Антропологический подход к саркицизму — Социологический портрет 03: Ложа Тёмных Вод
+2


[[size 80%]]Хаб саркицизма
<< Социологический портрет 02: Пражские дивоши | Социологический портрет 03: Ложа Тёмных Вод |[[/size]]

Антропологический подход к саркицизму

Д-р Изабель Бомо, Отдел антропологии


Предисловие:
Наше понимание саркицизма резко изменилось за последние несколько десятилетий. Новая информация выявила разнообразную и изменчивую парадигму, далёкую от первоначальной гипотезы монолитного вероучения. Теперь мы можем изобразить более широкую, более детализированную картину саркической религии, её многочисленных сект и культурных традиций.

Современные секты — продукт различных интерпретаций, и многие из них имеют лишь поверхностное сходство с древним культом-прародителем. Наиболее неожиданными, особенно среди ранних исследований саркицизма навроде меня, являются доброжелательные, по-видимому, намерения его основателей. Часто говорят, что дорога в ад вымощена благими намерениями — афоризм, о котором Фонд не должен забывать никогда, ибо, несмотря на разделяющие нас века, мы вглядываемся всё в ту же самую бездну.

И, как и древние саркиты, мы обнаружили её полной монстров.

Д-р Бомо, сравнительно недавно вступившая в Фонд и начавшая изучение тайн саркицизма и нялкянской веры, принесла бесценные сведения о двух новых саркических культах. Её работа среди людей, живущих на болотах Южной Луизианы, дала интересную информацию и двух культах: протосаркической Церкви Вечной Матери и неосаркической Ложе Тёмных Вод. Далее представлен её первый отчёт.

Д-р Джудит Лоу, старший советник Отдела Истории — Анализ Угроз от Религиозных СО.

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ 03: Ложа Тёмных Вод



«Eyô âng'ayô a ne viô» — Eyô, коий есть Бог, размножил сам себя подобно грибам.

Обзор:
::: image-left
Символ Ложи Тёмных Вод.
Символ Ложи Тёмных Вод.
:::
Ложа Тёмных вод — современное обозначение двух больших семей Сабатье и Дюверней, которые в течение достаточно долгого времени были союзниками. Семьи также объединены родственными связями. Обе семьи происходят от акан — этнической группы, проживавшей на территории современной Ганы; считается, что их главы иммигрировали[1] в США во время трансатлантической работорговли примерно в конце 16 века.

Эта секта отличается от других неосаркических культов тем, что их нялкянские религиозные практики представляют собой смесь нялкя и других западноафриканских ритуалов. Несмотря на то, что процесс формирования этой религии очень похож на возникновение основных постулатов более поздних верований, таких как вуду и сантерия, смешение верований, давших начало культу Ложи, произошло незадолго до их иммиграции в место их текущего проживания.

История:
Первоначальные семьи Ложи смешались с аканами примерно во время Саркитского расселения в 1200-1000 годах до н.э. В коде их ДНК обнаружены в смешанном виде гаплогруппы N (M231) — гаплогруппа Y-хромосомы, характерная для жителей Северной Евразии — и L2a (митохондриальная ДНК), которая типична для Западной Африки.[2] На тот момент большинство их знаний существовало в устной форме и передавалось из поколения в поколение между главами семей, а потому сведения об их адититской жизни, как и о проживании среди аканов, по большей части утеряны.

Предки Ложи прибыли в Северную Америку примерно между 1675 и 1695 годами. Устные традиции позволяют довольно точно определить этот промежуток времени, но для этого пришлось сравнивать их легенды со схожим фольклором других народов, существовавших в тот же период. Самые ранние сказания Ложи повествуют о насилии и смерти в стиле, характерном для многочисленных записей о восстаниях рабов, а также о военных действиях, предпринятых для их усмирения. Из этих рассказов можно сделать вывод, что группа изначально поселилась на острове св. Джона в Датской Вест-Индии (Карибское море). Возглавляла её неизвестная личность, которая упоминается лишь как Наман да ке Тсатса.[3]

Проживание на острове было для группы весьма жестоким периодом. Согласно тем же мифам и дополнительной информации от других культурных групп, Ложа изначально состояла из Наман да ке Тсатса и того, что было его Халкост. Они были вовлечены во множество восстаний рабов, но следует заметить, что целью этого Карциста[4] было жестокое убийство всех белых рабовладельцев, а не освобождение местных рабов. Мифы Ложи и других народов содержат упоминания того, что Наман постоянно использовал местное население с целью покарать белых землевладельцев, но не предпринимал никаких действий для предотвращения последующего наказания рабов.

