SCP-2664 - Отсечка
+22

Холоднейшая Война >> SCP-2664 - Отсечка

Объект №: SCP-2664

Класс объекта: Кетер Нейтрализован

Особые условия содержания: На сегодняшний день SCP-2664 относится к классу нейтрализованных объектов. Ведётся расследование актива Глобальной Оккультной Коалиции "Гай-Прайм".

+ ПРЕДЫДУЩАЯ РЕДАКЦИЯ ОСОБЫХ УСЛОВИЯ СОДЕРЖАНИЯ
- Утратила силу 25 декабря 2000 года

SCP-2664 содержится по месту первоначального обнаружения, в комплексе псионических исследований Отдела "П" ГРУ (SCP-2664-A) на Верхоянском хребте (Сибирь). Территория в радиусе 10 километров от комплекса (т.н. "горячая зона") закрыта для всех сотрудников Фонда, представляющих неодноразовую ценность. Территория в радиусе 50 километров от комплекса (т.н. "жёлтая зона") закрыта для посещения посторонними лицами под видом полигона испытания боеприпасов.

В пяти километрах от границы жёлтой зоны был оборудован лагерь для поселения сотрудников службы охраны, медперсонала и персонала одноразового применения. Один раз в неделю двум здоровым сотрудникам одноразового применения, находящимся в хорошей физической форме и прошедшим программу перепрофилирования Дзета-Обида выдаются по пять капсул орихальковой биодобавки (употребляется немедленно) и табельный комплект экипировки для холодной погоды, а также видеокамеры, системы отслеживания показателей жизнедеятельности и снегоходы. Сотрудники доставляются на границу жёлтой зоны и получают указание добраться до SCP-2664 и дать отчёт о состоянии объекта.

Если один из этих сотрудников погибнет на территории жёлтой зоны от мозговой травмы, которую нельзя списать на воздействие окружающей среды, следует немедленно объявить SCP-2664 не находящимся на содержании, ввести в действие протокол 148-Дзета и уведомить Совет Смотрителей о предстоящем сценарии конца света класса YK. Для посещения территории комплекса по любому другому поводу требуется непосредственное указание двух или более членов Совета Смотрителей.

Фонд договорился с правительствами стран мира о том, чтобы все спутниковые снимки SCP-2664-A были отретушированы или уничтожены.

Описание: SCP-2664 - характеристическое псионное оружие, разработанное Отделом "П" ГРУ (организация, занимавшаяся в СССР исследованием аномальных вопросов) в период с 1950 по 1961 год под названием "Проект "Отсечка". Согласно приказу Генерального Секретаря ЦК КПСС Иосифа Сталина, SCP-2664 должен был стать псионным сдерживающим средством для идеологической обработки населения планеты, чтобы немедленно заставить его следовать доктрине советского социализма. Однако, Отдел "П" втайне вёл разработку средства таким образом, чтобы оно подавляло и сводило на нет человеческую склонность к насилию.

Физически SCP-2664 представляло собой близнецов-тройняшек украинского происхождения, цефалоторакопагов[1]. В данном случае все близнецы смотрели в разном направлении, а их тела срастались воедино в области пупка. У них было три руки и шесть ног. Степень сращивания внутренних органов остаётся неизвестной.

С псионической точки зрения SCP-2664 представляло собой цельную сущность, разделённую умственно на три части, относящиеся каждая к своему телу и отвечающие за управление, воздействие и восприятие соответственно. Это позволяет объекту воспринимать окружающий мир и взаимодействовать с ним. SCP-2664 было способно левитировать себя и взаимодействовать на расстоянии с предметами, вес которых не превышает 100 килограмм. Тем не менее, псионные способности объекта в основном были направлены на воздействие на других одушевлённых и разумных существ.

В радиусе 100 метров 3 километров 5 километров от SCP-2664 все организмы, не имеющие защиты, подвергаются значительным изменениям в биохимии мозга и мутациям тканей, в особенности - в таламусе, префронтальной коре, миндалевидном теле, гиппокампе и перегородке между желудочками головного мозга. У существ, наделённых разумом, значительно меняется характер; в частности, выработка норадреналина и других гормонов, связанных с агрессией, уменьшается на 90%. Также происходит общее угнетение симпатической нервной системы. Это приводит к появлению отвращения к участию в актах насилия и наблюдению за таковыми, значительному уменьшению острой реакции на стресс и крайне негативному отношению ко всем видам оружия. У существ, не наделённых разумом (например, у мышей) быстро развивается губчатый энцефалит, а в тканях накапливаются токсичные соединения серы, что приводит к гибели этих существ в течение нескольких минут.

