SCP-2420 - Хорошая собака
+30

Изображение питомца SCP-2420, полученное перед его смертью.
Изображение питомца SCP-2420, полученное перед его смертью.

Объект №: SCP-2420

Класс объекта: Нейтрализованный

Особые условия содержания: SCP-2420 в настоящее время содержится в крыле содержания гуманоидов повышенной комфортности Зоны 213. С момента Инцидента-2420-A наблюдается полная нейтрализация всей аномальной активности, проявляемой SCP-2420. Возможность постоянного содержания, несмотря на прекращение проявления какой-либо аномальной активности, находится на рассмотрении Комитета по этике.

+ Прежние условия содержания

SCP-2420 должен содержаться в камере содержания гуманоидов в специальном крыле содержания Зоны 213. Из-за тяжёлой депрессии SCP-2420 дважды в день должны вводиться бупропион и циталопрам, а также, при необходимости, алпразолам. SCP-2420 позволено создавать особи SCP-2420-1 дважды в неделю на три часа, это время может быть увеличено или уменьшено, в зависимости от уровня сотрудничества и текущего психического состояния SCP-2420. За исключением контролируемого контакта с SCP-2420-1, информация о любых домашних собаках (Canis lupus familiaris) не должна доходить до SCP-2420.

Для использования на регулярной основе в качестве особей SCP-2420-1A в питомниках Фонда содержится группа домашних собак. Бывшие особи SCP-2420-1 не сохраняют аномальных особенностей и могут быть взять сотрудниками Зоны 213 к себе или переданы в ближайшие приюты для животных.

Изучение SCP-2420 было прекращено. Любые рекомендации по возможному возобновлению изучения следует направлять исследователю Хайдок.

Описание: SCP-2420 являлся человеком (прежнее имя - Джон █████), создававшим из домашних собак (Canis lupus familiaris) особей SCP-2420-1, которые получали внешность и воспоминания его бывшей собаки[1]. Эффект проявлялся в том случае, когда SCP-2420 становилось известно о какой-либо собаке или какая-то собака узнавала о SCP-2420.

Неоднократные опыты показали, что только одомашненные собаки были подвержены эффекту, в то время как волки, койоты и другие представители семейства псовых оказались невосприимчивы к аномальным эффектам. Собаки любых размеров становились особями SCP-2420-1, не выказывая при трансформации никакой боли, за исключением общего замешательства при выходе за пределы воздействия SCP-2420.

Кроме способности создания особей SCP-2420-1, SCP-2420 не демонстрировал других аномальных эффектов. Во время исследований предел числа особей SCP-2420-1, которые могут существовать одновременно, обнаружен не был.

Особи SCP-2420-1 оказались абсолютно невосприимчивы к любым видам повреждений. Попытки проведения анализа ДНК были признаны бесплодными после того, как было обнаружено, что шкуру SCP-2420-1 невозможно разрезать никаким способом. Проведение любых других испытаний на неразрушимость SCP-2420-1 было признано излишним, отчасти из-за неустойчивого состояния психики SCP-2420. Хотя особи SCP-2420-1 и не выказывали потребности в воде и пище, они съедали любую предложенную им пищу, при этом применение различных ядов не возымело никакого эффекта. Вскрытия бывших особей SCP-2420-1, проведённые после их кормления, не показали никаких признаков того, что они проглатывали какую-либо пищу.

Несмотря на то, что особи SCP-2420-1 приобретали внешность бывшего бордер-терьера SCP-2420, фотографии и видеозаписи SCP-2420-1 всегда показывали их настоящее тело. Это приводило к физическому дискомфорту и психическим расстройствам при просмотре некоторых фотографий и видеозаписей. Например, на одной из фотографий видна способность сенбернара проходить сквозь небольшие отверстия. При этом сами изображения не сохраняют других аномальных эффектов.

+ Протокол вводного интервью с SCP-2420

[Это первое интервью, которое состоялось после поступления SCP-2420 в Зону 213.]

Д-р Хайдок: Доброе утро, SCP-2420. Я слышала, у Вас какие-то проблемы со сном?

