Цепная реакция
+6

[[>]]
[[module rate]]
//Враг вступает в город, пленных не щадя,
Потому, что в кузнице не было гвоздя.//
[[/>]]

Глава 1
Глава 1

Всё началось с бритвы.

С обычной электробритвы, принадлежавшей младшему научному сотруднику со звучной фамилией Кобольд, которого коллеги за вечную неопрятность и сложный характер ещё в первые дни службы прозвали Гоблином. Никто не мог предположить, что неприметная неисправность в этой машинке приведёт к короткому замыканию в электросети. Лабораторию D-5 уже четвёртый день не покидали хозяин злополучного электроприбора, доктор Бобриков и его новая сотрудница Ирина.

— Мне уже начинает казаться, что за последнюю неделю мы сделали куда больше, чем за все годы работы, - буркнул Кобольд, не отрывая взгляда от мониторов.

— Хватит уже жаловаться, вы прекрасно знаете процедуру создания нового Сектора, - прервал его Бобриков, - Вам не приходится копаться в кучах протоколов, условий содержания и заниматься другой бумажной волокитой, скажите и за это спасибо.

— Зато мы наконец-то получили в своё распоряжение образцы совершенно новых объектов, - на миг оторвалась от своих записей девушка, не вслушиваясь в разговор. Бобриков неодобрительно усмехнулся.

Неделя стремительно приближалась к концу, и, после продолжительного пребывания на работе с минимумом лишнего времени, лицо Гоблина покрылось довольно приметной щетиной. Младшему научному сотруднику было достаточно увидеть своё отражение в мониторе, чтобы тихий шум лаборатории нарушило мерное урчание бритвенного станка. Однако в момент нажатия на кнопку свет коротко мигнул. Молчанием отозвались приборы, поднадоевшие за все эти дни нескончаемым гудением. Кобольд безуспешно пощёлкал выключателем бритвы и, хмыкнув, направился с небритой физиономией к остальным.

Бобриков выглядел немного удивлённым. Он поклацал кнопками, но компьютеры молчали.

— Что за чёрт? Сдох, - пробормотал он, повернувшись к Кобольду, осторожно прячущего бритву в карман. Бобриков хмуро оглядел сотрудника.

— Если вы хотели произвести впечатление - поздравляю, вы его произвели. И не лучшее. Что ж, оценим ваш "труд" на "благо" Организации. Оборудование ведь казённое.

Втроём они довольно быстро нашли небольшой ящичек, запертый на замок. Препятствие было преодолено парой ударов добротного металлического микроскопа, обещанного быть списанным на счёт Гоблина. На этом везение закончилось - все предохранители оплавились, демонстрируя полную неработоспособность электросети.

— Н-да, тут и чинить нечего, - разочаровался сотрудник.

— Запчастей не предусмотрено. А жаль, - констатировал доктор после тщательных, но бесплодных поисков подходящей замены. Ирина, услышав эти слова, сделала пару уверенных шагов к терминалу - единственному устройству, питавшемуся от другой сети.

— Из этого помещения осуществляется электроснабжение ближайших камер. Оно, по сути, является щитовой. Мы можем проследить маркировку кабелей, и... позаимствовать на некоторое время предохранители у соседей, - сообщила девушка, разглядывая схему участка.

— Что вы хотите сделать с камерами? Любое вмешательство или откроет их, или намертво заклинит. Ни за то, ни за другое вас не похвалят, даже учитывая ситуацию.

— Я нашла пустую и неиспользуемую и могу отключить системы снабжения с терминала. Протоколы сдерживания конкретно для камеры 11-AT-354 не обновлялись с момента создания Сектора, она пустует всё это время, и... Никого не планируется в неё помещать в ближайшую неделю, если верить документам. Просто найдите кабель с нужной маркировкой.

Синий провод вёл совсем недалеко, извлечение необходимых деталей представлялось лёгкой задачей. Кобольд уже потянулся достать их, как Бобриков его остановил.

— Ну уж нет, один раз вы уже натворили дел. Теперь я. А затем надо будет сообщить начальству ещё об одном нежданном ремонте, и побыстрее.

Вскоре предохранители были успешно установлены. Входная дверь ожила, приветливо мигнув зелёным огоньком на панели, и послушно открылась.

— Я пойду доложу начальству про всю эту историю, а вы ждите меня здесь. Пока меня не будет, постарайтесь не устроить ещё одно замыкание, - бросил Бобриков на прощание и быстрым шагом вышел в коридор.

Глава 2
Глава 2

По коридору с лязгом и рычанием двигалась процессия. Шестеро в военной форме, окружив закованного в цепи металлического зверя, похожего на безумную помесь гориллы, тигра и носорога, неторопливо шли вглубь Сектора. Монстр время от времени гремел цепями, стремясь освободиться, но каждый раз получал удары электрошокером и затихал. Лица людей были сосредоточены.

— Сильный, зараза! - один из сопровождавших недовольно поморщился и оттянул морду зверя ближе к полу, не позволяя тому встать на дыбы.

— Когда контроллер работал, с ним было проще, - отозвался другой агент.

— На сегодня у меня были другие планы, - буркнул третий, - И возня с объектами в них не входила.

— Да что возиться, затолкаем в камеру - и всё! - отмахнулся дюжий детина с нашивкой "Апперкрут", возглавлявший процессию, - Где она, кстати?

— 343... 344... - первый бегло оглядел номера над дверьми, - Почти пришли.

Разговор временно прервался - зверь вновь дёрнулся, едва не раскидав конвоиров, сопровождая попытку мощным рёвом. Однако он не смог разорвать цепи, и агенты спешно утихомирили его.

— Чем быстрее эту штуку отсюда уберут, тем лучше, - пробурчал до того молчавший агент в форме охранника, - У нас и без этого проблем навалом.

— Да ладно тебе, - Апперкрут хмыкнул и пренебрежительно махнул рукой, - Тем более, что это не от нас зависит. Думаю, свалим отсюда быстро, меня на базе ждёт спиртное и аванс.

— Меня бы хоть что ждало, - охранник горько усмехнулся, - Слышал, в седьмой Зоне побольше платят-то.

— Да не скажи. Знаю я оттуда одного парня; что у них, что у нас - одно и то же.

— А вот и оно! - первый заметил знакомый номер.

Апперкрут внимательно прочёл табличку "11-AT-354" рядом с дверью.

— Выглядит солидно.

Охранник задумчиво кивнул.

— Честно говоря, даже странно, что в неё никого до сих пор не поместили. Так, ладно, давайте запихнём эту тварь и пойдём отсюда.