По степени умственного развития и мировосприятия SCP-2664 (в теории) соответствует ребёнку в возрасте от 6 до 10 лет. На состоянии психики объекта, вероятно, отрицательно сказались методики обучения и обработки, применённые Отделом "П" ГРУ[2].

SCP-2664-A - бывший комплекс псионных исследований Отдела "П" ГРУ, в котором и был создан SCP-2664. До того, как комплекс превратился в аномалию в ходе исследовательской миссии "Альфа", его конструкция была спроектирована таким образом, чтобы гасить все псионные эманации внутри комплекса на 99,5%. С этой целью в конструкцию комплекса входил электрум (в качестве изолятора), а план здания подразумевал максимальное отражение и рассеяние эманаций по строению.

Приложение 2664.1: Основная масса сведений об 2664, имеющихся у Фонда, была получена от бывшего научного сотрудника Отдела "П" ГРУ (псевдоним - Айсман), который руководил многими научно-исследовательскими проектами в Отделе, в т.ч. и разработкой SCP-2664. 25 декабря 1962 года Айсман переметнулся на сторону Фонда с помощью атташе в посольстве Великобритании в западном Берлине. При себе он имел несколько тысяч документов Отдела различной степени секретности, а также ультрамикроплёнку с фотоматериалами по ███ различным проектам и инициативам, в т.ч. и по SCP-2664. Во время закулисных переговоров о ликвидации паравооружений в 1963 году представители СССР официально отрицали как существование проекта и комплекса, так и наличие у СССР каких-либо сведений о нём. По этой причине Фонд неявно взял SCP-2664 вместе с комплексом под свой контроль.

+ Допрос Айсмана по проекту 'Отсечка'
- ДОПУСК 4 УРОВНЯ ПОДТВЕРЖДЁН

[НАЧАЛО РАСШИФРОВКИ]

Допрашивающий: Назовите, пожалуйста, для протокола своё имя и род занятий до настоящего времени.

Айсман: Меня зовут [УДАЛЕНО]. Я был руководителем проекта в отделе психотроники Главного Разведывательного Управления.

Допрашивающий: В чём состояла цель проекта "Отсечка"?

Айсман: Официально "Отсечку" поручил разрабатывать Сталин в 1950 году, он заказал сверхмощное психотронное оружие, которое делало бы людей верными идеалам марксизма-ленинизма. Но внутри Отдела...

Допрашивающий: Что внутри Отдела?

Айсман: Почти все сотрудники отдела психотроники прошли Вторую Мировую, в том числе и я. На той войне погибло больше двадцати миллионов наших сограждан - друзья, родные, близкие. Никому в Отделе, даже в руководстве, не хотелось так скоро снова браться за постройку оружия. Напротив, мы хотели избавить человечество от самой необходимости создавать и брать в руки оружие. Поэтому, по документам "Отсечка" была оружием для того, чтобы обращать людей в социалистов, верных советской идеологии, но мы втайне создавали её, чтобы делать из людей пацифистов. С полным соблюдением строжайшей секретности, конечно же. Если бы КГБ пронюхал хоть толику правды - весь отдел и всех, с кем кто-либо из нас говорил, либо расстреляли бы, либо сослали в лагеря.

Допрашивающий: Изложите процесс создания "Отсечки" в терминах, понятных обывателю.

Айсман: Процесс был... сложный. Пришлось брать двадцать лет исследований и выкладок по псионике и делать из них решаемую инженерную задачу. Основная теория заключалась в том, что псионные способности человека ограничены его телом - то есть у ребёнка может быть в тысячи раз больший псионный потенциал, чем у взрослого, но неразвитое тело ограничивает мощность, которую он способен развить, до уровня хорошо если одной десятой от взрослого. По нашей гипотезе, если подвергнуть способный разум значительной психологической травме, а потом вызвать мозговую смерть, то и разум, и сознание, и весь его псионный потенциал отделятся от тела в момент смерти. И тогда можно заточить этот разум в управляемый носитель.

Допрашивающий: И как вы провели этот процесс на практике?

