать позвонила мне и кричала всякие вещи. Она говорила мне, что я должна бросить Альберта, потому что он протестант. Я сказала ей: "Нет, я люблю Альберта. Мне нравится, что Альберт протестант, и я тоже протестантка". Она была очень расстроена, сказала, что будет молиться, чтобы моя душа не попала в ад. Она сказала, что будет молиться, чтобы Альберт оставил меня, чтобы я перестала быть протестанткой и спаслась. Я спросила, как она узнала, что Альберт протестант, и она сказала мне, что позвонила своим родственникам здесь, на Филиппинах, и попросила их проверить и выяснить.

После этого она стала мне меньше звонить. Когда звонила – всегда говорила мне, как сильно меня любит и хочет, чтобы я жила с ней в большом доме в США, и каждый раз спрашивала меня, не ушла ли я от Альберта или он от меня. Несколько раз на Альберта по пути домой с работы нападали люди и говорили, что он катится в ад. Они его били, пока он не оказывался на земле, а женщины даже царапали ногтями. Я думала, может быть, это родственники или друзья моей матери, но когда я спрашивала её, она говорила, что ничего об этом не знает.

В конце концов моя мать сказала мне, что оплатит мою поездку в США и позволит мне остаться с ней. Она сказала, что очень богата и не нуждается в том, чтобы работать, и что мне не придётся работать, если буду жить с ней. Это было в 1995 году, мы с Альбертом уже были женаты, и Филипп только что родился. У нас было не так много денег, так что я получила рабочую визу и решила съездить в Штаты, чтобы устроиться на работу и отправлять деньги домой, семье. Я спросила мать, могу ли пожить у неё, и она сказала мне, что это было бы хорошо.

Когда я добралась до Штатов, меня ждал... как он называется, такой большой, длинный автомобиль? Да, точно. В аэропорту меня ждал лимузин. Дом моей матери был очень большой. Ее муж был владельцем компании, и у него было много денег. Мать устроила большую вечеринку в честь моего приезда. Надарила мне подарков и сказала, что любит меня. Сказала, что дом слишком большой для них с мужем, что она хочет, чтобы с ней были её настоящие дети. Ещё она сказала, что хочет, чтобы и Филипп тоже там жил.

Моя мать не хотела, чтобы я работала, но я всё равно начала, так как мне нужно было отправлять деньги Альберту. Через несколько недель моя мать пришла ко мне в комнату с очень дорогой одеждой и сказала, что возьмёт меня на вечеринку в дом своего друга. Платье было очень красивое, а я очень наработалась, так что я согласилась.

Но потом мы сели в машину, и она привезла нас к какому-то ночному клубу. Я спросила её: "Что мы здесь делаем? Ты ведь сказала мне, что мы едем домой к твоему другу". А она засмеялась и сказала, что это сюрприз. Она хотела, чтобы я хорошо провела время. Что ж, я вошла внутрь. Моя мать постоянно предлагала мне выпить, давала всё новые и новые напитки. Я их не пила, но делала вид, что пью.

Уже поздно ночью мать познакомила меня с мужчиной по имени Рэндалл. Она сказала, что он богат, что он хочет спать со мной, и что он даже может жениться на мне и добыть мне постоянную визу. Я спросила мать: "Так вот зачем ты вызвала меня в Штаты? Чтобы напоить и уложить в постель с американцем? Ты не знаешь, что я уже замужем за Альбертом?" А она велела мне забыть об Альберте, выйти за американца. Представляете – хотя у меня уже были муж и сын!

Я заставила мать отвезти меня домой. Она очень сердилась, но сделала это. Потом она постоянно приводила мужчин домой. Она снова и снова говорила мне, что я должна выйти за американца, пока я красивая и мне ещё 26.

В один вечер я сказала ей: "Мама, пожалуйста, прекрати. Я очень люблю Альберта, не из-за денег, а потому, что я очень люблю его, и мы так счастливы вместе". Я сказала ей, что никогда не оставлю его. Может быть, это было жестоко, но я сказала: "Я не собираюсь бросать своего ребёнка и своего мужа, как сделала ты! Ты променяла нас на деньги, безделушки и вечеринки, ты ни разу не вспоминала обо мне все эти 19 лет, пока не поняла, что я тебе нужна! Ты не любишь меня, я тебе нужна как платье или кукла. Ты любишь только себя!"

Она так разозлилась, как будто в неё демон вселился. Кричала, бросала вещи. Наконец пришёл её муж и забрал к себе в комнату. Сказал, что я взрослая, и что мне выбирать, за кем быть замужем. Потому моя мать обещала прекратить водить домой мужчин, но я думаю, только чтобы её муж был доволен. Я сказала ему, что хочу домой, он купил мне билет, и на следующий день я уехала.

Я вернулась на Филиппины и не слышала вестей от матери года этак до 2002-го. Тогда она сказала, что её муж умер, и что ей очень одиноко. Она хотела, чтобы я вернулась в США и привезла Филиппа, но чтобы Альберт остался тут. Я сказала ей "нет", но она продолжала звонить и звонить. Я перестала отвечать ей.

