Пробуждающиеся, часть вторая
+4

Мужчина потянул носом. Озоном запахло как обычно, но переход из мира в мир не случился - было лишь болезненное показывание. Он потрясённо моргнул. "Если он не заставляет меня уничтожить тело, но и перенестись не даёт... значит, договор больше не в силе?"

На секунду его накрыла тень. Тот, кого в этом мире знали лишь как SCP-1646-1, поднял голову. "Гляди-ка... летающие глыбы меха - это, как я помню, не в духе Всемогущего. И уж точно не в твоём, Когтистый Старина". Ур-Ан-Уум запела, и её дети откликнулись. "Но уж точно кое в чьём духе". Он зевнул, от этого движения из пулевых отверстий на его груди выступила голубая слизь. "Запустил ты тут всё к чертям, Веля. У тебя в этом мире йети завелись, не думал, что ты такое потерпишь".

SCP-1646-1 забросил на плечо свежий труп своей жены (ну и что, что семь глаз и пять крыльев, эту стерву он с первого взгляда узнавал) и неспешно прошёл мимо недавно покинутого аванпоста Фонда, из которого за ним должны были наблюдать. Он усмехнулся. "Эти дебилы думали, мне о них и невдомёк. Господи, что-то я слишком давно сам с собой разговариваю".

Он повернул голову, чтобы взглянуть в лицо трупу, который нёс. "А знаешь, что, Мэри? Пронесло тебя, похоже!". С этими словами SCP-1646-1 скинул труп на землю и удалился в лес, посмотреть, что за сыр-бор тут творится.


Всё началось с того, что в нескольких комплексах сработали ядерные заряды последнего шанса. Началось, но не ограничилось. С каждым новым заходом звук становился громче, искажался всё сильнее, тиканье пропадало, а монолог приобрёл безумные и панические нотки. Шиферная спираль тускло засветилась, сначала выкипела и испарилась вода в баке содержания, затем и сам бак.

Сланцевый круг шёл от красного до синего каления, людские умы и компьютеры давали сбой за сбоем, перегруженные гневными воплями детей Геи. Их многоголосие быстро пошло вразнос.

"ЧТО ВЫ НАДЕЛАЛИ НУ ВСЁ НАДО БЫЛО ВАМ ЭТО СДЕЛАТЬ ТЕПЕРЬ САМИ ЖЕ ВСЁ ЗАРУБИЛИ МЫ ВАС ПРЕДУПРЕЖДАЛИ ТЕПЕРЬ ЭТО НЕИЗБЕЖНО ВЫ МОГЛИ БЫ ЭТО ОСТАНОВИТЬ ЭТО НЕВЕРНЫЙ ПУТЬ И ТЕПЕРЬ ВСЁ ПУТЁМ ЭТИМ ИДЁТ ВЫ ДАЖЕ НЕ ЗНАЕТЕ ЧТО МЫ ДЛЯ ВАС ДЕЛАЛИ А ТЕПЕРЬ ВАМ ПРИСПИЧИЛО ВСЁ ЗАГУБИТЬ"

Обличительные речи малого народа никто не слышал - из SCP-1246 во все стороны устремилась волна пепла и радиации, которой слишком долго не давали оказаться где надо и когда надо. Солнце стало чуть ярче.


Сущность, личность которой была неведома даже для неё самой и затерялась в веках, смотрела на мир глазами Дональда Шмидта. Запертая в клетке ненадёжной стариковской памяти, сущность была вынуждена раз за разом проживать неизменное представление последних мыслей старика. Она не знала, как долго это длилось, ведь у неё не было памяти. Но теперь всё изменилось. Сущность вспомнила про замок.

Спальня, где лежало тело Дональда, растворилась в безмолвном облачке метафизического дыма. Она одновременно была и не была. Оказавшись за пределами людских рассудков, сущность впервые осознала то, что её окружает, и впитывала окружение. Агенты Фонда, занятые спором в гостиной, даже не заметили, как весь верхний этаж дома и отзвуки тех, кто по нему бродил, оказались впитаны - с точки зрения агентов у дома никогда не было верхнего этажа.

— Эй, пап! Тыыы гдееее? ... Ой, только не говорите мне, что он ушёл из до... - Марисса Шмидт замолкла и окончательно упокоилась - сущность освободилась от носителя, которому грезилась Марисса, и это обнулило её бытие. Агенты, существа более плотские и более значимые, чем старый дом или воображаемая дама, впитывались дольше, но рано или поздно сущность их вспомнила. Мир же перестал их помнить.

Дом 4312 по Мейпл-Стрит больше не был мыслью, что могла поселиться в разуме смертного. Получившая долгожданную свободу сущность приняла имя SCP-1606 как своё собственное и нацелилась на другие вещи, которые следовало переселить из этого мира в её память. Домами 4310 и 4314 по Мейпл-Стрит необходимо было пожертвовать.


Женщина улыбнулась небольшой группе верных, что собрались вокруг неё. Разгорающееся солнце блестело на острых плоскостях её лица. Пёстрая смесь мясистых новобранцев из ближайших сёл, бывалые огневики с бурлящей внутри энергией, старые нирванические отшельники, которых она раскопала по разным закоулкам города, даже редкие нео-Дэвиты. Так себе паства для Церкви Разбитого Бога, но женщину это не останавливало. Она повела речь на их причудливом языке.

"Братья и сёстры. Я бесконечно уверена в вашей преданности и умениях, и потому не сомневаюсь, что мы одержим победу."

Они ждали, не сводя с неё заворожённых взглядов. Иначе и быть не могло - такова была сила даров, которыми была наделена эта женщина.

"Всего лишь десять лет назад я обнаружила Церковь, и наш достопочтенный пост-нирванист избрал меня последним в обоих смыслах пророком человечества. Тогда я не видела, что конец близок, но сейчас его суть открыта мне.

"Я носила много имён. Джоти Санмугасундерам, Субъект 1564-18, Дочь Кузницы, Наследница Дэвов и все прочие имена, которыми вы считали нужным меня называть. Но сегодня я нарекаю себя новым именем - Воплощение Разбитого Бога. Ибо сегодня мы закончим Его сооружение и наше предназначение будет достигнуто.

"Собирайте всё, что вам по силам, дабы всё Священное могло слиться с ним в целости. И я приму. Его сердце и голос воссоединят нас в день равноденствия Великой Кузницы."

Подняв руки, она закружилась. Её тело растянулось и изгибалось в немыслимых ранее измерениях. Её слуги немедленно приступили к работе.



<< Сплинтер: Заутреня | [Хаб](./Competitive Eschatology Hub) | [Интерлюдия: Новые игрушки](./Interlude New Toys) >>