SCP-2817 - Ковровый Король, выступающий на суде в роли обвинителя для самого себя
0

Объект №: SCP-2817

Класс объекта: Евклид

Особые условия содержания: С SCP-2817-1 положено обращаться как с обычным сотрудником класса D и привлекать его к проведению экспериментов с объектами класса «Безопасный», не обладающими вредоносными свойствами, в промежутках между проведениями Процедуры-453-Пальмира. В конце каждого месяца SCP-2817-1 должен проследовать в сопровождении вооружённого охранника в восточную часть Корпуса №3 для проведения Процедуры-453-Пальмира. В это время в соответствии с протоколами SCP-2817-1 должен рассматриваться как полноценный SCP-объект. SCP-2817-1 необходимо еженедельно проходить психологическую экспертизу в связи с его посттравматическим стрессовым расстройством, а точнее с одной из его форм, известной как «стокгольмский синдром»

SCP-2817-2 содержится с помощью Процедуры-453-Пальмира, более совершенной версии SCP-2817, разработанной Фондом, которую проводит SCP-2817-1. Охранникам и прочим сотрудникам запрещено вмешиваться в ход Процедуры-453-Пальмира. После её завершения SCP-2817-1 нужно допросить, провести с ним психологическую консультацию, а затем проводить обратно в общежитие сотрудников класса D.

В настоящее время ведутся попытки найти и захватить SCP-2817-2 между проведениями Процедуры-453-Пальмира. Данные, полученные с помощью SCP-2817, предполагают, что SCP-2817-2 может обитать в межзвёздном пространстве, поэтому пока принято считать, что он не содержится.

Описание: SCP-2817 – это сложный ритуал, созданный и проводимый SCP-2817-1 и SCP-2817-2.

SCP-2817-1 – это Уильям Саймон Хигли, мужчина-метис. SCP-2817-1 был осуждён пожизненно за участие в двойном убийстве вместе со своим братом, Томасом Майклом Хигли (ныне покойным). В ████ году SCP-2817-1 и его брат были приняты на работу в Фонд в качестве сотрудников класса D под номерами D-77810 и D-113, соответственно. Согласно информации, предоставленной SCP-2817-1, до того, как они начали работать в Организации, D-113 принимал участие в SCP-2817 в течение ██ лет. Незадолго до смерти D-113 SCP-2817-1 внёс изменения в ежемесячное проведение SCP-2817. SCP-2817-1 эмоционально привязан к SCP-2817-2 до такой степени, что они, похоже, способны понимать психологическое состояние друг друга посредством невербальных способов коммуникации.

SCP-2817-2 – это гуманоидное существо ростом 3 м, полностью лишённое волос на теле. Его лицо имеет светло-фиолетовый цвет и испускает слабое розоватое свечение. Оно одето в изукрашенные одеяния, носит на голове корону, а в руке держит предмет, похожий на скипетр, грубо изготовленный из судейского деревянного молоточка и фрагментов костей. Существо также обладает способностью исчезать и появляться по собственному желанию, которую оно демонстрирует при проведении SCP-2817. SCP-2817-1 называет SCP-2817-2 «Ковровым Королём», который принимает участие в SCP-2817, чтобы "сознаться в своих грехах и выслушать окончательный вердикт". SCP-2817-1 описывает характер SCP-2817-2 как боязливый, замкнутый и «щепетильный»; кроме того, существо демонстрирует враждебность по отношению к охранникам, наблюдающим за ходом SCP-2817. Вследствие этого имеющиеся эмпирические данные о природе SCP-2817-2 крайне скудны, и большая часть информации была получена от SCP-2817-1.

По словам SCP-2817-1, SCP-2817 является примитивным методом содержания SCP-2817-2. Перед началом SCP-2817 SCP-2817-1 надевает монашескую рясу, берёт топор[1] и отправляется в место встречи, которое SCP-2817-2 заранее указывает ему неизвестным методом. SCP-2817-2 появляется и встаёт перед SCP-2817-1 на колени. Оно произносит краткую речь на неопознанном языке, и SCP-2817-1 возлагает свои руки существу на плечи в ритуалистической манере. После этого SCP-2817-2 склоняет голову, и SCP-2817-1 отрубает её. Труп исчезает через некоторое время. Спустя месяц SCP-2817-2 материализуется вновь, живое и невредимое, и ритуал повторяется. После завершения ритуала SCP-2817-1 обычно говорит сотрудникам Фонда, что SCP-2817-2 сознаётся в проведении политики геноцида или разжигании войны в космических масштабах.
SCP-2817 является своего рода наказанием, которое SCP-2817-2 выбрало для самого себя, чтобы воздерживаться от проведения вышеуказанных противоправных действий. Эффективность данной меры пока что не определена.