Айсман: Сначала процесс обкатывали и доводили до ума на политзаключённых. Когда уверенно овладели методологией, мы начали поиск детей - они пластичнее, их легче обучать. В 1960 году мы сорвали банк - в мае КГБ привёз нам сросшихся тройняшек. Дети были жутко изуродованы, но способности у них были запредельные - как мы выяснили, они и в живых-то оставались почти исключительно благодаря своим псионным способностям. Ещё год мы измеряли и оценивали псионные способности тройняшек, а когда всё было готово... мы двое суток держали их на сверхдозе ЛСД, заставляли смотреть пропаганду, которую подготовили специально для этого, а потом убили током. Сознания тройняшек отъединились и мы смогли захватить их с помощью [УДАЛЕНО]. Чтобы не было неясности - я в этом не вижу поводов для гордости. Я так поступил потому, что верил, что их жертва изменит мир к лучшему.

Допрашивающий: Как именно вы заставляли "Отсечку" работать и управляли ей?

Айсман: [УДАЛЕНО]

Допрашивающий: "Отсечку" испытывали? Если да, то как?

Айсман: Пять раз. Первые четыре раза мы ставили её перед группой преступников, осуждённых за преступления против личности - с каждым разом группы были всё больше. Потом включали "Отсечку" и просили зэков напасть на тех, по чьей вине они якобы потеряли свободу. В четвёртый раз мы вывели "Отсечку" против всего контингента Норильлага. Пятьдесят тысяч самых злобных преступников, каких только видел мир. Мародёры, убийцы, насильники - все побросали заточки и с места не сдвинулись, даже когда мы открыли ворота лагеря настежь.

Допрашивающий: Норильлаг же закрыли в 1957 году?

Айсман: По документам - закрыли.

Допрашивающий: А в пятый раз на ком испытывали?

Айсман: На Хрущёве и Кеннеди. Хоть от Кубы до нашего Верхоянского хребта было десять тысяч километров, мы следили за тем, что там творится. Очевидно было, что ядерной войны не избежать и все наши труды пойдут прахом. Мы очень боялись за человечество. Сначала ударили "Отсечкой" по Москве, за четыре тысячи километров, потом - по Вашингтону, вдвое дальше. Мы понятия не имели, сработала она или нет. Главное было то, что войну удалось предотвратить.

Айсман усмехается.

Айсман: Может, мы срубили тот сук, на котором сидели.

Допрашивающий: О чём вы?

Айсман: Недели не прошло после того, как разрешился Кризис - Хрущёв приказал закрыть Отдел, а все его проекты либо уничтожить либо сдать на склад. Начальство было в ярости - выходило, что у них не было никакой политической силы. К нам пригнали нового экстрасенса и велели переделать "Отсечку" на более агрессивный режим. Если подумать, теперь понятно, что этого было не миновать. "Отсечкой" можно было влиять на целые армии - им и сражаться расхочется... и сопротивляться... и дышать. Сначала Кремль, потом Россия, потом...

Секундная пауза.

Айсман: Нам приказали сделать совмещение - наложить сознание "Отсечки" на нового заключённого, а потом снова его отделить. Это приумножило бы её силы и направило их на завоевание. Я подумал, что это омерзительный замысел, предательство тех идеалов, ради которых и мы, и дети так много отдали. Я решил переметнуться. Повезло, что у меня был почти полный допуск ко всем документам Отдела "П", и ещё что надо было на предновогоднюю неделю ехать в Берлин. Самые страшные несколько недель в моей жизни.

Допрашивающий: Вы провели это совмещение?

Айсман: Нет. Я уехал в Берлин в ту неделю, когда должна была состояться процедура. Потом сбежал и явился сюда.

Допрашивающий: Благодарю. На этом всё.

[КОНЕЦ РАСШИФРОВКИ]

Приложение 2664.2: Обследование SCP-2664

После проведения воздушной разведки Верхоянского хребта и подтверждения того, что комплекс псионических исследований существует, МОГ Лямбда-9 ("Сознание превыше материи") была направлена на обследование комплекса и уточнение статуса SCP-2664 и любых других аномалий, которые находились внутри.

+ Исследовательская экспедиция Альфа, часть I
- Скрыть часть I журнала экспедиции

Задачи экспедиции: Обследовать комплекс псионических исследований, определить состояние SCP-2664, а также выяснить, какие ещё аномалии и/или сотрудники Отдела "П" ГРУ присутствуют в комплексе. Для удобства чтения журнал экспедиции разбит на отдельные главы.

Назначенная оперативная группа: Мобильная оперативная группа "Сознание превыше материи" (8 оперативников)

Дополнительные сведения: Все оперативники группы проникновения имели экипировку антипсионной защиты по классу "Кетер"[3], в т.ч. шлемы с электрумовым защитным слоем и патроны с экспериментальными пулями с экспансивной полостью для причинения максимальной черепно-мозговой травмы. Наряду с этим оперативники L9-1 и L9-2 обладали псионными способностями разведывательного и наступательного характера. L9-1 был опытным агентом, на протяжении 11 лет возглавлявшим группу Лямбда-9, а L9-2 - новичком, взятым на замену прошлого L9-2 (тот погиб при восстановлении условий содержания SCP-████).