SCP-2420: Ксанакс.

Д-р Хайдок: Простите?

SCP-2420: Тревожно. Поможет мне спать. Дайте мне немного, я думаю. А еще усильте кондиционер.

Д-р Хайдок: Безусловно. Тем не менее, я здесь не только для того, чтобы оценить Ваше физическое и психическое состояние. Уверена, Вы уже догадались, что я хотела бы услышать об отношениях между Вами и вашим питомцем, которые сложились до его смерти.

SCP-2420: Мэтти.

Д-р Хайдок: Прос...

SCP-2420: Мадам, Вы можете называть меня как угодно, но у нее было имя. Это Мэтти. Сокращённо от Матильда. Её полное имя было Матильда Мэй. Матильда Мэй █████, я полагаю.

Д-р Хайдок: Я приму это к сведению. Но, пожалуйста, расскажите мне о Мэтти.

SCP-2420: Ладно... ну... она была моей собакой. Я так думаю. Я получил её от... ну... соседа. Они не... как бы... не заводчики. Но их бордер-терьер встретил другого бордер-терьера, и они хотели... ну... раздать щенков. Я так думаю. А я был одинок. Мои родители умерли. Хотя, думаю, Вы об этом знаете. От них мне достался дом, но ведь чертовски одиноко быть единственным живым в доме мертвых людей, понимаете?

Д-р Хайдок: Ммм...

SCP-2420: Я пришёл к ним домой. На их задний двор... ну... на самом деле. И все их щенки, типа... ну, вы знаете... все заперты. Я имею ввиду, в какой-то... ну... клетке. Эй, мы можем включить вентилятор? Здесь действительно жарко. Типа действительно жарко. [SCP-2420 начинает учащённо дышать и держаться за грудь.] Тяжело дышать.

Д-р Хайдок: Конечно, SCP-2420, но, пожалуйста, успокойтесь. Обещаю, я здесь не для того, чтобы причинить Вам какой-то вред. Я просто хочу услышать о ваших отношениях с... эмм... с Мэтти. Вы только что рассказывали мне о том дне, когда Вы выбрали её среди других из ее помёта?

SCP-2420: Ладно. Ладно. Я увидел её, да. Она не была самой большой, но я... ну... ха, сразу же её заметил. Она была немного задирой. Она играла, да, но было ощущение, что она не терпит других собак. Они мешали ей, и она хотела, чтобы они это знали. И когда я подошел, она была последней, кто пришёл посмотреть на меня. Другие, они просто прыгали, пытались укусить меня, жаждали внимания, хотели, чтобы их забрали. А она просто сидела и долго таращилась на меня. Я глядел в ответ. Это было странно, я так думаю, но я чувствовал, что она как будто оценивала меня. Она подошла абсолютно уверенная в себе, немного оттеснила своих братьев и сестёр, и я протянул к ней руку. Она схватила меня за руку. Но не сильно. Это не было грубо. Она никогда не была грубой. Не со мной. И после этого...ну... думаю, я знал, что должен взять ее.

Д-р Хайдок: Она когда-нибудь проявляла какие-то аномальные способности? И ещё: перед этим были ли Вы способны делать что-то такое, что, попросту говоря, считали невозможным?

SCP-2420: Если бы я считал себя волшебником, не думаю. что я работал бы телефонным агентом. И жил в доме своих родителей. А Мэтти? Нет. Мэтти точно не была... ну... волшебной. Я имею ввиду... чёрт... да она грозы боялась. Она думала, что пылесос был настоящим животным. Но она была... ну... всё же умной собакой. Всегда казалась больше человеком, чем собакой, да, но не волшебной. Я всегда думал, понимаете, что она смогла бы выучить кучу трюков, если захотела, но ей это явно не было интересно. Простые приёмчики были ниже ее достоинства. Она вела себя как маленькая королева, я думаю.

Д-р Хайдок: То есть, никакие странности в её жизни не могли привести Вас к мысли, что она была способна на подобную аномалию?