+ Приложение-2817-A
- Доступ разрешён

Опрашиваемый: SCP-2817-1

Опрашивающая: Д-р Тамара Геффен

<Начало записи, █.██.█>

Д-р Геффен: Расскажите мне о том, как Вы в первый раз встретились с SCP-2817-2.

SCP-2817-1: Мы были ещё мелкими пацанами. Вроде нам было то ли пять, то ли шесть лет. Мы с Томом в то время были не разлей вода, всегда держались вместе. Мы тогда спали в одной комнате, я её очень хорошо помню, нашу спальню. Родители поставили для нас высокую двухъярусную кровать. Я всегда спал на верхней койке, а Том на нижней, и я помню, что несколько ночей подряд он просыпался и кричал, что видит «длинноногого дядьку», стоящего у кровати.

Д-р Геффен: Длинноногого?

SCP-2817-1: (кивает) Он первый познакомился с этим чудиком, а я только где-то через месяц. Но до этого Том мне показывал свои рисунки.

Д-р Геффен: У Вашего брата была более сильная связь с существом?

SCP-2817-1: Не совсем. Он являлся нам обоим. Мы прозвали его Ковровым Королём, потому что он всегда таскал с собой скипетр из костей, а ещё цвет его лица напоминал нам ковёр в нашей комнате. Через какое-то время мы перестали его бояться, потому что в нём не было ничего злобного или угрожающего жизни, он выглядел таким печальным и одиноким. Он был нашим дружелюбным монстром.

Д-р Геффен: Как вы узнали, что ему от вас что-то нужно?

SCP-2817-1: Он никогда с нами не разговаривал, но мы понимали, что ему от нас требуется и почему. Я правда не могу объяснить. Я помню, что он дал нам топор и рясы, при этом был весьма настойчивым, как будто у нас не было другого варианта, кроме как принять их и возрадоваться. И вроде бы тогда он улыбнулся, единственный раз за всё то время, что я его помню.

Д-р Геффен: То есть Вы всегда подсознательно чувствовали, что SCP-2817-2 не навредит Вам?

SCP-2817-1: Абсолютно. Он был всего лишь монстром, который выходил из шкафа каждый месяц только для того, чтобы умереть. Он научил нас, как проводить ритуал и зачем это надо, но тогда мы ничего не понимали, хотя похоже, что у него словно камень с души свалился. Думаю, у него были причины нам доверять.

Д-р Геффен: Какой была в детстве Ваша реакция на его личностные особенности?

SCP-2817-1: Ну… эээ. Как бы сказать. Это прозвучит странно, но я втянулся в это дело. Понимаете? Нет, не подумайте ничего нехорошего, но мне было его жалко. Я не могу сказать о нём ничего плохого, и я не вру. Ну да, он любил вырезать подчистую целые народы, но кто из нас не без греха? По крайней мере, он всегда говорил, что не будет нападать на Землю, вроде как. Не знаю. Для меня важно, чтобы люди вокруг меня были счастливы, вот и всё. А нас с братом с детства учили, что если хочешь сделать человека счастливым – сделай то, что он от тебя попросит. Хочу сказать, что этот мужик сам себя наказывает. Разве это не доказательство того, что он хочет исправиться?

Д-р Геффен: Но ситуация остаётся неизменной. Он по-прежнему к Вам приходит. Почему?

SCP-2817-1: Если кто-то хочет изменить свою жизнь, Вы должны помочь этому человеку. Вы должны полюбить его и подбодрить. А любовь, получаемая воспитателем в ответ, является особенной, уж поверьте мне.

Д-р Геффен: То есть Вы считаете себя «воспитателем» SCP-2817-2? Или судьёй?

SCP-2817-1: (SCP-2817-1 поёживается) Честно говоря, для меня уже нет разницы. Забота проявляется в виде наказания. В независимости от того, наказываете Вы или наказывают Вас. Но тогда Вы хотя бы будете понимать, что находитесь под присмотром. И Вы будете стараться из всех сил, чтобы заслужить любовь. Потому что пока что Вы её недостойны.

Д-р Геффен: Как Вы думаете, является ли SCP-2817-2 хорошим?

SCP-2817-1: (SCP-2817-1 снова поёживается) Я никогда и ни за что его не предам. Таков его путь, он сам себе подписал судебный приговор. Я не могу испытывать к нему никаких других чувств, кроме любви. (SCP-2817-1 смеётся.) Может быть, дело во мне, я не знаю. Может быть, монстры – это моё слабое место. (SCP-2817-1 улыбается.)
<Конец записи>

+ Приложение-2817-B
- Доступ разрешён

Опрашиваемый: SCP-2817-1

Опрашивающая: Д-р Тамара Геффен

<Начало записи, █.██.█>

Д-р Геффен: Почему Вы с братом совершили двойное убийство?