Стоило сопровождавшим стального зверя людям открыть двери камеры и затолкнуть его внутрь, как монстр, почувствовав, что его больше никто не держит, с громким лязгом разорвал цепи и стремительно ринулся на волю.

Как назло, дверь почему-то не запиралась.

— Идиоты, чего стоите! - Апперкрут одним движением отпихнул остальных охранников и попытался захлопнуть дверь, попутно загородив собой проём. Буйное существо не разделяло его взглядов, и агент мощным ударом в грудь был отброшен к противоположной стене коридора. Раздался громкий хруст ломающихся костей. Почуяв долгожданную свободу, зверь бросился наутёк.

Двое агентов помогли раненому товарищу подняться на ноги, остальные кинулись за беглецом.

— Ну ты, блин, даёшь.

— Да ладно, бы... бывало и ху... хуже. В медблоке почи... нят, - прохрипел Апперкрут, удивительным образом не теряя самообладания, будто ему было плевать, что половина его рёбер стала похожей на конструктор.

— Тебе пора требовать скидку, как постоянному клиенту, - фыркнул один из агентов, однако лучше от шутки не стало. Издалека доносились не предвещавшие ничего хорошего грохот, ругательства и вопли сирены.


— Твою ж мать... Вижу его в B-4!

Погоня продолжалась уже больше четверти часа. Механическая тварь мчалась по коридорам, сворачивая в первые попавшиеся проходы, но вместо того, чтобы двигаться в сторону выхода, зверь углублялся в Сектор всё дальше и дальше. Попытки агентов преградить ему путь раз за разом терпели неудачу - монстр или раскидывал их как кегли, или сносил двери соседних помещений и предметы интерьера, удачно уворачиваясь от выпущенных следом пуль. Охранники Сектора, срезая углы, понемногу окружали зверя, но чем дольше длилась эта безумная гонка, тем более непредсказуемыми становились манёвры беглеца. Остановить тварь не могли даже меткие попадания - пули были ему не страшнее мух. Монстр несколько раз попытался ворваться в закрытые камеры, ища ближайший выход, но терпел неудачу - бронированные двери с мощными замками выдерживали натиск существа.

— Откуда, чёрт его дери, у этой твари силы берутся?!

Преследователям помог случай - попавшая в бронированную дверь одной из камер пуля отрикошетила и врезалась в стену аккурат перед зверем, отчего тот встал на дыбы и обернулся. Воспользовавшись этим, охранники окружили его, отрезав все пути к бегству. По твари открыли огонь, но она и не думала сдаваться без боя.

— Когда же ты утихомиришься, гад?!

В зверя разрядили уже несколько обойм, но тот не унимался - кидался из одной стороны в другую, набрасывался на преследователей, но медленно отступал под натиском огнестрельного оружия. Он смог зацепить нескольких охранников когтистыми лапами и рогом, однако и его в итоге достали - один из метких выстрелов прошёл меж пластин брони и повредил один из органов-реакторов существа. Монстр встал на дыбы, и это спасло охранников - взрыв реактора, проделав в металлическом теле дыру, изрешетил ближайшую стену градом разнокалиберных осколков. Чудовище, резко потеряв большую часть своих сил, тяжело рухнуло наземь и затихло, лишь слабо мотая головой.

— Попался, зараза! - один из охранников со злостью пнул поверженного зверя. - Ребята, потащили его отсюда! Как-то не хочется проверять, умеет ли эта хреновина лечиться.

Несколько человек отправились на поиски чего-то подходящего для переноски туши, остальные потащили тварь в сторону всё ещё пустующей камеры, попутно ругаясь на все лады. Агенты, доставившие зверя в Сектор, проводили их взглядом и, молча переглянувшись, отправились в медблок, навестить раненого товарища и сообщить ему об удачной поимке беглеца.

Глава 3
Глава 3

В неярко освещённом зале раздавались мерные плюхающие звуки. Огромная туша, гротескная пародия на человека, низведённого до самого примитивного состояния, неторопливо двигалась вдоль серых бетонных стен, то и дело ощупывая их длинными тонкими выростами, торчащими из её тела. В таких стенах тварь жила раньше, такие же с виду стены окружали её мирок и теперь - но существо чувствовало разницу. Немного другой песок в бетоне, новое положение мельчайших воздушных пузырьков... Неожиданно чудище замерло - органы его чувств обнаружили в нескольких метрах за стеной, на границе восприятия, вкрапления нового вещества.

Существо тут же вытянуло из тела несколько новых трубок и прильнуло ими к холодному бетону. Любопытство это было или просто примитивное желание - тварь попыталась вытянуть новые предметы наружу. Она упорно приникала выростами к стене, прислушиваясь к ощущениям. Наконец, чудище нашло нужное место и подползло к стене поближе, чтобы всенепременно достать находку. По трубкам поползли железные осколки; тварь слегка поморщилась, однако останавливаться не собиралась. Из ещё одного отростка на пол посыпались крохотные куски металла.

Внезапно существо поморщилось сильнее и, похоже, чего-то испугалось, а трёхметровой толщины стена слегка завибрировала. По её поверхности пошли трещины, сначала малозаметные, но всё быстрее расширяющиеся. Тварь продолжала тужиться, извлекая из стен своей скучной темницы интересные металлические штучки. В конце концов стена с треском раскололась. За дырой существо обнаружило новый, удивительно интересный мир и решило во что бы то ни стало добраться до него. Несколько трубок проникли в отверстие, но их длины не хватало. Туша тянулась изо всех сил, но безуспешно - и вдруг услышала невдалеке от себя крики и почувствовала жалящие уколы в бок. Взревев, тварь дёрнулась, и стена не выдержала. Чудище вывалилось в коридор, беспорядочно цепляясь отростками за стены и пол. Своей цели оно всё же добилось и было несказанно радо этому.

На шум в коридор выбежало несколько охранников. Перед их взором предстала груда камней, ещё недавно бывшая стеной камеры содержания, и бесформенная туша, мечущаяся по коридору. Из дыры в стене доносились крики и ругательства. Спешно врубив тревогу, охранники как можно скорее скрылись в ответвлении коридора, надеясь дождаться помощи живыми - тварь уже заметила их и попыталась достать отростками, хотя и не успела.