Эти жестокие события вылились в крупное восстание рабов в 1733 году, возглавляемое вождём Акваму, начальником одной из датских усадеб Кингом Джуном, Наманом и несколькими другими лидерами. Восставшие смогли взять под контроль большую часть острова и продолжили жестоко расправляться с белым населением. Далее мифы повествуют о том, что даже это не смогло утолить жажду крови Намана. Карцист продолжил совершать убийства и насилие, но уже среди рабов. Пострадала примерно одна треть из них, после чего Кинг Джун и другие лидеры остановили это. Неизвестно, что произошло дальше, но восстание было полностью подавлено несколькими сотнями французских и швейцарских солдат, прибывших с острова Мартиники в апреле 1734 года.

После этого восстания Ложа переместилась на континент и обосновалась около недавно построенного города Новый Орлеан, где она остаётся и по сей день. Про этот период сохранилось мало сведений. Неизвестно, был ли полностью оправдан Наман да ке Тсатса после событий на острове св. Джона.

Карцист Энитан Сабатье.|width=280px
Карцист Энитан Сабатье.|width=280px

Зато известно, что примерно в конце 1700-ых годов произошли сильные преобразования иерархической структуры этой группы, что вылилось в новую структуру организации, сохраняющуюся и по сей день. Энитан Сабатье, официальный глава семьи Сабатье, является фактическим главой Ложи. Он принял титул Карциста этого культа.

Смена главы Ложи нечасто обсуждается её членами, но из-за неё произошло сильное отклонение от первоначальной цели организации. По большому счёту здесь нельзя полностью применить критерии различия протосаркических и неосаркических течений. Ясно, что предыдущий глава предпочитал гораздо более прямой путь к апофеозу, чем тот, который принят в других неосаркических сектах, но теперешний Карцист действует с гораздо большей осмотрительностью. Из-за этого Ложа имеет черты и неосаркических, и протосаркических культов, но её история позволила Отделу, а затем и Совету Смотрителей оставить существующую классификацию.

Культура, традиции и заблуждения:

Ложа является приверженцем религии, которую они называют экум’нялкя или просто нялкя. И если большинство родственных ей религиозных практик сильно напоминают то, что мы называем основной религией нялкя, многие имена почитаемых ими божеств были изменены на традиционных акомских[5] или смешаны с ними.

::: image-left
Статуя, изображающая бога (богиню) Ньямбе.
Статуя, изображающая бога (богиню) Ньямбе.
:::
Основной пантеон божеств включает в себя:

  • Ньямьен — Прародитель, Создатель Мира. Обычно изображается как бесформенное существо с большим количеством ртов и глаз.[6]

  • Норок’си на Харгитсаа — Семь Мясников Хаоса, Фонтаны Силы. Дайя, Бию, Уку, Худу, Бияр, Шида и Баквай.[7]

  • Ньямбе или Ньяме — Первый Человек, Страж Созидания, Проектировщик новых людей. Обычно изображается как очень высокий и худой человек с мужскими и женскими вторичными половыми признаками. Иногда вместо его ног или ступней изображается хвост рыбы.[8]

  • Васирэ — Бог Мёртвых, Судья Загробной Жизни. Обычно изображается как хорошо сложенный мужчина с рогами, держащий в руках посох пастуха и имеющий на голове корону.[9]

  • Асаасе Яа — Жена Васирэ, Богиня Смерти, Нож Правосудия. Обычно изображается как женский персонаж в плотной одежде, держащий в руке нож.[10]

На данный момент в Ложе Тёмных Вод состоит 49 человек, из которых 22 — члены семьи Сабатье, возглавляемые Энитаном Сабатье, 18 — члены семьи Дюверней, возглавляемые Эной Дюверней, и 9 — низшие чины в иерархии организации, люди, присоединившиеся к Ложе за время её существования. Хотя Эна и Энитан женаты, их дети остаются независимыми членами обоих семей; все члены семей утверждают, что они потомки их союза, но каждый из них несёт генетический материал только одного из этой пары, а не обоих. Пока неизвестно, за счёт чего достигается такое разделение.