SCP-2420: Она была обычной. Я имею ввиду, как уже говорил, что она не была большим любителем других собак, но она с ними играла. Но всегда было такое ощущение, понимаете, что они были ниже неё. И она гоняла их. У нее была... ну... своя территория. Мэтти убила парочку... ну... птиц и прочих. Белку однажды, когда поймала её в огороде. Никогда не думал, что она поймает одну из них. Чёрт, Вам стоило увидеть её. Вся морда в крови. Она чертовски гордилась собой.

[НЕ ОТНОСЯЩАЯСЯ К ДЕЛУ ИНФОРМАЦИЯ УДАЛЕНА]

SCP-2420: Ну... думаю, Вы хотели бы услышать, как она умерла, верно?

Д-р Хайдок: Это было бы весьма полезным, SCP-2420.

SCP-2420: Думаю, даже это было, к сожалению, нормальным. Я вывел её прогуляться. Она всегда любила гулять. Я имею ввиду... чёрт... думаю, все собаки любят гулять, но она это любила гораздо больше. Не знаю. Может быть, это безумие. Но когда мы гуляли... ну... возле дороги и... ну... ладно, ха, мы можем включить кондиционер посильнее? Хотя бы чуть-чуть?

Д-р Хайдок: Конечно. Если Вы не хотите говорить об этом прямо сейчас, мы можем поговорить в другое время.

SCP-2420: Нет, я в порядке. Я думаю, она... ну... не умерла после всего этого, верно? [SCP-2420 смеётся, а потом кашляет.] Её сбила машина. Думаю, я отвлекся. Люди говорили, что мне повезло, что и меня не сбили, но я предпочёл бы, чтобы сбили меня. Может быть, я и не умер бы. Раздавило её надвое. Это было ужасно. Водителем машины была девушка-подросток. Это была не её вина. Я переходил улицу в неположенном месте. Она была молодой. Не её вина. Я знал её мать. Она жила на улице. Но я не мог перестать плакать. Она была там. Вальсирующая Матильда Мэй... чёрт, она была там и она была мертва. Вся в крови. Я взял её на руки. Она не дышала. Я не застал её последних вздох. Думаю, она умерла, когда я плакал, когда был ошеломлен всем этим... чёрт.

Д-р Хайдок: И что Вы сделали с телом?

SCP-2420: Я взял её. Понёс её. Было не так далеко. Я сказал, что был в шоке, но я понимал, что делаю. Я взял лопату из моего гаража. Лопату моего отца. Взял её любимое одеяло. Думаю, это было моё одеяло, на самом деле. Большое... ну... зелёное такое. Она всегда его любила. Оно было моим, но оно было и её тоже. Ей было комфортнее на нем, чем кому бы то ни было могло быть, понимаете? Вы даёте одеяло собаке, и, я клянусь, ни одному человеку не может быть так уютно. Так что я обернул её. Всю переломанную. Боже, она была такой маленькой. Вырыл яму. Посредине моего заднего двора. Было одно место, куда не доходили тени от деревьев. Она лежала там. Вальсирующая-Матильда-Мэй-Могу-Я-Получить-Этот-Танец. Так я стал называть её после. Знаете, песня такая. Я похоронил её. Она должна... ну... всё ещё быть там. Вы, ребята, можете проверить. Никто её не переносил.

Д-р Хайдок: Конечно, SCP-2420. Благодарю Вас за сотрудничество. Если Вы хотите прекратить, я Вас, конечно же, пойму. Это был тяжёлый день для Вас.

SCP-2420: Нет. Всё в порядке. Всё равно осталось совсем чуть-чуть. Можно я, можно я... ну... продолжу?

Д-р Хайдок: Безусловно.

SCP-2420: Я собирался покончить с собой, но на следующий день я заметил, что она была... ну... везде, где были собаки. Просто обычная прогулка. Но я собирался...ну... спрыгнуть с моста. Если быть честным, я не знаю, действительно ли я собирался, мадам. Но мне казалось, что собирался. Это казалось правильным. Однако же всё было странным. Я никогда в жизни не замечал столько бордер-терьеров. Соседские, все из них, были одинаковыми и все выглядели прям как Мэтти. Я думал, что схожу с ума. Они пытались пролезть под воротами, перелезть через них, облаивали меня, бесились. Я... ну... не заметил ничего странного, пока не дошел до площадки для выгула собак.