Упустив людей, тварь приникла к стенам и потолку коридора, а также к дверям нескольких соседних камер. По многочисленным трубкам поползли детали замков и креплений, и через несколько секунд многие камеры были открыты: какие-то двери слетели с петель, обрушиваясь на пол, какие-то просто открылись, лишившись замков, а другие рассыпались в прах. Пол коридора был усыпан разнокалиберными осколками и мелким металлическим порошком. Через несколько мгновений в соседнем рукаве коридора послышалась ругань и топот множества ног - это явилась служба безопасности. Туша, не прекращая своё занятие, повернулась на звук и тут же взревела - охранники выстрелили транквилизаторами, чтобы сдержать беглеца. Однако снотворное на него не подействовало. Заметавшись по коридору, тварь выпустила свои отростки в сторону враждебной ей группы людей и умудрилась поймать нескольких. К деталям на полу прибавились развороченные внутренности и кости. Кто-то из охранников орал в рацию что-то о перекрытии Сектора, кто-то лихорадочно шептал молитву.

— Народ, мне это не нравится!..

— Да нам крышка, если не свалим, идиоты!

— Это вы идиоты! Трусы несчастные! Мы этих гадов должны обратно запереть, чтобы они по Сектору не расползлись! Целься, мать вашу! Стреляй!

Под грохот выстрелов из дверных проёмов высунулись удивлённые морды созданий, чем-то схожих с той тварью, которая умудрилась их освободить. Многие из них не преминули воспользоваться случаем и выбрались из заточения.

— Твою мать, загоняйте их обратно!

Крик потонул в шуме, наполнившем коридор. Обретшие свободу чудища почти целенаправленно двинулись в сторону охранников, которые тщетно пытались отстреливаться. Несколько уродцев в агонии корчились на полу, однако другие, похоже, не обращали внимания на раны.

— Валим! Валим! Господи, бегите отсюда!

Некоторые из созданий предпочли бессмысленному убийству осмотр новой территории. Какофония жутких звуков усилилась, когда существа разбрелись сначала по участку, а потом и по всему Сектору, попутно разрушая стены, выпуская на волю всё новые и новые объекты и бросаясь на всех подряд.

— Чёрт, эти твари и сюда прорвались!

В старой лаборатории где-то в глубине Сектора сгрудилась небольшая группа людей в белых халатах. Кто-то с автоматами, кто-то с первыми попавшимися под руку тяжёлыми или острыми предметами. В дверь ломилась ещё одна тварь, сопровождая свои попытки душераздирающим рёвом.

— Господи, а если он проломится?..

— Отобьёмся. Мать твою, да где это грёбаное подкрепление?!

Ещё несколько ударов - дверь жалобно заскрипела.

— Сектор перекрыли... Подкрепления не будет!

Дверь свалилась с петель. Существо медленно подняло взгляд на людей и глухо зарычало. Спустя мгновение лабораторию огласили выстрелы, удары и предсмертные крики.

— ...Перекройте коридор G-7!..

— ...Господи, это всё неправда, неправда...

— ...Нет, отвали, тварь! Отвали!..

— ...Пожалуйста, спасите нас...

Крики ужаса, рёв, треск электрических разрядов, автоматные очереди и шипение заполнили Сектор 4. Вой - и звук разрываемой плоти... Многие были убиты мгновенно, без всякого шума. Сирена безуспешно пыталась перекричать хаос, царящий в коридорах.


— Разгерметизировано восемьдесят процентов камер содержания. Ещё немного - и эти твари вырвутся на свободу. Перекрытие Сектора ни к чему не привело - способности объектов позволят им преодолеть блокировку в течение...

— Способности? Но эти штуки не настолько разрушительны, мы же предусмотрели возможность нарушения...

— Видимо, что-то мы в них недооценили.

— Значит, осталось только поднять Сектор на воздух.

— Вы думаете, других вариантов нет?

— При событии такого масштаба? Да, считаю!

— Но... Там же люди... Агенты, доктора...

— Их уже не спасти, вы сами это прекрасно понимаете. Большинство из них либо уже мертвы, либо скоро погибнут. Смерть от иных объектов гораздо хуже, чем от взрыва.

— Кто ещё за?.. Единогласно. Значит, решено.


Мощный взрыв огласил окрестности, затмив вспышкой Солнце. На месте громадного комплекса медленно вырастало грибовидное облако. Несколько минут спустя беспилотный аппарат описывал круги вокруг кратера, снимая разрушенную территорию. Опустился ближе к земле, чтобы подтвердить то, что и так было видно. Сектора 4 и всего, что в нём было, больше не существовало.

Глава 4
Глава 4

Из-под спёкшегося грунта показалась странного вида лапа, как будто изъеденная экземой. Ощупав землю вокруг себя, она исчезла в образовавшейся норке, и вверх посыпалась земля, как если бы на поверхность выползал крот. Но появившееся существо точно не было похоже на крота – маленькое и покалеченное создание напоминало не то крокодила, не то кальмара.

Вытянутая морда поднялась и клацнула кривыми зубами. Тварь принюхалась к воздуху и засеменила подальше от места своего появления. Двигаясь рывками на разбитых лапах, существо, попеременно озираясь по сторонам, заползло на похожую на стекло поверхность. Через несколько мгновений в земле вокруг появились такие же норки, и на поверхности показались ещё несколько тварей, похожих на первую. Повертевшись на месте и оглядев друг друга, существа вгрызлись в землю, однако заползать обратно не спешили.

Вскоре твари прервали своё занятие, легли на оплавленную землю и замерли. Их тела пробрала крупная дрожь, с громким хрустом панцири стали раскалываться – и существа распались надвое. Однако на этом процесс не закончился: куски плоти стали быстро сокращаться и регенерировать... И вот созданий стало уже вдвое больше, и все они были заметно крупнее первоначального размера. Существа ещё раз оглядели окружающее пространство – и разбежались прочь от пожарища.

— ...Мы получаем сведения о необычных существах. Получено уже семнадцать вызовов, о жертвах пока не сообщается. Нам известно, что эти животные чрезвычайно умны и крайне агрессивны, они набрасываются на всех, кого видят. Внимание: если вы увидели где-либо подобное существо...

Мужчина перед телевизором потянулся и резко поморщился, когда на экране показали фотографию непонятного зверя из новостей.

— Тьфу, ну и тварь! Нормально так отфотошопили... Морда крокодилья по-любому, а это чё такое... Щупальца, что ли? Ну, напридумали же!

— ...Просим вас, сохраняйте спокойствие. И будьте внимательны. А теперь к другим новостям...

Мужчина поднял со столика утреннюю газету и глянул на первую полосу.

— Вот чего только ради рейтинга не придумают... И в газете то же самое... "В городе появились монстры из подземелья. Местные жители в панике". Тьфу... Вот какой только бред не придумают, да, Свет? Свет?.. Эй, Светка, ты там заснула, что ли?

Скрип двери и следом – дикий крик ужаса. В коридоре сидела тварь с фотографии и методично пережёвывала женскую руку с обручальным кольцом. Услышав крик, монстр повернул голову в сторону мужчины и хищно оскалился.