Все члены Ложи на данный момент проживают в жилом комплексе, состоящем из двух домов, напоминающих креольские, и трёх хозяйственных зданий поменьше. Все пять зданий окружены стеной, имеющей в высоту 210см, которая огораживает территорию площадью примерно 0.032 км². Данный комплекс находится в карманном измерении, известном как МПС-504 («La Rue Macabre»). Неизвестно, когда Ложа переселилась в «La Rue Macabre», но они долгое время были жителями одновременно и «Rue Macabre», и окрестностей Нового Орлеана. Жители этого места уважают членов Ложи и часто вежливо беседуют с ними во время Ярмарочного Дня. Особенного внимания достойны их мирные отношения с Механиками — сектой Часовой Ортодоксальной Церкви, которая проживает в «La Rue Macabre».

В общем и целом, Ложа исповедует свой вариант нялкя в сравнительно замкнутой и мирной форме, во многом благодаря проживанию в «La Rue Macabre». В этом плане они больше напоминают протосаркические секты, но их религиозные постулаты скорее приближены к неосаркическим. Хотя члены Ложи следуют пути персонального апофеоза согласно учению Великого Карциста Иона, их версия Валкзарона[11] включает в себя указание на дальнейшую деятельность, которая должна закончиться заменой Ньям[б]е в его роли Стража Созидания.

Согласно их Валкзарону, Ньям[б]е был свергнут Ньямьеном после великого сожжения[12] из-за того, что он не выполнял обязанностей, наложенных на него Создателем. Ложа считает, что Наман да ке Тсатса так же был свергнут Ньямьеном, но по другим причинам.

+ Интервью с Вылутааром Эну Дюверней
- Скрыть расшифровку

Вылутаар Эну Дюверней.|width=280px
Вылутаар Эну Дюверней.|width=280px

Расшифровка аудиопротокола
Дата: 29.11.2012, 17:20
Опрашивающий: Д-р Изабель Бомо
Опрашиваемый: Вылутаар Эну Дюверней
Предисловие: Проведение интервью с Вылутааром — настоящий подвиг. Хоть Эну Дюверней не настолько высока в иерархии Ложи, как Энитан Сабатье, она является хранителем знаний Ложи, и её религиозный авторитет приближается к таковому у Карциста.


[НАЧАЛО ПРОТОКОЛА]

Д-р Бомо: Добрый вечер, мисс Дюверней. Или вас лучше называть миссис Сабатье? Не хочу показаться грубой.

Э. Дюверней: <смеётся> Мисс Дюверней вполне приемлемо, если нам нужно поддерживать официальный разговор. Можно просто Эну. Для протокола: сейчас я не говорю на бако’та[13].

Д-р Бомо: Ладно, мисс Дюверней. Сначала я хотела бы поблагодарить вас за то, что вы уделили мне время. Я ценю желание ваших знакомых оставаться в уединении и то доверие, которое вы мне оказали.

Э. Дюверней: Да, да, доктор Бомо. Манма Нато хорошо о вас отзывалась. Она просто так это не говорит, так что в вас действительно есть что-то особенное.

Д-р Бомо: Я… я не знаю, что мне говорить. Спасибо. Всегда приятно, когда кто-то узнаёт тебя по твоим работам. <звуки перелистывания бумаг> Итак, а теперь я с вашего разрешения хочу обсудить историю Ложи. Я правильно понимаю, что вы — хранительница изустных преданий Ложи?

Э. Дюверней: Можно сказать и так, доктор Бомо. Я в основном и являюсь их хранителем, потому что помню большую их часть. Уже довольно долгое время матерям не приходилось пересказывать их своим дочерям. <короткая пауза> Так что да, для вас я — хранитель.

Д-р Бомо: Что ж, тогда нам будет гораздо проще. Мне хочется узнать про те времена, когда вы только-только перебрались через Атлантику. Ваши знакомые не хотят говорить об этом и отсылают вас ко мне.

Э. Дюверней: Это и вправду были тёмные времена. Это неприятные воспоминания для моих родственников — мы не любим о них говорить. Наман да ке Тсатса тогда действительно возглавлял нас, но его взор застилал гнев, а его поступью больше не управлял Ньямьен. <пауза длиннее предыдущей>

Д-р Бомо: Если вам не хочется вспоминать, мы можем поговорить о других вещах…

Э. Дюверней: Нет. Я считаю, что для нас важно оглядываться и видеть собственные пороки. В те дни нас преследовали. Сначала Наман был сыном святого человека, лидера всех племён акан. Когда мы впервые встретились, его обманули и продали на корабли касува байи. Это сделали Мудрые, которые завидовали отцу Намана и его близости с Ньямьеном. Когда мы отплывали, нам сказали, что мы плывём в новый мир, где Наман поделится Ньямьеном с теми нашими людьми, которые уже приплыли туда.