[НАЧАЛО ПРОТОКОЛА]

Лямбда-9 высаживается на Верхоянский хребет примерно в 2,5 километрах от комплекса псионических исследований. Точка высадки относительно ровная, однако местами покрыта льдом. В районе высадки постепенно набирает силу буран; по этой причине видимость ограничена.

L9-1: Проверка оборудования.

Все оперативники проверяют работоспособность своего оборудования.

L9-1: Метель поднимается, связь может пропасть. Штаб, как слышно?

Штаб: Слышу вас, Первый. Действуйте по плану. Можете покинуть точку, если условия окажутся слишком суровыми.

L9-1: Вас понял... Так, давайте вкратце пробежимся по плану. Мы вшестером осмотрим комплекс, вы двое остаётесь и поглядываете за вертушкой. Мы устроим обычное прочёсывание и зачистку, обо всех находках сообщим. Ясно?

Группа выражает согласие.

L9-1: Ладно. Значит, выдвигаемся.

Лямбда-9 движется в сторону комплекса. Происшествий по пути не происходит, но неподалёку от комплекса -1 и -2 испытывают внезапный приступ мигрени.

L9-1: Штаб, мы дошли до комплекса. Внешне совпадает с тем, что описал ваш источник - бетонный бункер, почти под самой крышей - окошки и воздуховоды. Вокруг здания вижу три сторожевые вышки... наверное, и четвёртая есть. Второй сейчас бегло ощупал окрестности ментальным сканированием. Ничего живого не почуял, наши средства противодействия наблюдению тоже ничего не ловят. Похоже, из людей за стенами комплекса есть только мы.

Штаб: Понял вас. Заходите в комплекс, но не теряйте бдительности.

L9-1: Есть. Ладно, Третий, вон дверь. Посмотри, сможешь ли справиться.

Предположительно, L9-3 осматривает входную дверь и открывает её. Оперативники входят по очереди, первым идёт L9-1.

В эту же секунду средства аудиовизуального наблюдения дают сбой, связь с группой проникновения теряется. L9-7 и L9-8 поддерживают радиоконтакт со Штабом. Спустя пять минут L9-7 подвергается псионному одержанию[4] со стороны L9-1. L9-1 пользуется L9-7 как нестандартным передатчиком, чтобы докладывать о состоянии дел внутри комплекса.

L9-7: Алло? Меня слышно? Восьмой? Ты там? Это Первый!

L9-8: Какого хера? Первый?

Штаб: L9-7? Вы слышите? L9-1, радиосигнал до вас не доходит - как вы можете общаться через Седьмого?

L9-7: Не уверен. Вся радиотехника передохла как только мы вошли внутрь, но мои со Вторым псионные способности как взбесились. Мы до сих пор ощущаем Седьмого и Восьмого, хотя я и не могу сказать, на каком они расстоянии... есть и что-то ещё. Что-то... другое. По-моему, оно нас подкачивает - именно так я и смог взяться за Седьмого. Не знаю, как это описать, но кажется... как будто что-то за нами наблюдает. Я счёл нужным выйти на вас и дать знать. С Седьмым всё должно быть в порядке; максимум, голова поболит.

Штаб: Первый, что видите?

L9-7: Мы стоим на двойной спирали. Она вертикальная. Как только мы вошли в дверь, мы оказались на ней, перпендикулярно двери. Как будто мы стоим на боку огромной разноцветной двойной спирали. Она оранжевая с зелёным, фиолетовым, красным, и...

L9-7 замолкает на секунду.

L9-7: И она просто... тянется вдаль, в пустое, громадное, белое пространство. Никакого горизонта не видно. Его вообще нет. Вдали есть кучка эдаких... шаров, они висят в воздухе. Тоже разноцветные, чёрные, красные, зелёные, синие, но понять не могу, далеко ли до них. Может статься, до них вообще рукой подать. Ни я, ни остальные не можем оценить расстояние. Спираль тянется и тянется, но не уменьшается. Просто... тянется бесконечно. Дверь висит в воздухе где-то... я бы сказал, метрах в трёх от нас. Относительно. Видно, что там на улице, видно снег. Четвёртый собирается до неё допрыгнуть.

После короткой паузы L9-7 вскрикивает.

L9-8: Сука!