В актовом зале Зоны 7 было шумно. Множество сотрудников - доктора и даже некоторые агенты, не отправленные на задания по каким-либо причинам - оживлённо обсуждали последние события, стараясь перекричать друг друга. На больших экранах наблюдалась та же картина - совещание предполагало участие всех сотрудников Организации. Но вот зажёгся центральный, самый большой экран, и разговоры сразу стали стихать. Затемнённые фигуры Смотрителей O5 в любой момент могли начать говорить. Наконец, из динамиков раздался искажённый программой голос.

— Думаю, вы знаете, зачем вы здесь. На свободе в данный момент находится несколько миллионов особей неизвестных существ, и их число стремительно увеличивается. В настоящее время ситуация стремительно выходит из-под контроля. Посланные на сдерживание МОГ не справляются с задачей. Способности этих созданий весьма впечатляют – судя по отчётам, они способны мгновенно исцеляться от самых тяжёлых травм, адаптироваться к новым условиям и быстро расти. Интеллект сравним с человеческим, поведение крайне агрессивно.

Один из докторов в центре зала поднял руку.

— Двенадцатая, шестнадцатый ряд, говорите.

— Доктор Ульянский, - представился тот, - Мне кажется, или они до страшного похожи на шесть-восемь-два?

— Но откуда тогда они взялись? – спросил кто-то из агентов на другом конце зала, - Ведь шесть-восемь-два вообще содержится в другом полушарии и оттуда, вроде, не сбегал!

Из динамиков раздались новые голоса.

— Тридцать восьмая, второй ряд.

— Доктор Запечко, б-бывший работник Сектора ч-четыре, - говорящий заикался, - Вероятно, это те самые... с-существа из тысяча семьдесят четвертого, о которых не б-было сказано в основном отчёте. Н-наверно, они смогли каким-то образом уцелеть п-при ядерном взрыве...

Он не успел закончить фразу – в помещении начался самый настоящий гвалт. Кто-то наперебой пытался высказать свою точку зрения, кто-то возмущался по поводу сокрытия важной информации, а иные вообще нелестно отзывались о тех, кто предложил взорвать Сектор 4.

Неожиданно шум прервал мощный голос одного из Смотрителей.

— Седьмая, двенадцатый ряд!

Голоса на миг затихли, и в этот момент со своего места встал доселе молчавший сотрудник в несколько неуместных здесь защитных очках.

— Доктор Механик. Знаете, товарищи, я давно работал с той штукой, откуда, видимо, и выползли твари. И ещё я следил за попытками уничтожить первого ящера. И знаете, что я заметил? Все они как-то связаны между собой. Мелкие приобретали те же защитные механизмы, что и шесть-восемь-два, вне зависимости от полученного опыта. Да, все они - части одного большого многомерного организма. Я давно разрабатывал план, как можно раз и навсегда от него избавиться, но мне не хватало нескольких важных фактов. Теперь они появились - и я могу с уверенностью заявить, что, уничтожив ядро, мы раз и навсегда покончим как с ящером, так и с его потомством, и не только в нашем мире. После каждой своей гибели шесть-восемь-два появлялся вновь - это его двойники из альтернативных Вселенных. Нам нужно только найти способ добраться до него. Я закончил.

В зале повисла напряжённая тишина. Вдруг на одном из экранов появилась рука.

— Да, восьмая, пятнадцатый ряд.

— Доктор Мемкляр, - пожилой мужчина прокашлялся, - Если это правда, то у нас только один способ остановить этих тварей – необходимо добраться до источника. Поскольку я давно работаю с экстрамерными объектами, я могу предложить свою помощь – а именно, сконструировать машину, способную вынести груз и экипаж за пределы трёхмерного мира.

Кто-то из Смотрителей тяжело вздохнул, после чего объявил:

— Хорошо. Приступайте к строительству. Чем быстрее мы с этим покончим, тем лучше.


Следующие несколько недель пролетели, как один миг. Лучшие умы Фонда вкладывали все силы в постройку и оснащение многомерного корабля, не стесняясь использовать любые, хоть сколь-либо полезные аномальные объекты. Поголовье тварей с каждым днём увеличивалось, а сами они становились гораздо сильнее, чем раньше. Несколько Зон было потеряно в неравной борьбе. Поступали слухи о появлении монстров в других уголках мира, однако они, видимо, ещё не были способны перебраться через океан. Наконец, прототип корабля был готов.


На частично разрушенном полигоне стояло несколько странных конструкций. Возле некоторых ещё суетились люди, заканчивавшие проверки машин и загрузку боеприпасов. Откуда-то раздавалось могучее рычание и шум выстрелов - все давно привыкли к этим звукам, ещё недавно внушавшим суеверный ужас. Перед кораблями в ряд стояли несколько десятков человек - добровольцев, отправляющихся на битву с неведомым чудовищем. Они знали, что могут не вернуться - из десятков отправленных в многомерное пространство зондов вернулись лишь несколько.

На импровизированной трибуне перед экипажами стояли начальники проекта, остающиеся на Земле. Один из них держал в руках микрофон.

— Этот день настал. Все системы кораблей проверены и работоспособны, насколько это возможно. Мы будем поддерживать с вами связь отсюда. В случае отказа основного канала используйте резервный. У вас есть примерно двое суток, прежде чем твари прорвут оборону и уничтожат последние укрепления Фонда и убежища уцелевшей части человечества, - мужчина в наспех отчищенном халате осёкся, - Знайте, вы - наша последняя надежда. Если вы не справитесь - наш мир обречён. Назад вернутся не все... Вы ещё можете отказаться, у нас достаточно людей для замены.

Послышалось несколько голосов.

— Я всю жизнь хотел посмотреть на многомерный мир, - старческий голос Мемкляра прервался кашлем, - И я буду гораздо полезнее там, а не здесь. Я лечу со всеми.

— Кодекс самурая гласит - погибни с честью! - доктор Иварона сохранял спокойствие, - Я отправляюсь в бой!

Остальные - и доктора, и агенты - также были готовы к сражению. Никто не собирался отступать.

— Хорошо! - раздался голос другого стоявшего на трибуне человека, - Пусть вас ведёт чувство верности вашей цели! Простите нас... и удачи! Мир рассчитывает на вас.

Экипаж молча разделился на группы, каждая из которых направилась к своему кораблю. Дорога была каждая минута - все отчётливо это понимали.

— Корабль семь-третий, все системы исправны, - капитан посмотрел на приборы, - К отлёту готов!

— Слышу вас хорошо, семь-третий, - ответил ему голос из динамика, - Начинаю обратный отсчёт! Пять... Четыре...