Но вскоре мы поняли, что это не так. Намана нещадно избивали, его приковали к нижней палубе, держали почти полностью погружённым в останки других несчастных. Здесь, в вонючем корабле, набитом мёртвыми и умирающими, и зародился его гнев среди рассказанных шёпотом историй, которые повествовали о пороках норок’си на Харгитсаа, Мясников. <ещё одна долгая пауза>

И когда мы прибыли на место, освободившийся Наман сошёл с корабля, а от белых дьяволов осталась лишь шелуха.

Д-р Бомо: То есть вы прибыли сюда в качестве рабов?

Э. Дюверней: Да, мы были рабами. Уже, возможно, не датскими и не португальскими, но всё ещё рабами, ибо Наман держал наши ошейники.

Д-р Бомо: Поэтому он и был так жесток в своих дальнейших поступках?

Э. Дюверней: Частично — да. Зов норок’си на Харгитсаа заманчив, но он приносит хаос и разложение. Принять его силу значит принять его пороки, его зараза близка к поверхности. Легко стать сильнее, но нелегко избежать зова этой Бездны. Наман уже был полон злости и гнева. Это была ненависть к касува байи, но также и к другим людям, которые обманули его.

Д-р Бомо: Поэтому он и не пытался защищать других рабов.

Э. Дюверней: Его не заботил цвет их кожи. Он думал лишь о своём гневе. В какой-то момент он даже перестал называть это отмщением. Это была просто бойня. Когда Джун поднял с нашей помощью восстание, мы стали думать, что всё изменится. Но, когда все белые были убиты, Наман не остановился. Не мог остановиться. Много наших братьев и сестёр погибли от его рук, погибли ради его зова, его халкост. <ещё одна длинная пауза>

Д-р Бомо: Можем не продолжать, если вы считаете, что лучше поговорить о чём-то ещё.

Э. Дюверней: Вы так добры, но нет. Мне надо закончить про это. Мы рассказываем это своим детям, чтобы они знали об опасности сильного приближения к норок’си на Харгитсаа.

Я не могла остановить его. Я пыталась, но я не обладала необходимой силой, так как была всего лишь девочкой. Акваши и Бреффу всё же остановили Намана ценой своих жизней. Они бились несколько дней, и много Халкост было использовано в этой борьбе. В результате Плоть, израненный, лежал на земле, Акваши умер, а Брефу значительно уменьшилась. Когда пришли солдаты, у неё не осталось сил, чтобы сдержать их, а потому она отдала свою жизнь.

Д-р Бомо: Брефу была вашей матерью?

Э. Дюверней: Она была Вылутааром до меня и единственным доверенным лицом Намана. Он разозлился на неё за её предательство, но она прокляла его, наслала какую-то болезнь. Ньямьен прикоснулся к ней, дал ей сил, чтобы прекратить ту бойню, которую устроил Наман, но этих сил оказалось недостаточно, чтобы остановить его. И тогда я начала рассказывать секреты нялкя Энитану. Он тогда был всего лишь мальчиком, причём даже младше меня. Мы вместе с ним и несколькими оставшимися Халкостами унесли Намана с того места.

Д-р Бомо: И тогда вы пришли сюда?

Э. Дюверней: Не сюда, но в очень похожее место. Я сомневаюсь, что Папа Легба и остальные впустили бы нас, если Наман всё ещё оставался бы Карцистом. Сюда мы пришли позже.

Д-р Бомо: После мистера Сабатье?

Э. Дюверней: Да. Мой прекрасный Энитан. Когда мы прибыли сюда, в место неподалёку отсюда, он сильно нам помог в обустройстве поселения. Мы должны были прятаться и приспосабливаться к тем немногочисленным сообществам, которые там тогда жили. Наман постепенно сходил с ума, он почти всё время лежал на подстилке у огня и произносил пафосные речи. Энитан помог нам построить небольшую деревню, почти в одиночку занимался рыбалкой, торговал с плантаторами. Почти сразу мы стали Сабатье и Дюверней.