Тогда начались слухи, будто Альберт меня бьёт. Даже люди в церкви говорили, что слышали такие сплетни. Я поняла, что это снова моя мать. Я сказала Альберту: "Наверно, она думает, что ты бросишь меня, если она будет распускать такие слухи". Он сказал, что всё в порядке, и что он никогда не покинет меня. С тех пор, как мы встретились, мы так сильно любим друг друга, и мы всегда были счастливы вместе, даже когда у нас не было денег, и даже сейчас, когда мы здесь, в этом месте.

Моя мать не прекращала звонить мне и не прекращала разводить сплетни. На моего мужа нападали, несколько раз его арестовывали, и мне приходилось объяснять полиции, что случилось. Однажды какой-то мужчина ударил меня по лицу, извинился и сказал мне, что кто-то дал ему много денег, чтобы он меня ударил. Потом меня ударил другой человек, и после этого на меня постоянно нападали, а люди думали, что это меня Альберт так. Мы много раз переезжали, но это снова начиналось, где бы мы ни были.

Несколько раз Альберт говорил, что может уйти, если я захочу. Он не хотел, чтобы я страдала, не хотел, чтобы Филиппу говорили, что его папа обижает маму. Я сказала ему, что пока он хочет быть со мной, я ни за что не попрошу его уйти. Он был единственным в моей жизни, что делало меня счастливой после всех тех страданий, которые причиняла мне мать.

Мы с Альбертом и Филиппом так настрадались из-за моей матери. Каждую ночь я молилась Богу: "Пожалуйста, Господи, дай ей умереть, чтобы она больше не могла мучить мою семью". И ещё я молилась о прощении, потому что она всё же была моя мать, и я знала, что должна любить её. И вы знаете, я ведь и правда до сих пор люблю её, даже теперь. Мне не нравится то, что она делает с моей семьей, но она по-прежнему моя мать, и я ненавижу то, что она делает, но по-прежнему люблю её.

В последний раз, когда мы говорили по телефону, я сказала: "Я всё равно люблю тебя, но и Альберта я тоже люблю. Моя любовь к тебе не становится меньше от того, что я люблю ещё и его". И она плакала и плакала, говорила мне, что она одинока в своем большом доме. Она сказала, что её дом становится всё больше и больше и не останавливается. Сказала, что иногда теряется в своём большом доме, и что там полно игрушек и нарядов для её детей и внуков, но она совсем одна и не может выйти.

Я не знаю, перестанет ли она когда-то мучить нашу семью, но я не злюсь на неё больше. Я знаю, что хотя она причиняет нам страдания, сама она страдает даже больше, и всё это из-за того, что она сделала, когда была жива. Я каждый день молюсь за её душу. Даже если бы она уже не могла звонить нам, и мы были бы счастливы здесь, я бы всё равно молилась за её умиротворение, потому что она моя мать.

Приложение: Ниже приводится заявление от главы исследований SCP-2190, д-ра Джетро Бостенеро относительно условий содержания SCP-2190:

За последние несколько лет коллеги неоднократно обращались ко мне с вопросами по поводу содержания SCP-2190. По сути, их вопросы сводились к одному: "К чему мы тратим так много денег и рабочей силы на нынешние условия содержания, если аномалия может быть потенциально обезврежена путём разделения ЛПИ-2190-2 и ЛПИ-2190-3?"

Будьте уверены, предлагались и рассматривались альтернативные условия содержания. Ныне используемые условия были специально отобраны и одобрены Советом О5 по следующим причинам:

Во-первых, намеренное разделение ЛПИ-2190-2 и ЛПИ-2190-3 представляло бы собой попытку нейтрализации аномального явления. Попытки нейтрализации допускаются только в тех случаях, когда некая аномалия несёт значительный риск для нормальности и человечества в целом. SCP-2190 не соответствует этому требованию. "Мы не Коалиция, мы содержим, а не уничтожаем" – этой мантре в обед сто лет, и я уверен, что вы уже устали её слушать, но в данной ситуации она как раз применима.

Во-вторых, нынешний набор условий содержания не столь экстравагантен, как считают критики. Внедрённые тайные агенты в крупных населенных пунктах – обычная практика, и Багио не является исключением, поэтому дополнительной рабочей силы мы не теряем. Модифицированные SIM-карты окупаются продажами самих телефонов, и, следовательно, не стоят нам ничего.

Существует также третья причина, просто-напросто сентиментальная. Не секрет, что среди персонала Фонда высок уровень самоубийств, и это, как правило, связано с трудными решениями, которые мы должны принимать, и действиями, которые мы должны предпринимать для высшего блага. SCP-2190 – это своеобразная победа, редкий случай, когда меры содержания SCP позволяют семье, пережившей ад, наконец-то зажить долго и счастливо. Благотворное влияние таких вот историй с хорошим концом на моральное состояние трудно переоценить.

Если у вас есть какие-либо другие вопросы или сомнения по поводу SCP-2190 – не стесняйтесь, звоните мне в любое время в течение обычных рабочих часов.

– Д-р Джетро Бостенеро