Экипаж невиданной машины припал к экранам - два корабля уже стартовали. Поднявшись высоко в небо, они странно вытянулись, исказились и пропали, выйдя из трёхмерного пространства. Приходилось отправлять машины по одной, иначе они могли помешать друг другу и перенестись совсем не туда, куда планировалось.

— ...Один, ноль!

Капитан потянул за рычаг, и по кораблю прокатилась лёгкая судорога - включились антигравитационные двигатели, и корабль, ускоряясь, взлетел в небо. Несколько клавиш на огромном пульте запустили контуры искажения пространства - громоздкие, неуклюжие установки, составлявшие добрую половину объёма боевой машины. Мир на экранах словно вывернулся наизнанку - переход в четвёртое измерение состоялся успешно. Противник был более многомерен, но достать его можно было и отсюда, а дальнейшие переходы подвергали корабль и экипаж большому риску. Внутреннее пространство корабля оставалось трёхмерным - на подготовку экипажа к работе в четырёх измерениях просто не хватило бы времени, почти все эти люди трудились над созданием аппаратов.

— Семь-три, переход выполнен успешно! - капитан не отрывал взгляда от изображения на экранах. Подобного ещё не доводилось видеть никому - даже изображения, полученные зондами, не передавали всего масштаба этого мира. На всём корабле не было ни одного человека, кто не разглядывал открывшуюся картину, стараясь не моргать.


Четырёхмерная Земля оказалась гораздо сложнее, чем можно было предположить. Люди видели её одновременно снаружи и изнутри, в сотнях образов сразу: жидкое ядро, циклопические механизмы, другой мир с собственным Солнцем под корой планеты; пустыни, бескрайние ледяные поля, джунгли самых разных оттенков, огни городов; невиданные континенты, океаны, колоссальные щупальца, протянувшиеся на тысячи километров... Лишь одно оставалось неизменным среди всех этих миров: серо-зелёная громада, похожая не то на дракона, не то на паутину, опутывала добрую четверть планеты, а её отростки тянулись, ветвились и были в постоянном движении. Некоторые из них тут же устремились к многомерным кораблям, висящим в пространстве недалеко от чудовища. Некоторые из них были уничтожены сразу же, другие пытались отстреливаться. Из динамиков раздался крик, разорвавший напряжённую тишину.

— Сейчас или никогда! Огонь из всех орудий!

Многомерный мир пронзили десятки ядерных ракет, лазерные лучи и волны гравитационных пушек. В ход шло всё вооружение, какое успели разработать. Поверхность тела чудовища озарили тысячи взрывов, снаряды и импульсы орудий оставляли на нём глубокие раны - однако тварь могла восстанавливаться даже под таким напором. Огромные кратеры на её панцире затягивались, исчезая без следа, а на их месте вырастала ещё более крепкая броня. Монстр пожирал планету, регенерируя за её счёт, но люди не собирались сдаваться. Противник также был настроен решительно: когтистые щупальца хватали неосторожно подобравшиеся слишком близко машины и разрывали их на куски. Некоторые корабли мгновенно сгорали во вспышке, подобной взрыву сверхновой, другие теряли многомерность, рассыпаясь грудами деталей. Из динамиков раздался крик:

— Отступаем! Отступаем, немедленно!

Корабли, не прекращая огонь по тянущимся в их сторону конечностям монстра, отлетели на безопасное расстояние. Многие из них были повреждены, но ещё могли продолжать битву. Чудовище же, казалось, не было повреждено вообще, несмотря на усилия экипажей. Из динамиков раздавались взволнованные голоса.

— Три-девятый! Первый и третий двигатели отказали! Мы потратили половину боеприпасов, а этой твари - хоть бы хны!

— Пятнадцать-четвёртый! Реактор повреждён, по правому борту заклинило все орудия, потери среди экипажа! Дьявол, даже управление некому взять!

— Потеряна треть всех кораблей! Такая тактика для нас - проигрышная, нам нужен новый план!

— И что вы предлагаете?

— На некоторых кораблях должны быть психологи - пусть они проанализируют поведение этой твари. Может быть, удастся найти её слабое место. Выбора у нас всё равно нет.


По видеосвязи началось собрание психологов и агентов, которые занимались тактикой боя и оценкой возможностей существа. К сожалению, ни один из них не мог прийти к единому мнению – в итоге стоял невообразимый гвалт, прерываемый только помехами внутренней связи.

— Это же чудовище, животное, оно руководствуется только инстинктами, как этого не понять?

— А так не понять, что у этой твари разум вполне сопоставим с человеческим!

— Стойте-стойте, коллеги. Кхм, это доктор Нейрод. Вам не кажется, что шесть-восемь-два атакует не хаотично?

— Чушь!

— Но ведь это вполне вероятно, учитывая способности его сородичей в трёхмерном мире.

— Подождите секунду! - громкий женский голос заставил большую часть находящихся в трансляции притихнуть.

— Что ещё?..

— Доктор Андерсен. Шесть-восемь-два... Или как там его... В общем, он восстановился не полностью. Ко всему прочему, он защищал одни и те же точки на своём, эмм, организме. Можно изображение?.. Спасибо. Смотрите, повреждения не исчезли в одной из точек, сам же он закрывает ещё несколько – вот здесь... и здесь. Видимо, это его уязвимые места, раз он так яростно атаковал всех подобравшихся к ним слишком близко. Стоит сосредоточить огонь только на них.

— Это довольно рискованно... - попытался возразить Нейрод.

— Вот именно, может не выйти.

— А у нас есть выбор? – скептично протянула Андерсен, - Как говорится, пан или пропал.

— Готовьте орудия к новой атаке! – выбора действительно не было.


Корабли быстро перегруппировались для нового манёвра и ринулись в бой, сосредоточив огонь на указанных частях тела чудовища. Вновь пространство оказалось освещено взрывами и лазерами. Монстр был взбешён – он всё хуже мог противостоять нападению, а исцелять громадные раны уже не получалось. Наконец, под напором адского огня существо не выдержало – с гулким рёвом и хаотичными судорогами оно гибло, не прекращая попыток унести с собой своих убийц.

Сообщение за сообщением стали поступать сигналы об изменении в поведении других тварей – многие перестали плодиться, практически все лишились способности к восстановлению. Наконец, поступил последний, самый долгожданный, сигнал:

— Всё отлично! Вы справились с заданием!