<вздох> Мы были небольшим поселением, но всё же слишком крупным для одной семьи. Наман потерял контроль над Халкостами, и те были растеряны, потеряны. Он никогда не позволял им много думать, и они в результате забыли, как это делать. Энитан помог и здесь. Я научила его, как опираться на норок’си на Харгицаа, чтобы спасти их и прогнать их страх. Намного проще добывать еду, когда они помогают нам.

Д-р Бомо: А как другие… эм, иммигранты относились к вам?

Е. Дюверней: Вы имеете в виду других рабов? Сначала всё было хорошо. Они тайно с нами торговали, делились урожаем. Некоторые из них обучили нас земледелию. Тогда мы встретили Нато, доброта которых впоследствии нас спасла.

Д-р Бомо: Впоследствии?

Е. Дюверней: Внезапно другие рабы обиделись на то, что мы жили свободно. Я так никогда и не узнаю, что именно произошло. Может Энитан был слишком смелым? Может какой-то раб с плантаций хотел выслужиться перед своим хозяином? Неважно, последствия-то те же.

<делает глубокий вдох> Они пришли ночью, подожгли нашу деревню, пришли с ружьями и мечами. Сожгли наши поля, дома. И… и они разбудили Намана да ке Цаца. Нет, достаточно. Я сегодня поведала слишком много правды.

Д-р Бомо: Ладно. Может, продолжим когда-нибудь ещё?

Е. Дюверней: Да, это будет лучше.

Д-р Бомо: Спасибо, мисс Дюверней.

[КОНЕЦ ПРОТОКОЛА]


Заключение: Достойно упоминания: Вылутаар так подробно говорит о том, что она не пользовалась силами Архонтов, но ведь ясно, что на деле она делала это очень часто. Она всё ещё выглядит как девочка, хотя и имеет большой возраст. Манмы Нато выглядят гораздо старше, и мне интересно, зависит ли это от личного выбора или же от их подхода к Лихакут’ак[14], который исключает столь частое применение его на самих себе.

Ложа празднует несколько святых дней, которые объединены общей темой очищения. Главный праздник экум’нялкя — фестиваль Аквасидаэ, сорокадневный сезон празднеств, оканчивающийся ритуалом очищения, который называется Одвира. Случайно или же намеренно на данный момент этот промежуток точно совпадает с месячным праздником Марди Гра. Этот ритуал очень важен для Ложи и имеет как открытые, так и тайные части.

Член семьи Сабатье во время фестиваля. Начало ритуала *Нсяманф’тсатса//.| width=280px
Член семьи Сабатье во время фестиваля. Начало ритуала *Нсяманф’тсатса//[16].| width=280px

Открытая часть ритуала сосредоточена вокруг встречи с предками, причём буквальной. Каждую Десятую Ночь фестиваля один из низших чинов Ложи будет подвергнут ритуальному очищению, а потом будет помазан как сосуд для одного из предков Ложи.

Эта часть ритуала (десять дней) представляет собой крайние самоуничижения, что включает в себя ежедневный ручной труд, частые ритуальные истязания плоти и празднование в течение почти всей ночи. В конце этого десятидневного периода празднующий очень близок к смерти из-за истощения и потери крови. Затем его приводят в одно из зданий-«общежитий»[17], где он без присутствия посторонних встречается с Вылутааром и Карцистом.

Если человек не подходит для ритуала, на него нанесут особые шрамы и его не допустят до этой роли в течение некоторого промежутка времени. Он не будет участвовать в оставшейся части праздника. Если же человек подходит на роль сосуда, он будет служить местом для размещения предка Ложи в течение следующих нескольких дней. Этот период празднуется ещё более ярко и выразительно, чем остальные дни. В конце концов «сосуд» возвращается в большой дом вместе с Карцистом, откуда он уже не возвращается.

+ Наблюдения о Ритуале Нсяманф’тсатса
- Скрыть


Протокол события
Дата: 12-13.02.2013
Наблюдатель: Д-р Изабель Бомо
Событие: Тайная часть Ритуала Нсяманф’тсатса в «Большом Доме», комплекс Ложи Тёмных Вод, «La Rue Macabre».