L9-7: ЧЕТВЁРТЫЙ! Господи! Шестой, стоять! Твою мать, Шестой, ПЕ-РЕ-СТАНЬ! Ничего уже не поделаешь! Блин!

L9-7 делает глубокий вздох.

L9-7: Штаб? Четвёртый попробовал прыгнуть к двери, но как только он прыгнул, гравитация словно врубилась опять. Он не допрыгнул и сорвался вниз. В смысле, вниз вниз. Мимо спирали, вниз. Его больше не видно. Но я его ещё чую... он пока что падает. И вопит.

L9-7: Не знаю, Шестой! Твою мать, давай просто... пойдём дальше? Ладно? Ладно.

L9-8: Шестой?

L9-7: Да. Я обращался к группе... Мы решили, что делать. Пойдём вперёд и поищем другой выход. Может, догоним Четвёртого - я его ещё чую, он пока что падает и по-прежнему кричит.

В течение трёх часов L9-7 не отзывается на попытки контакта как со стороны Штаба, так и со стороны L9-8.

L9-7: Штаб? Мы кое-что нашли. Спираль ветвится чуток в сторону. Здесь есть дверь. Видно, что за ней... какая-то лаборатория. Туда можно пройти. Надеюсь, это выход.

L9-7: Чёрт, тупик. Мы опять в реальном мире... но дверь тут только одна и мы через неё вошли. А стены тут сколько, наверное, сантиметров пятнадцать толщиной? И Четвёртого больше не чувствую...

L9-7 несколько секунд молчит.

L9-7: Посмотрим на лабораторию, поищем что-нибудь, а потом пойдём обратно. Тут всё в пыли, кругом везде столы с научным оборудованием. Микроскопы, пробирки... блин, что-то в них болтается... на полках электрические детали битком... странно. Электричество до сих пор работает. Вижу вот... как это называется? Осциллограф. Включённый. Что тут, волна какая-то? Сплошной шум и дребезг. Похоже, отсюда уходили в спешке - чего?

L9-7: Господи. Штаб? Третий тут нашёл. В углу лаборатории - труп советского. Сидит в кресле перед ... осциллографом. Верхней части черепа просто нет. Мозги... растянулись. Как силиконовый герметик. Набиты в приборы тут. В микроскопе мозги, в осциллографе мозги, на стенах мозги. Ну, помимо этого он на вид обычный. Лет на тридцать. Признаков разложения не вижу. Но запылился.

L9-7: А, вот ещё. Штаб? На нём именной бэджик. Звать его... Альберт Брин.

L9-7: Пятый соскоблит немного Альбертовых мозгов со стены, будет образец. Мы решили отдохнуть тут несколько часов, потом пойдём обратно на спираль. Я пока разорву связь - в этом бардаке никаких сил не хватит её поддерживать. Передайте Седьмому "спасибо".

Штаб: Вас понял. Спокойной ночи.

[КОНЕЦ ПРОТОКОЛА]

L9-7 оседает на землю, но сразу же приходит в сознание и получает разъяснения от L9-8. Из-за ухудшения погодных условий L9-7 и -8 были вынуждены покинуть территорию на вертолёте. Штаб просит консультацию у отдела псионики; L9-7 и -8 рекомендуется попрактиковаться в различных техниках дыхания и медитации, которые должны помочь уменьшить нагрузку от псионной связи.

Вскоре после этого проводится повторный допрос Айсмана, но агент оказывается неспособен прояснить ситуацию с феноменами внутри комплекса.

+ Исследовательская экспедиция Альфа, часть II
- Скрыть часть II журнала экспедиции

Задачи экспедиции: Обследовать комплекс псионических исследований, определить состояние SCP-2664, а также выяснить, какие ещё аномалии и/или сотрудники отдела "П" ГРУ присутствуют в комплексе. Для удобства чтения журнал экспедиции разбит на отдельные главы.

Назначенная оперативная группа: Мобильная оперативная группа "Сознание превыше материи" (8 оперативников)

[НАЧАЛО ПРОТОКОЛА]

На следующее утро буран стихает и погода проясняется. L9-8 сразу же возвращает вертолёт в исходную точку высадки, после чего L9-7 опять испытывает псионное одержание (вышеупомянутые техники дыхания и медитации значительно облегчают для него этот процесс).

L9-7: Восьмой? Ты тут?

L9-8: Первый, ты, что ли?

L9-7: Охре.... нет, эм, я Второй! Народ! Проснитесь! Эй! Они наконец-то вышли на связь. Штаб? Мы с Первым уже несколько часов пытаемся до вас достучатся. Что у вас там, блин, произошло?