Д-р Хайдок: Это именно там, где мы Вас нашли, верно?

SCP-2420: Ха, точно. Вроде бы. Это там, где вы меня нашли. Я просто... я не знаю, зачем туда пришёл. Это даже не рядом с мостом было. И даже не близко. Думаю, я просто хотел увидеть некоторых из них. Перед тем, как умру. Они всегда были такими классными. Собаки. Однако они все были бордер-терьерами. И все они бежали ко мне. Их было так много. И все они... ладно... все они остановились передо мной. Владельцы кричали. Люди... ну... вопили. Они выскальзывали из ошейников, которые становились слишком большими. Они... ну... освобождались от всего. Чтобы прийти ко мне. И они окружили меня. Они все были ею. Я понял это немедленно. Они все были ею. Один из них подошел ко мне и куснул меня за руку. Нежно. И вот тогда я упал в обморок. Потом...ну... я здесь.

Д-р Хайдок: Прекрасно. Большое Вам спасибо за сотрудничество. Есть еще что-то, что Вам нужно, перед тем, как мы закончим?

SCP-2420: Эмм... да. Только одно. Всего одну вещь.

Д-р Хайдок: Да?

SCP-2420: Это причиняет им боль? То, что она делает, причиняет им боль? Я слышал, что они перестают быть ею, когда меня тут нет. Они в порядке?

Д-р Хайдок: Да. Когда они не являются особями SC... я имею ввиду, когда они перестают быть Мэтти, в их превращении нет никакой боли. Без разницы: в нее или обратно. Ни одна из этих собак не проявляла каких-либо признаков, аномальных или нет, того, что она каким-то образом пострадала от Мэтти или Вашего эффекта.

SCP-2420: А вы? Вы не причиняете им боль?

Д-р Хайдок: Простите?

SCP-2420: Послушайте, я смотрел ET[2]. Я не тупой. Вы собираетесь вскрыть их. Вскрыть её, возможно. И я говорю вам. Пожалуйста, не надо. Пожалуйста, не причиняйте собакам боль из-за меня. Я вас умоляю.

Д-р Хайдок: Я... я посмотрю, что я смогу сделать, SCP-2420. Еще раз спасибо.

SCP-2420: Я её ещё увижу?

Д-р Хайдок: Время для посещений, конечно же, может быть организовано. Особенно в исследовательских целях.

SCP-2420: Спасибо. Я так по ней скучаю. Я даже не могу сказать ей, какой хорошей девочкой она была. Для... вы понимаете. Для волшебника.

[Оперативникам Фонда удалось обнаружить останки бывшего питомца SCP-2420 в том месте, где было им указано. Останки не являлись аномальными и находились на ожидаемой стадии разложения.]

[Конец протокола интервью]

Инцидент-2420-A: Во время очередной встречи между SCP-2420 и SCP-2420-1 последний был обнаружен вернувшимся к своему первоначальному облику, несмотря на присутствие первого. Последующие тесты с SCP-2420 и другими собаками показали, что действие аномалии SCP-2420, скорее всего, прекратилось. В настоящее время SCP-2420 позволено выполнять канцелярскую работу уровня 0 до тех пор, пока Комитет по этике не соберётся для принятия решения о последующих действиях по отношению к субъекту. Объект признан нейтрализованным.

+ Протокол интервью после Инцидента-2420-A

[Интервью было проведено сразу же после Инцидента-2420-A.]

Д-р Хайдок: Сегодня с Мэтти было что-то иначе, SCP-2420?

SCP-2420: Нет. Было всё как в любой другой день. Она пришла, немного покрутилась вокруг меня. Я взял её на небольшую прогулку, и мы просто сидели вместе. Всё как обычно. Просто слонялись. Но, не знаю, как-то странно было. Вы же это заметили, правда? Она выглядела старше. И пасть была белее. И морда. Боже, как долго я уже здесь, док? Лет шесть?