«Бакар Фата», Чёрная Плоть.| width=280px
«Бакар Фата», Чёрная Плоть.| width=280px

21:11 —
В течение всей этой недели я часто бывала в посёлке Ложи Тёмных Вод и делала записи про праздник Аквасидае. Несмотря на то, что члены Ложи ничего не говорят о своих тайных ритуалах, они очень добры и гостеприимны. И когда снаружи праздник набирал обороты, приближаясь к Марди Гра, в «Lа Rue Macabre» торжества приняли ещё более бешеный темп.

Каждую ночь проводятся шествия, в которых, похоже, участвуют все жители «Rue Macabre». Они танцуют посреди улицы, ведущей на Ярмарочную Площадь, где в течение почти всей ночи будет звучать музыка и происходить распитие алкоголя. Я очень мало спала в течение последних нескольких недель — весьма сложно перестроиться под новый темп после медлительности деревни Нато, но это стало приятной сменой обстановки.

Жители Ложи находятся в самом центре праздника, особенно когда один из их Нсяманф’тсатса находится неподалёку и присоединяется к празднику. Когда один из них таки вступает во всю эту активность, люди Ложи становятся ещё более неистовыми в своём праздновании жизни. Кое-что, увиденное мной среди толпы, по разврату превосходит даже то, что я видела в Квартале, но никто не обращает на это внимания.

После крайнего Десятидневного Ритуала я спросила мисс Дюверней, разрешит ли она мне понаблюдать за тайными действами в Большом Доме. Сначала она колебалась, но после её разговора с Энитаном Сабатье она изменила своё мнение.

02:21 —
Я помню, что когда-то мне представлялось очень захватывающим увидеть ритуал экум’нялкя с такого близкого расстояния.

Мне сказали, что неосаркические ритуалы гораздо более живые и стилизованные, чем протосаркические, и я признаю, что я достаточно сильно волновалась. Если я чему-то и научилась после наблюдений за нялкитскими ритуалами, так это тому, что по-настоящему подготовиться к их лицезрению нельзя.

Мы начали идти вместе с процессией по улицам «Rue Macabre» обратно с Ярмарочной Площади в посёлок Тёмных Вод. Чем ближе мы подходили к посёлку, тем более угрюмыми становились люди в толпе, и когда мы вошли на территорию посёлка, члены Ложи шли в полной тишине, шагами отбивания такт тихого напева Карциста Энитана.

Я стоял во дворе вместе с остальными членами Ложи, когда Нсяманф’тсатса прощался с остальной толпой. Они перешли на Акан-каса, и я смогла разобрать лишь несколько слов, так как в языке было много заимствований из адититского. Когда я ждала продолжения действа, рядом со мной возникла Вылутаар, которая перевела мне кое-что из того, что говорил Нсяманф’тсатса.

Она сказала мне, что предок, вселившийся тело молодого человека, была старой матерью по имени Акуба Мансан Нкруама, которая родилась и умерла до того, как люди Ложи покинули Гану. Она превозносила свою семью за то, что она ценила достоинства простой жизни и заботилась о детях.

После своей речи она последовала за Карцистом Энитаном в Большой Дом, куда после зашли и мы с мисс Дюверней. Я не знала, что меня ожидает внутри. Я раньше там никогда не была, и я думаю, что я ожидала увидеть что-то похожее на общий дом, в котором жили Нато.

Я не ожидала богато украшенного жилища, что было естественно для любого старого и величественного дома, которых было так много в Квартале. Кем бы ни были Сабатье и Дюверней, они уже долгое время жили вместе с семьями в Квартале, и богато украшенные дома подтверждают это.

Карцист повёл нас вниз, в подвал, которого я совсем не ожидала увидеть здесь, ведь повсюду в «Rue Macabre» были лишь болота. Воздух стал более влажным и холодным, в нём витал затхлый запах, из-за чего подвал напоминал старую гробницу. Лестница была освещена старыми лампами накаливания и уходила вниз на гораздо большую глубину, чем я ожидала.

В конце концов мы прошли через дверной проём. До этого момента Нсяманф’тсатса миролюбиво болтал с мистером Сабатье и мисс Дюверней, но когда мы прошли последнюю ступеньку перед дверью, она замолчала, и я увидела, как руки «сосуда» дрожали, пока он терпеливо ждал, что будет дальше.

В Ложе гораздо больше членов, чем мы предполагали. Гораздо больше.