L9-8: Простите. Буран был совсем лютый, пришлось выметаться.

L9-7: Ясно. Мы-то думали, что-то с вами случилось. Парни, Седьмой с Восьмым в порядке. Ночью был сильный буран, им пришлось уйти с точки высадки. В следующий раз предупреждайте, ладно?

L9-8: Хе, предупредим.

L9-7: ... Ладно. Мы пойдём дальше по спирали. Первый? Веди.

Следующие три минуты L9-7 молчит.

L9-7: Господи. Да, я чую. Четвёртый опять орёт. До сих пор летит. Доносится справа.

Следующие два часа L9-7 молчит.

L9-7: Погоди. Первый, ты чувствуешь? Как будто он идёт с... Все видели, а? Какого хрена...

L9-7: Штаб? Тут... Четвёртый мимо пролетел с воплями. По левую сторону.

L9-7: Мы, ну, дальше пойдём. Попробуем его поймать, если... снова будет поблизости.

Штаб: Вас поняли.

Следующие пятнадцать минут L9-7 молчит.

L9-7: Нашли ещё дверь. Похоже, опять лаборатория. Я с Третьим и Шестым пойду её проверю. Остальные останутся тут, на случай если Четвёртый опять объявится.

Штаб: Вас поняли.

L9-7: Это, Штаб? Вы не говорили с тем... шпионом-коммунякой, который нам про это место рассказал? Пока творился весь тот бардак с Четвёртым, я даже не задумывался ни о чём таком, но... Такого я не ожидал. Что за чертовщина тут происходит?

Штаб: Говорили. Он утверждал, что не имеет никаких сведений о состоянии комплекса на сегодняшний день, даже когда мы перешли к интенсивным методикам.

L9-7: Вот как... Ага, говорят, что не в курсе. Пошли.

L9-7: Ладно. Штаб, вы там? Лаба очень похожа на прошлую. Куча хлама, странные машинки, но тут нет ничего, разве что пыль да...

L9-8: Второй?

L9-7: Боже мой.

L9-8: Второй! Что у вас происходит?

L9-7: Восьмой? В лабе трупы лежат. Восемь тел.

L9-8: И что? Что с ними не так?

L9-7: Это мы там лежим. Наши, сука, трупы. Ты, я, Первый, Четвёртый... все ввосьмером. И в белых халатах. Как будто стояли посередине, а потом разом все гробанулись.

L9-8: Господи.

L9-7: Третий берёт образцы. Знал бы я, что с таким дерьмом буду иметь дело - не ушёл бы, наверное, из отдела предсказаний.

L9-8: Ничего, ты справишься.

L9-7: Выйду-ка назад на ул... выйду за дверь.

Следующие несколько минут L9-7 молчит.

L9-7: Восьмой? Штаб? Мы пойдём дальше. В смысле, вдоль спирали.

Штаб: Вас поняли.

Следующие два часа L9-7 молчит.

L9-7: ...можете туда лезть. Я в эту дрянь больше ни ногой.

L9-8: Второй? Как слышно?

L9-7: А! Восьмой? Вы меня слышали?

L9-8: Только что начал. Что у вас происходит?

L9-7: Ну, нашли ещё дверь. Первый с Третьим собираются разведать, что за ней. Мы с остальными побудем тут и подождём Четвёртого.

L9-8: Хорошо.

Следующие двадцать минут L9-7 молчит.

L9-7: Ох блин. Народ? Чую Четвёртого. Готовьтесь. Летит на нас... справа? Нет, слева... нет... Прямо на нас летит? Какого?

L9-7: Стоп. Я слышу, как он орёт, но кажется, что почти... притворяется. Слишком наигранно. Группа? Оружие к бою. Что-то не так.

L9-7: Вот он летит, вижу его. Точно падает прямо на нас.... ага, тоже вижу. Штаб? С Четвёртым что-то не так. Он как будто... раскинул руки-ноги в стороны. И он что, голый?

L9-7: Его крик. Он не становится громче. Он делается безжизненным.

L9-7 валится наземь и не реагирует на попытки L9-8 привести его в сознание.

+ Исследовательская экспедиция Альфа, часть III
- Скрыть часть III журнала экспедиции

Задачи экспедиции: Обследовать комплекс псионических исследований, определить состояние SCP-2664, а также выяснить, какие ещё аномалии и/или сотрудники отдела "П" ГРУ присутствуют в комплексе. Для удобства чтения журнал экспедиции разбит на отдельные главы.