Глава 5
Глава 5

Искалеченные в тяжёлом бою корабли возвращались в трёхмерное пространство. Их экипажи ликовали, ликовало и всё оставшееся на Земле человечество. Три миллиарда людей, переживших нападение ящеров, давно знали о существовании Организации - Совет Смотрителей решил, что человечество будет меньше поддаваться панике, если будет знать, что оружие против монстров существует. Распылить в атмосфере планеты сильнодействующие амнезиаки и вернуть жизнь землян в привычное русло Фонд ещё не успел, но твёрдо намеревался это сделать. Сейчас же небо над всеми крупными городами было усеяно причудливыми машинами, а народ приветствовал своих спасителей. Спешить было некуда - битва завершилась раньше, чем было запланировано, и экипажи кораблей могли позволить себе отдохнуть. Неожиданно включилась связь с одной из баз.

— Ребята, у нас скверные новости, - прохрипел динамик, - Из Америки пришло срочное сообщение. Шесть-восемь-два кое-что поведал перед своей гибелью. Походу, война только началась.

Включилась запись последних слов некогда неуязвимого ящера. Каждый слушал её, затаив дыхание, и не мог поверить в случившееся. Оказалось, что убитое чудовище было единственным настоящим земным существом, испокон веков обитавшим на планете. Сотни миллионов лет назад на Землю из глубин космоса вторгся чужак - колоссальный организм, питавшийся целыми мирами - Левиафан, объект номер сто шестьдесят девять. Землянин защищал свой дом как мог, но Левиафан использовал собственный метод ведения войны - он выпустил в океаны древней Земли своих паразитов, от которых со временем произошла вся современная биосфера планеты. Ящер изо всех сил пытался сдерживать Левиафана и даже погрузил его в спячку, однако у него оставалось слишком мало сил на уничтожение более мелких захватчиков, которые становились всё совершеннее и изобретательнее. Когда шесть-восемь-два пытался стать сильнее, Левиафан рисковал пробудиться ото сна, поэтому ящер мог лишь адаптироваться к новым угрозам. Теперь, когда его не стало, Левиафан начал набирать силы - сейсмические толчки в районе Южной Америки становились всё сильнее и наблюдались всё чаще, земная кора дрожала от движений исполина и в некоторых местах даже трескалась.

— Вот такие пироги. Эта тварь выпьет планету досуха, и на Земле больше никогда не будет жизни - какое дело Левиафану до блох, когда-то давно спрыгнувших с его спины? Но это ещё не самое худшее. После того, как он сожрёт Землю, он отложит в её пустую оболочку яйца, после чего полетит уничтожать другие миры. Его отпрыски через несколько десятилетий - тоже. Через несколько тысяч лет в Галактике не останется ни одной пригодной для жизни планеты.


Внеочередное общее собрание подняло на уши весь Фонд, включая сотрудников первых и вторых уровней допуска. По прямой связи велось соединение с иностранными филиалами.

— Сколько у нас времени?

— Около двух дней, не более. За это время один-шесть-девять успеет проснуться окончательно.

— Есть предложения?.. Да, девятнадцатая Зона, восьмой ряд!

— Доктор Нетвуд. Насколько мы знаем, ваши корабли ещё не приземлились... Может, обстрелять Левиафана с воздуха? Кажется, там осталось достаточно боеприпасов, чтобы расколоть планету надвое - а зверя тем более.

— Стоит попробовать...

— Хорошо. Думаю, можно обойтись и без перехода в четвёртое измерение.


Планета содрогалась от могучих взрывов, гигантские волны сметали всё на своём пути, пробуждались древние вулканы - бой за Землю шёл полным ходом. Странные летательные аппараты кружили над поднявшимся из-под воды каменным панцирем Левиафана, открыв по нему огонь из всех орудий, испаряя миллионы тонн морской воды и сотрясая земную кору. Чудовище, казалось, должно было погибнуть ещё в первые минуты, погибнуть так, как его главный враг, уничтоженный этими же кораблями прошлым днём - но колосс даже не реагировал на всю мощь человеческого оружия. Он медленно поднимался из глубин океана, расправляя исполинские суставчатые ноги, не обращая никакого внимания на попытки людей помешать его целям и, похоже, вовсе не собираясь отбивать атаки. Даже те корабли, которые отважились перейти в многомерные пространства, не смогли обнаружить ни одного уязвимого места на теле Левиафана. Половина Южной Америки и всё пространство на много сотен километров вокруг превратилось в одну сплошную пустыню, испещрённую кратерами и трещинами. Рискуя самим уничтожить Землю, экипажи кораблей прилагали все усилия, чтобы убить захватчика, но - тщетно. Наконец, капитанам поступил приказ прекращать огонь и возвращаться на базы.


— Неужели совсем никаких результатов?

— Нет, вы сами видели, один-шесть-девять просто игнорирует все атаки. На него не оказал влияния ни один из имеющихся у нас видов вооружения. Только побережье взбудоражили.

— Может, попробовать ударить посильнее, использовать какую-то комбинацию орудий?

— А мы что хотим, уничтожить Левиафана или спасти Землю? Такими темпами планета никому не достанется.

— Какие-то ещё идеи есть?

— Можно?..

— Да, шестьдесят первый Сектор, четырнадцатый ряд.

— Доктор Донелли. Мне кажется, нужно задействовать силы три-четыре-три. Он же на нашей стороне, почему бы не попробовать?

— Неплохая идея. Три-четыре-три, скорее всего, согласится быстро, он же поможет нам договориться с остальными Скульпторами.

— С остальными?!


Один из самых могущественных людей на Земле, которого многие за глаза называли Богом, отправился уничтожать титанического зверя, лишь только узнал о том, что же грозит миру в ближайшие дни. Он редко вмешивался в дела простых смертных, но у него, по-видимому, были свои планы, и гибель планеты в них не входила. Однако он оказался бессилен перед пробуждающейся громадой. Все его попытки развоплотить чудовище, заставить его исчезнуть ни к чему не привели. Бесполезным оказался и обрушенный на Левиафана шквал огня и искажений пространства, по сравнению с которым недавняя атака показалась бы праздничным фейерверком.

Тогда Бог стал действовать иначе - если не удаётся убить монстра, ему можно помешать. Ткань реальности дрогнула, но старик не смог даже сдвинуть Левиафана с места. Когда он попытался хотя бы восстановить повреждённую часть земного шара, то увидел, что монстр уже вонзил в земную кору исполинские жвалы и теперь высасывал её содержимое, умерщвляя странные создания, обитавшие в глубине планеты и тоже пытавшиеся дать исполину отпор. Тектонические плиты крошились и трескались, не реагируя на любые попытки Скульптора восстановить целостность мира, словно у этой чудовищной раны была защита от лечения. Бог оказался бессилен против Левиафана. Тогда он призвал на помощь других Зелёных.

