SCP-740 - Фотография "Гинденбурга"
+21

Оригинальная фотография Гинденбургской катастрофы
Оригинальная фотография Гинденбургской катастрофы

Объект №: SCP-740

Класс объекта: Безопасный

Особые условия содержания: Хранение SCP-740 в конверте в обычной сейфовой ячейке полностью соответствует требованиям безопасности. При проведении исследований SCP-740 научным сотрудникам обязательно носить перчатки.

Описание: SCP-740 - немного испачканная цветная фотокарточка Polaroid, на которой изображён случившийся 06 мая 1937 года взрыв дирижабля LZ 129 "Гинденбург" на воздухоплавательной базе ВМС США в Лейкхёрсте, Нью-Джерси. Установлено, что фотография не является подделкой и была сделана на месте катастрофы.

Аномальные свойства SCP-740 проявляются при контакте с кожей того, кто рассматривает объект. Субъект, держащий карточку в руках, будет слышать звуки взрывов и крики людей. По словам субъектов, отвести глаза от фотографии, находясь под её воздействием, непросто. Неспособность выпустить карточку из руки действует на психику держащего угнетающе; по мере развития действия SCP-740 многие субъекты испытывали нервный срыв.

Через одну минуту после того, как субъект взял карточку в руки и начал смотреть на неё, температура его тела повышается, а сам субъект ощущает тепло. Чем дольше субъект смотрит на фотографию, тем сильнее повышается температура этого тепла, и тем громче становятся слуховые галлюцинации. Прерывание контакта глаз с карточкой останавливает повышение температуры до тех пор, пока контакт не будет установлен повторно, а прекращение физического контакта с карточкой "сбрасывает" её эффект, и при повторном взятии карточки в руки процесс начнётся заново.

За промежуток времени от двух до четырёх минут с момента взятия карточки субъект начинает дымиться, и вскоре после этого возгорается. Время, необходимое для возгорания, прямо пропорционально размерам и массе субъекта. В огне сгорает до девяноста процентов массы тела субъекта. Возгорание во всех случаях приводило к летальному исходу. При этом SCP-740 также сгорает в огне, но за промежуток времени от пяти до восемнадцати часов полностью восстанавливается.

Информация об обнаружении объекта приведена в протоколе опроса 740-01.

+ Протокол опроса 740-01
- Протокол опроса 740-01

Опрашиваемый: Агент М█████
Опрос ведёт: Д-р Э████

Предисловие: Стандартный опрос, проводимый в течение 48 часов после поимки объекта. Агент М█████ уже █ лет находится на службе Фонда и за это время организовал добычу █ объектов. Это была шестая на счету агента миссия по добыче объекта, в которой он возглавлял группу поимки.

<Начало протокола>

Д-р Э████: Расскажите, пожалуйста, своими словами, что случилось на задании по добыче объекта.

Агент М█████: Меня отправили за фоткой - за объектом - в дом некоего мистера А█████ Ф█████████. Мы на неё обратили внимание, когда мистер Ф█████████ пытался продать её с аукциона, но не сумел, и мы три недели за ней следили.

Д-р Э████: А почему он её не продал?
Агент М█████: Ведущий аукциона внезапно загорелся. Ну, конечно, официальная причина смерти - отравление угарным газом, но на самом деле всё было так.

Д-р Э████: Понятно. Прошу вас, продолжайте.

Агент М█████: В общем так, когда мистер Ф█████████ добыл свою карточку обратно, он стал приводить людей, чтобы снова её продать. К тому времени, когда к нему в гости наведался я, он её уже был готов чуть ли не даром отдать.

Д-р Э████: И никто не брал?

Агент М█████: Сейчас расскажу, что случилось, тогда поймёте, почему. [Агент М█████ вздыхает и выдерживает паузу в 3 с половиной секунды.] Я получил добро выезжать для покупки объекта и взял группу на место. Считалось, что риск будет минимальным, так что они не показывались ему на глаза, остались на проезжей части, а я постучался ему в дверь в... было примерно час дня, ██ марта 19██. Дом у него был знатный, огромная усадьба в стиле Новой Англии. Он меня пригласил, усадил в кресло, предложил бренди. Я отказался. Он был старый весь, тощий и морщинистый, но очень живой. Постоянно жестикулировал.