Назначенная оперативная группа: Мобильная оперативная группа "Сознание превыше материи" (8 оперативников)

[НАЧАЛО ПРОТОКОЛА]

L9-7 в течение нескольких минут лежит без сознания, затем внезапно приходит в себя.

L9-7: ...когда отсюда выберемся.

L9-8: Чего?

L9-7: Говорю, радоваться буду, когда отсюда выберемся. Короче, парни, ничего тут нет; немного ещё русских, у которых все мозги наружу...

L9-8: Второй? Это ты? Что случилось? Где Четвёртый?

L9-7: Восьмой? Ты, что ли? Я Третий. Эм... Первый? Я тут... Я говорю с Восьмым.

L9-8: ...Третий? Каким образом ты говорить можешь? Штаб?

Штаб: Третий? Можете подтвердить, что это именно вы?

L9-7: [МЕМЕТИЧЕСКИЙ ПАРОЛЬ УДАЛЁН]

L9-8: Ладно. Это точно ты... Но каким образом я тебя слышу?

L9-7: Я не знаю. Ты первым начал говорить.

L9-8: Но... первым-то начал говорить ты. Сам сказал "рад буду, когда отсюда уйду" или как-то так.

L9-7: Может, в меня впитывается псионическая энергия этого места? Первый, как думаешь?

L9-7: Ох, чёрт. Восьмой? Второго, Пятого и Шестого нет. Первый их вообще никак не чует.

L9-8: Господи. Последнее, что слышал от Второго - это как они заметили Четвёртого, но что-то с ним было не так. Потом Седьмой взял и завалился.

L9-7: Херово. Первый? Восьмой говорит, что остальные, перед тем, как исчезнуть, видели Четвёртого. Что нам теперь делать, как думаешь?

L9-7: Да, но если пережидать здесь, как знать, что будет? Может и сами исчезнем. Как по мне, надо двигаться. Должен же быть в одной из тех лабораторий выход наружу.

L9-7: Восьмой? Штаб? Мы с Первым пойдём дальше. Может, попробуем отыскать 2664.

Штаб: Вас поняли. Двигайтесь дальше. Удачи вам.

L9-8: Седьмой? Передай первому, что как вернёмся - я проставлюсь.

L9-7: Первый? Восьмой говорит, проставится.

L9-7: Ха. Вот это по-нашему. Ладно, нечего рассиживаться.

Следующие несколько часов L9-7 молчит, изредка заводя разговор и обмениваясь шутками с -8.

L9-7: Слушай. Мне кажется или вокруг темнеет?

L9-7: Не знаю, но мне точно кажется... Глянь-ка! Действительно, всё серое стало. Штаб?

Штаб: Слышим вас.

L9-7: А. Даже спираль и те шары в небе тоже стали какие-то выцветшие.

L9-7: Не нравится мне это. Ощущение тяжёлое такое, густое.

L9-7: Теперь начало темнеть. И голова заболела. Блин... пахнет жареным мясом. Человечиной.

L9-7: Небо совсем почернело. Шары так и болтаются в воздухе, как тыквы на Хэллоуин. Первый? Ты тут?

L9-7: ...Тоже чую. Господи. Как будто в концлагере. Штаб? Первый говорит, что до него доносится много, ну, отзвуков смерти. Как будто много людей умирают одновременно. Голова раскалывается.

L9-7: Стоп, ты это видел?

L9-7: Не померещилось же... вон, смотри! Один из тех шаров погас.

L9-7: Штаб? Шары все гаснут.

Штаб: Мы слышали. Вы всё это время говорили через Седьмого.

L9-7: А. Палёным разит всё сильнее. Жаль, нет... какого? Штаб? Всё... кафелем покрылось. Как будто мы у какого-нибудь врача в огромном кабинете.

L9-7: Боже мой.

L9-7: Штаб? Это... Это наша группа. Они парят в воздухе. Летят в нашу сторону.

L9-7 переходит на русский язык.

L9-7: <Молодцы, девочки. Сядьте вон там. У вас очень хорошо получается. Мы скоренько. Потерпите чуток. Вы у нас такие хорошие. Мы вам дадим столько игрушек!>

L9-7: <Основные жизненные показатели? Пульс ровный, 95. Давление 101 на 63. Температура тела - 37,2. Готовы начинать отъединение. Отлично. Начинаем отъединение.>

L9-7: <Не беспокойтесь, больно не будет. Вам ведь нравится кино? Давайте посмотрим кино. Вот вам карамельки и сок.>

В этот момент L9-8 подвергается псионному одержанию со стороны L9-1.