По всей планете незримой волной прокатился телепатический сигнал. Он содержал всего одну идею: все люди, способные так или иначе изменять реальность усилием воли, чьи способности превосходили обычные человеческие, должны были явиться в указанное место, дабы всем вместе одолеть зверя. На зов откликнулось несколько сотен человек - но даже все вместе они не смогли замедлить разрушение Земли.


Планета медленно умирала, и Скульпторы больше не пытались остановить этот процесс - их силы уходили на то, чтобы поддерживать атмосферу и защищать убежища уцелевшего человечества. Левиафан проснулся окончательно.

Фонд SCP был на грани паники. Даже Смотрителям явно было не по себе, хотя виду они не подавали. Все сотрудники сгрудились перед экранами и решали, что делать дальше - все козыри человечества оказались битыми.

— И что теперь?! Это... это всё, конец, можно считать, что мы потеряли Землю!

— Не только её. Если оставить всё так, этот монстр переключится на другие планеты.

— И что вы предлагаете?

— Бежать.

— Бежать? То есть...

— Эвакуировать людей как можно дальше, к далёким звёздам, с помощью Скульпторов терраформировать несколько планет, воссоздать жизнь с нуля... И заставить население забыть обо всём, что здесь происходит. И чем скорее, тем лучше. Может, тогда у нас будет чуть больше времени.

— Если даже Скульпторы не могут справиться с Левиафаном, то...

— Выхода у нас всё равно нет. Мы должны сделать всё возможное. Кто-то должен отправиться с населением и восстановить политику секретности, чтобы человечество считало, что так было всегда.

— А оставшиеся?..

— Оставшиеся попытаются если не уничтожить, то хотя бы задержать Левиафана. Хотя бы попытаются.


Организация смогла приспособиться к бешеному темпу развития событий. Многомерные корабли были переоснащены в ковчеги, способные совершать межзвёздные перелёты. Неся груз всех знаний человечества и необходимое оборудование для преобразования планет, они отчалили к звёздам, возле которых были подходящие условия, и создали на них временные базы. Следом отправились особо могущественные Скульптора, которые при помощи сложнейших алгоритмов и уникальных артефактов, о существовании которых знали лишь Смотрители, придали новым мирам нужный вид, включая окаменелости якобы обитавших там ранее форм жизни и многочисленные города, сёла и деревни, скопированные с настоящих городов Земли или созданные по их подобию. Спустя некоторое время новые планеты были заселены людьми, подвергшимися тотальной промывке мозгов - даже в самых глубинах их памяти не осталось никаких воспоминаний об утерянном первоначальном мире, полном аномальных объектов и других опасностей. Конечно, новые артефакты были найдены и на колонизированных планетах, но Фонд быстро взял ситуацию под контроль. Человечество оказалось защищённым гораздо больше, нежели когда-либо - даже потеряв большую часть планет, люди не исчезли бы. Однако они всё ещё были в опасности, исходившей от Левиафана.

Корпорация "Space Connection Protocols" поддерживала связь не только между населёнными человечеством планетами, но и с базой на орбите Земли, где последние сотрудники старого Фонда пытались как-то повлиять на ситуацию. Левиафан за последние дни заметно вырос, и по всему западному полушарию планеты от него расходились ветвящиеся трещины. Земля могла оставаться пригодной для жизни ещё максимум несколько суток, и Организация позаботилась о том, чтобы не исчезнуть вместе с последними бактериями на некогда пышущей жизнью Земле. Колосс, пожиравший планету, казалось, предпринимал всё, чтобы отравить атмосферу и сделать саму земную кору непригодной для проживания на ней или внутри неё живых существ, оказавшихся всего лишь паразитами древнего чудовища. Поглощая жидкое содержимое Земли, Левиафан постепенно погружался в её недра - там он отложит яйца, после чего выберется из пустой оболочки мира наружу и проделает то же самое с бессчётным множеством других планет. Остановить надвигающийся конец света вселенских масштабов можно было только сейчас, без промедления.


— У нас мало времени. Необходимо сделать хоть что-нибудь, чтобы не допустить перемещения Левиафана на другие планеты. Землю спасать уже бесполезно.

— Даже восстанавливая с дубля?

— Именно. Она восстановится вместе с Левиафаном, но без шесть-восемь-второго, мы уже проверяли.

— Есть какие-то идеи?

— Да. У нас есть реальная возможность скинуть Левиафана вместе с планетой на Солнце.

— Его же невозможно сдвинуть?

— Зато можно сдвинуть Солнце. Зелёные способны провернуть такое.

— А если этого окажется недостаточно? Что тогда?

— Одновременно с этим сколлапсировать Солнце в чёрную дыру, тогда он точно не выберется.

— А где нам взять столько энергии? Солнце - звезда совершенно другого класса.

— Осуществить столкновение два-два-пять между собой. Что будет, если всесокрушающее ядро налетит на неразрушимую стену? В момент их столкновения Солнце должно полностью поглотить планету, а остальное доделает физика.

— Как вы себе это представляете?

— Если резко открыть проход между двумя точками, сферы просто не успеют среагировать. Они хоть и не подчиняются обычным законам гравитации, но перемещаются в пространстве, а мы уже умеем его искажать.

— Идея может оказаться стоящей. Кто против?.. Единогласно за. Чего вы ждёте? Приступайте к операции!


Очень скоро план был приведён в исполнение. Из добровольно вызвавшихся Скульпторов почти все были направлены на перемещение Солнца. Титаническая работа была скоординирована как можно более точно, однако из-за масштабов предстоящего дела возникли затруднения - некоторая асинхронность в действиях Зелёных привела к тому, что звезду разорвало на несколько кусков. Это, к счастью, не привело к срыву планов, поскольку всё вещество Солнца прибыло к заражённой планете почти одновременно, окутав её чудовищным пламенем и мгновенно испепелив. Левиафан, оставшийся без гнезда, начал неторопливое движение в сторону других планет системы, готовых слететь со своих орбит, и ему это почти удалось – но двое опытнейших Скульпторов одновременно создали складку пространства, портал, переместивший обе металлические сферы друг к другу. Спустя тысячную долю секунды после их соприкосновения, угол и направление которого вычислялись лучшими умами человечества, Форматоры телепортировались как можно дальше, прихватив с собой орбитальную базу Организации - лишние жертвы никому не были нужны. Во всём Фонде не было ни одного сотрудника, который не следил бы за дальнейшим развитием событий.