Д-р Э████: И как произошёл инцидент?

Агент М█████: [Шумно втягивает воздух.] Ага. Ну мы болтали ни о чём минут примерно десять, потом я спросил про фотографию, а он словно бы забыл, зачем я пришёл. Он ушёл, потом вернулся, принёс карточку в конверте и отдал мне. Он как-то медлил, и смотрел на меня странно, словно пытался заглянуть мне в голову. Я открыл конверт, достал её - полароидная фотография катастрофы Гинденбурга. Я, естественно, сначала спросил его, как ему удалось снять взрыв на камеру, которую изобрели через несколько десятков лет после катастрофы, а он сказал, что это снимок со снимка. А потом я услышал.

Д-р Э████: Что услышали?

Агент М█████: Взрывы. Пламя. Люди... мужчины, женщины, дети... кричали от ужаса и боли. [Агент М█████ молчит десять секунд.] Меня словно втягивало в фотографию. Я не мог отвести глаз. Потом он наклонился вперёд, и это сбило меня с мысли. Я словно забыл, что голову можно поднимать. Он опять на меня странно так смотрит и говорит "Ты ведь тоже их слышал?" Я сказал что да, слышал. Он головой покачал, словно разочарован в чём-то. "Все вы одинаковые, чёрт вас дери," - вот так он сказал, слово в слово.

Д-р Э████: Не знаете, что он имел в виду?

Агент М█████: Ну да, он потом начал излагать, что все, кому он давал карточку, что-то слышали. Я спросил, слышит ли он, а потом тянется, чтобы отобрать. Тогда и случился инцидент. Он говорит "Нет, сынок, она сочла тебя недостойным, отдай обратно", а я ему вежливо сказал, что заберу фотографию, даже про чемодан свой с деньгами упомянул, но он не купился. Он такой "Я видел, как люди сгорают дотла потому, что они не были достойны. Отдай её мне, сейчас же." Потом рванул на меня, кресло моё перевернул. Очень сильный для его возраста.

[Одиннадцать секунд молчания.]

Д-р Э████: Продолжайте, пожалуйста..

Агент М█████: Я не... Не было разведданных, что тот дедок и сам объект, иначе бы я и его прихватил. Соблюл бы протокол, вызвал бы команду. Но эти голоса в голове, фотка, которую я отпустить не мог, а у него из глаз и на лысине пламя... В общем, я поддался панике. Не первый год уже на этой работе, но у меня просто нервы сдали! Я достал пистолет, выстрелил раза три, может четыре?

Д-р Э████: В протоколе указано три выстрела.

Агент М█████: Не помню. В общем, я вызвал группу, схватил конверт и покинул дом. Мне ещё очень жарко стало, хотя на улице прохладно было, всё-таки Новая Англия, март месяц.

Д-р Э████: И дом загорелся именно тогда?

Агент М█████: [Пять секунд молчания.] Ага. Я едва шагнул за порог, из-под крыши уже поднимался дым. Пока прибежали ребята, вытащили у меня этот конверт, занялся уже весь дом. Пришлось нам отойти. А я не мог не отойти, мне никак не хотелось стоять рядом. [Десять секунд молчания.] Док, я же видел результаты наших экспертов. Знаете, что они написали?

Д-р Э████: И что же?

Агент М█████: Точка воспламенения была именно там, где я этого хрыча положил. От его тела весь дом загорелся за три ёбаных минуты. Я... Боже.

Д-р Э████: Благодарю, агент, на этом всё.

<Конец протокола>

Послесловие: Агента М█████ направили на психиатрическую экспертизу и трёхмесячную терапию моральных травм и острой пирофобии, о которой в его личном деле ранее не упоминалось. Устранить это состояние с помощью амнезиаков не удалось, и агента перевели на штабную работу.

- Протокол опроса 740-01