SCP-2817-1: Это было последнее, что он от нас потребовал после долгой череды запросов. Когда мы с Томом подросли, и нам исполнилось двенадцать, он начал просить, чтобы мы предоставляли ему «улики». Он стал давать нам простые задания для доказания своей виновности. Примерно в это время он стал вести себя… не знаю, как сказать… более тревожно, что ли. Вначале это были лёгкие поручения: найти сосновую шишку, украсть кусок жевательной резинки, прочитать толстую книгу по истории Древнего Рима от корки до корки. Совершенно не связанные между собой вещи. Но благодаря этому он стал относиться к своим ежемесячным экзекуциям более спокойно.

Д-р Геффен: Позвольте предположить, со временем его поручения становились всё более и более сложными?

SCP-2817-1: Думаю, Вы недалеки от истины. Когда он попросил нас убить двух человек максимально жестоким способом и сесть за это в тюрьму, я думал, что он готов разнести в щепки нашу квартиру в приступе ненависти к самому себе.

Д-р Геффен: Повлияла ли на Вас позже как-нибудь суть этого преступления? У Вас зародились какие-нибудь сомнения?

SCP-2817-1: Я уже это говорил и скажу ещё раз – забота проявляется в виде наказания.

Д-р Геффен: Что привело Вас к такому умозаключению?

SCP-2817-1: Понимаете, когда он заходил слишком далеко, мы возмущались. Ну, то есть, представьте нас, как мы возмущаемся. (SCP-2817-1 ехидно ухмыляется.) И сейчас я думаю – как же глупо было тогда протестовать против его заданий. Ну так вот, он нас за это колотил. Часто к нам приходили гости и они видели наши синяки. А Том, знаете ли, однажды попал из-за этого в больницу. Когда медсёстры глянули на его лицо, всё в чёрных и фиолетовых пятнах, то подумали, что он ввязался в драку. Да и вообще, кто знает, о чём люди думают.

Д-р Геффен: Из-за жестокого с Вами обращения Вы прекратили препираться или это только усилило Ваше недовольство?

SCP-2817-1: Ну, мне как-то уже и не хотелось идти против него. Понимаете, когда он меня избивал, я чувствовал, что где-то внутри моей головы некая великая сила что-то гоняет пинками. Я ощущал себя таким неблагодарным. Настолько неблагодарным и виноватым, что это терзало мою душу. В течение двух следующих месяцев незадолго до его явления я видел сон, в котором он приходит раньше, чем обычно, выводит меня в зал и творит со мной всякие непотребства. Невообразимые вещи с моими душой и телом. Но самое смешное в том, что чем страшнее был сон, чем яростнее он надо мной измывался, тем более спокойно я себя чувствовал. Я воспринимал это совершенно мирно. Я больше не чувствовал желания закричать, потому что это всё равно было бесполезно. Я чувствовал, что это правильно, понимаете? Это естественный порядок вещей, и это правильно. Я знал, что обо мне заботятся, и меня направляют. И это было хорошо. Вот отсюда и родились мои жизненные убеждения, и поэтому мы с Томом с радостью набросились на тех людей. Он говорил мне, что тоже видел похожие сны.

Д-р Геффен: Задумывались ли Вы когда-нибудь о том, как повлияло тюремное заключение на Вашу жизнь и семью?

SCP-2817-1: (Делает паузу на несколько секунд.) Нет. Никогда такого не было. Для мня было важно, что он испытывает радость, когда умирает каждый месяц. Когда он сознаётся и раскаивается в своих грехах. Дело в том, что я несу за него ответственность. За каждого из нас. Он должен раскаиваться в том, что делает, и ему нужен кто-то, кто не сможет или не будет его осуждать. Дружеское плечо. Каждый из нас нуждается в дружеском плече больше, чем мы думаем.

Д-р Геффен: Как Вы проводили ритуал в тюрьме? Или здесь, до того, как процедуре присвоили официальный статус?

SCP-2817-1: Поле смерти Тома он стал таким тихим. Перестал вести себя беспокойно. Приходит уже не так часто. Думаю, теперь он куда счастливее, чем раньше.

Д-р Геффен: SCP-2817-1?

SCP-2817-1: Когда Ковровый Король счастлив, я тоже счастлив. Сейчас я счастлив, а это значит, что и он тоже доволен.

Д-р Геффен: SCP-2817-1, отвечайте, пожалуйста, на мой вопрос.

SCP-2817-1: (долгая пауза) Без его любви мы были никем. И остаёмся никем. Пустым местом. Так и живём. (SCP-2817-1 замолкает.)

<Конец записи>


  1. SCP-2817-1 заявляет, что эти вещи он и D-113 получили ещё при первой встрече с SCP-2817-2, и что они материализуются только когда существо желает, чтобы над ним "свершили суд". ↩︎