Когда я вошла в комнату, я вошла в пасть ада, о существовании которого я и не подозревала. Стены этой огромной камеры были покрыты тронами, и на каждом из них сидело такое мерзкое существо, что меня передёргивает лишь об одном воспоминании о них. Это были трупы, но они были снабжены движениями и какой-то полужизнью. Каждый из них был истощён и очень худ, но смерть и разложение были остановлены той же ужасной силой, которая поддерживала в них… что-то.

Карцист и его Вылутаар взошли на круглый помост в центре комнаты. На помосте находился небольшой постамент. На нём была чёрная миска, подвешенная на деревянной подставке. Миска была покрыта символами неизвестного мне языка. Возможно, кто-то более сведущий в адититском смог бы разобрать, что там написано, но мне кажется, что во время перевода они сойдут с ума.

Нсяманф’тсатса взошёл на помост после них и преклонился/лась перед ними. Я стояла за ними, всё ещё в дверном проёме, так как боялась подходить близко к существам, которые медленно извивались на тронах. Я насчитала примерно триста занятых тронов, и ещё около двадцати в придачу.

Когда я пыталась считать троны, я поняла, что то, что я сначала приняла за текстуру пола, было обезвоженными пуповинами, которые шли от каждого существа на троне. Они сходились к центру комнаты под постамент, где, как я предполагаю, они соединялись и образовывали постамент.

Трое на постаменте начали петь в унисон, причём на диалекте Акан-каса, который был мне гораздо более знаком по сравнению с проклятыми звуками истинного адититского, который я изучала до этого. Я разобрала лишь несколько слов, и этого было достаточно. Лучше бы я не знала этот язык. Они, скорее всего, пели об Апофеозе, вознесении, и когда они запели, Карцист и Вылутаар начали меняться.

Я думала, что они начали приближаться друг к другу. Они начали водить руками по голой плоти друг друга. Когда они начали соединяться в единое целое, мне пришлось заставить себя не кричать и стоять тихо. В течение долгих минут я смотрела, как они начали медленно танцевать вокруг коленопреклонённого предка, поглаживая его большим количеством рук, чем должно было иметь даже возникшее в результате соединения двух людей существо. Похоже, что в это порождение плоти слились не два, а три существа.

Когда я поняла, что происходит, меня будто громом поразило. Они начали доставать что-то влажное и извивающееся из тела «сосуда». Я развернулась и убежала из этого места.

Наман да ке Тсатса. Ходившая Плоть. Вылутаар солгала мне.


  1. Старейшины Ложи Тёмных Вод строго обозначают своё перемещение в Северную Америку как «иммиграцию» и испытывают сильное нежелание говорить о первых годах своей жизни на этом материке. ↩︎

  2. Для более подробного изучения генетического кода Ложи Тёмных Вод и других саркических культов см. «Исследование аномального распространения гаплогруппы N(M231) в результате Саркитского Расселения и последствий механитско-адититской войны» за авторством Измаиля ибн Тайеба, доктора философских, медицинских и юридических наук. ↩︎

  3. Примерный перевод: «Ходячая Плоть». ↩︎

  4. Духовный и светский лидер в саркитских организациях. ↩︎

  5. Традиционная аканская религия, от аканского «аком», примерный перевод — «пророчество». ↩︎

  6. Аналог Ялдаваофа. ↩︎

  7. Иногда называются как Абосом, но их описание не совпадает с существами, имеющими те же имена в акоме. Возможные аналоги Архонтов, но они часто упоминаются как источники карномантической мощи Ложи. ↩︎

  8. Аналог Иона, но в некоторых практиках Ньяме является собирательным образом Иона и Ловатаар. ↩︎

  9. Аналог собирательного образа Надокса и Орока. ↩︎

  10. Аналог Саарн. ↩︎

  11. Сборник историй и религиозных постулатов, представляющий собой нялкянскую «библию». ↩︎

  12. Возможно, имеется в виду Адититская война. ↩︎

  13. Слово обозначает язык, образовавшийся в результате смешения адититского и аканского. Члены Ложи отлично владеют английским языком, но все их ритуалы и торжественные обряды проводятся на этом языке. На данный момент этот тайный язык почти не изучен. ↩︎

  14. Карномантия, искусство манипуляций плотью. ↩︎

  15. Примерно переводится как «Ходячий предок». ↩︎

  16. Примерно переводится как «Ходячий предок». ↩︎

  17. Полунасмешливо обозначаются как «Большой Дом». ↩︎