L9-8: Штаб! Это Первый! Группа поглотила Третьего! Он к ним воспарил, а потом у него мозг вырвался из черепа. У всех мозги вырвались черепов, и потом... слились в одну кучку, как каша.

L9-8: Я убежал. Но я ещё чувствую это. Понятно, что происходит. Это присутствие, когда мне казалось, что за нами кто-то наблюдает? Это 2664.

L9-7: <Вы у нас молодцы. Вы у нас такие молодцы. Нам надо, чтобы вы были мирные. Вы терпеть не можете драться. Это гадко. Вам не хочется драться. Так легко не быть гадкими. Так приятно не быть гадкими. И вы молодцы, что вы не гадкие.>

L9-8: Всё это место - весь комплекс, пространство это, спирали, даже группа - это всё часть разума этой штуки. Всё это время мы находились внутри её разума. Она поглотила всё. Она повсюду вокруг меня. Играется со мной.

L9-7: <Перестаньте. Не упирайтесь. Упираться - плохо. Если будете упираться, вас накажут. Подайте напряжение. Начните с 500 вольт, раз в минуту повышайте.>

L9-8: Оно пытается меня вскрыть. Как остальных вскрыло. Но я могу заглянуть в него. Оно учится у нас. Знает всё обо мне. Об отряде. О Фонде.

L9-7: <Повысьте до трёх киловольт.>

L9-8: Они меня почти достали. Дело в объединении. Учёные - те мрази, которые это создали. Прежде чем умереть, оно узнало, что они хотят, чтобы оно соединилось. Оно хочет сделать нас частью себя. Не возвращайтесь сюда.

L9-8: Оно весь мир хочет сделать частью себя.
[КОНЕЦ ПРОТОКОЛА]

Сразу после этой реплики связь с L9-7 и L9-8 была потеряна, а все сотрудники отдела псионики испытали навязчивое желание посетить Верхоянский хребет в Сибири - по словам некоторых из них, до этого момента они вообще не знали о существовании Верхоянского хребта. В тот же момент видеоряд со спутника наблюдения показал, что комплекс псионических исследований внезапно исчез, а вместо него появилась полупрозрачная разноцветная полусфера диаметром около 5 километров, центр которой находился на месте расположения комплекса.

Последующие попытки исследований приводили к быстрому росту полусферы и потере всего задействованного личного состава. На основе последних сообщений Лямбда-9 и имеющейся документации по SCP-2664, отдел псионики разработал действующие условия содержания: отправку заторможенных в псионическом плане сотрудников и пси-поглощающих материалов в аномалию для сдерживания её роста. На данный момент скорость роста полусферы составляет 1,5% в месяц.

Приложение 2664.3: Нейтрализация

25 декабря 2000 года, в 13:00 отдел псионики засёк неожиданно мощное пси-излучение со стороны SCP-2664, что привело к прекращению деятельности мозга всех людей в радиусе 200 километров. В то же время спутниковая запись зафиксировала аномально быстрый рост SCP-2664-A. Все попытки остановить рост аномалии не дали результатов, Совет О5 был уведомлен о предстоящем сценарии конца света класса YK.

26 декабря 2000 года спутники наблюдения Фонда зафиксировали, как спутник Глобальной Оккультной Коалиции выстрелил по SCP-2664-A зарядом сферической формы. В течение следующих тринадцати минут SCP-2664-A интенсивно испускала излучение. В 17:13 SCP-2664-A спонтанно дематериализовалась, на месте событий остался только сферический заряд. Затем он неизвестным образом поднялся в воздух и улетел в неизвестном направлении.

После этих событий на месте, где располагался комплекс, больше не фиксировалось излучения или псионной энергии. Экспедиции на территорию проходили без происшествий. 01 января 2001 года SCP-2664 был признан нейтрализованным.

Согласно предварительным докладам о характеристиках снаряда, применённого ГОК, он является характеристическим оружием на демонической основе и проходит по внутренней документации ГОК под кодовым названием "Гай-Прайм". Ведётся расследование.


  1. Крайне редкий случай сросшихся близнецов, когда срастание происходит в области головы и груди. ↩︎

  2. В программу, помимо прочего, входила электрошоковая терапия, попытки гипноза и обработка большим количеством советской пропаганды. ↩︎

  3. Защитные средства, устойчивые к воздействию всех известных на сегодняшний день псионных аномалий класса "Кетер" ↩︎

  4. Действие, при котором человек с псионными способностями управляет телом другого человека и произносит слова его ртом ↩︎