Д-р Хайдок: На самом деле десять.

SCP-2420: Иисусе. Ну... это долго, не так ли? Ну да, я замечал. Она становилась старше. Это немного странно, ведь на самом деле для неё это было не десять лет. Было же только... сколько, шесть часов в неделю за десять лет? Но какая разница, может быть, это было тяжело для неё. Может быть, время не так работает. Не знаю.

Д-р Хайдок: Верно. Мы заметили, что обычное течение времени неприменимо к большинству аномальных объектов, находящихся под нашей опекой.

SCP-2420: Вот видите? Ну... она была спокойной. И хорошенькой. Думаю, настало её время уйти. Знаете, время пришло. Что касается времени, она всегда знала, когда что-то приближалось. В общем, она спрыгнула с дивана. Знаете, это обычно причиняло ей боль в бёдрах, но она никогда даже не поморщилась бы. Она лизнула мне руку. А затем куснула её, глядя мне в глаза. И в этот момент я понял, что это последний раз, когда я вижу её. В этот момент я понял. Это было так тяжело для неё. Цепляться за всех этих других собак. Не знаю, как мы вообще это делали. Это было трудно, но она любила меня, я думаю.

Д-р Хайдок: А потом она исчезла?

SCP-2420: Она отпустила. И гавкнула мне. Один раз. Нетерпеливо. Так же, как однажды, когда она хотела поиграться, а я не обращал на неё внимания. Она оскалилась глупым оскалом. Язык болтался. А затем, это было как... Не знаю... Как вспышка. А затем она вдруг стала этим смущенным золотистым ретривером. Бедный малыш. Он не имел ни малейшего понятия, кто я такой. [SCP-2420 делает паузу, кашляет.] Что ж, теперь, я полагаю, вам... ну... больше нет смысла держать меня, верно? Высосете мои воспоминания и вернёте меня обратно в реальный мир?

Д-р Хайдок: Конечно, это возможно. А что бы Вы предпочли? Честно говоря, большинство людей, находящихся под нашей опекой, сделали бы всё, чтобы уйти от нас.

SCP-2420: Я не хочу уходить. Я не хочу уходить куда-то, где я забуду её. Я боюсь, что если я вернусь, то умру без неё. Я не буду помнить, какие странные вещи она делала, чтобы снова быть со мной. Что я совершил такое дикое дерьмо. Я боюсь снова остаться сам по себе. Я стар. Меня мучает то, что я опять пойду прямиком к тому мосту, а её в том собачьем парке уже не будет. Чёрт, если хотите, я буду чистить туалеты. Твою ж мать, десять лет. Как я работу получу? Десять лет. Иисусе.

Д-р Хайдок: Я доведу это до сведения Комитета по этике, но обещать ничего не могу. Но я хотела бы спросить Вас вот о чём: Вы чувствуете в себе какие-то значительные изменения, SCP-2420? Определённо, по нашим разговорах за несколько лет можно заметить прогресс с вашей стороны. Так как вы считаете, лекарства ли тому причиной, аномальный эффект, или это просто из-за того, что вам снова позволили видеться с собакой?

SCP-2420: Не знаю, док. Возможно, последнее? Не знаю. Я имею в виду, что вы хотите мне сказать, что моя собака каким-то образом вылечила мою депрессию?

Д-р Хайдок: Да, разумеется, именно этот вопрос я имела в виду.

SCP-2420: Конечно, она не вылечила меня. Просто приятно это чувствовать. Что кто-то так любит меня. Настолько, чтобы сделать то, что сделала она. Но она всего лишь собака. Она не волшебник.

[Конец протокола интервью]


  1. Отмечено, что SCP-3737 также обладает подобным свойством, поэтому было выдвинуто предположение, что эти два объекта могли быть как-то связаны друг с другом. ↩︎

  2. E.T. The Extra-Terrestrial (рус. "Инопланетянин") - фантастический фильм 1982 года. - прим. переводчика ↩︎