Солнце ещё не успело принять прежнюю форму, когда произошёл выброс энергии, сравнимый разве что с Большим Взрывом. Пылающее звёздное вещество за доли секунды раздулось огромным шаром, поглотив планеты-гиганты, и уже готово было рассеяться в холодном космосе, однако неожиданно прекратило своё движение. Медленно, не торопясь атомы обратили свой бег в центр системы, раскаляясь по мере своего движения. Вскоре на месте Солнца в пространстве висела испещрённая протуберанцами ослепительно-белая сфера, вдвое превышающая прежние размеры Солнца. Спустя несколько секунд протуберанцы пропали, и звезда начала сжиматься к своему центру. По мере сжатия её цвет менялся от белого к жёлтому, перешёл в оранжевый, затем - в красный. Само пространство начало искажаться, когда коллапсирующая звезда приобрела фиолетовый оттенок, продолжая уменьшаться и темнеть. Прошло, казалось, несколько часов, прежде чем она, наконец, сжалась настолько, что превратилась в чёрную дыру, крохотный комочек едва ли крупнее картофелины. По ткани реальности прошла судорога, мироздание на миг исказилось - и приняло первоначальный вид. Солнечная система перестала существовать, унеся с собой страшнейшего врага жизни во Вселенной.

Глава 6
Глава 6

Всё было хорошо уже несколько месяцев. Человечество больше не подвергалось угрозе полного уничтожения и даже не помнило о том, что совсем недавно было на грани исчезновения и спаслось, пожертвовав планетой, на которой возникло. Фонд взял полный контроль над несколькими десятками заселённых людьми планет и постепенно восстанавливал былое могущество. Большинство объектов было уничтожено вместе со старым миром, а новые обнаруживались очень редко. Скульптора разделили между собой новые миры и занимались лишь им одним известными делами, если и вмешиваясь в жизнь людей, то делая это тайно. Политика секретности была на высочайшем уровне, безопасность - на ещё более высоком. Как вскоре оказалось - даже слишком.

Первый звоночек раздался, когда в филиалы Организации обратились несколько Зелёных, активно принимавших участие в обустройстве планет. Они утверждали, что их способности воздействовать на реальность начали давать сбои, а у некоторых и вовсе исчезли. Всесторонние исследования не выявили у них каких-либо отличий от обычных людей, а многочисленные эксперименты подтвердили опасения бывших Форматоров - неслыханное событие распространялось, подобно эпидемии, проявившись почти одновременно у всех Зелёных, не щадя ни молодых, ни стариков. Пока Фонд рассуждал, хорошо это или плохо, раздался второй звоночек - силы стали терять и аномальные объекты, хранившиеся в предельно изолированных камерах. Некоторые теряли все свои свойства, другие - только их часть, а иные не были подвержены неведомому процессу вовсе. Несмотря на все усилия учёных, найти причину странного "разаномаливания" объектов не удавалось - они просто становились обычными предметами, иногда странными, но, как правило, неопасными. Некоторое оборудование, использовавшее самые сложные научные принципы, также отказывалось работать так, как должно. С одной стороны, нужда в особых условиях содержания постепенно отпадала, и Фонд мог позволить себе чуть расслабиться, но с другой - никто не знал, чем это может обернуться, и неизвестность вселяла всё больший страх с каждым новым событием. Было устроено новое собрание.


— Мне каж... то...

— Доктор Гаспар?..

— Видимо, межпланетная связь пропала окончательно. Дамы и господа, думаем быстрее!

— Возможно, они могли действовать только на Земле, а поскольку она теперь уничтожена, аномалии теряют силу.

— Нет, исключено. Объекты, найденные здесь, деактивировались точно так же. Ещё версии?.. Да, говорите.

— Может быть, терраформирование испортило какую-то... ауру, которая отвечала за работоспособность объектов?

— Вряд ли, та штука на Фолоксе перестала действовать пару дней назад, а мы туда не лезли.

— А если существует некая сущность, отвечающая за аномальность объектов, и сейчас она, как бы сказать, отключилась? Может такое быть?

— Не может. Эксперименты с "Отвечающим", пока он ещё был жив, опровергли эту теорию.

— Значит, остался только один вариант. Профессор Абельфор работал над так называемой теорией голограммы, согласно которой все базовые частицы мироздания - проекции одной-единственной такой частицы на многомерный мир, и эти проекции как-то взаимодействуют друг с другом. Через несколько дней после коллапса Солнечной системы он сказал, что наблюдаемые им базовые частицы начали синхронно меняться, как бы разрушаясь, чего раньше он не замечал. Он говорил, что должен всё перепроверить, потому что эти изменения были очень малы, но... Видимо, мы испортили оригинальную базовую частицу.

— Вы хотите сказать, что...

— Да. Именно об этом я и говорю. Конец света по сценарию ZK.


Последующие попытки предотвращения катастрофы проходили в авральном режиме с минимальными возможностями. Каждый день отказывали всё новые аномальные объекты, Зелёный тип уже перестал существовать как таковой - все Форматоры потеряли свои способности. Портилось и обычное мироздание – всё чаще случались разрушительные катаклизмы, предугадать или предотвратить которые было практически невозможно.

Опытнейшие учёные Фонда корпели над планами и теориями, пытаясь найти лазейки в ещё не рухнувших законах природы, чтобы получить хотя бы призрачную, но возможность восстановить базовую частицу. К работе были подключены лучшие умы человечества, поскольку вычислять порой приходилось буквально голыми руками – то и дело отказывали вычислительные машины, многие технологии оказались бесполезны.

Однако лазейка всё же была найдена. Был обнаружен способ воздействовать на оригинальную частицу через её проекции, и работа уже близилась к завершению – оставалось построить необходимый комплекс машин. Казалось бы, дело за малым, но время неумолимо шло, и с его течением мироздание рушилось во всё возрастающем масштабе.

Первым на всех планетах разом понизилась температура. Сначала на десять градусов, потом на пятнадцать, потом – ещё на двадцать. На экваторах столбик термометра едва доходил до минус десяти. Но это было ещё не самое страшное.

Начала падать скорость света, гравитация хаотично менялась, электричество текло по проводам медленнее, чем смола по коре дерева. Человечество с ужасом наблюдало, как планеты сходят с орбит, а Вселенная распадается на составляющие. Мир рушился, неспешно, словно в замедленной съёмке, но уже необратимо. Люди могли только наблюдать и молиться.


Где-то за пределами пространства и времени несколько сущностей наблюдали за угасающей реальностью. Они очень редко вмешивались в жизнь Вселенной - в их мире были и более важные вещи. Одна из сущностей неожиданно нарушила молчание.

— Пора вмешаться.

— Думаешь?

— Конечно. До того, как попасть сюда, мы были такими же сотрудниками Организации, как эти несчастные, и помочь им - наш долг.

— София, ты живёшь прошлым! Впрочем...

— Что, если создать новую Вселенную, а эту оставить умирать?

— Человечество слишком многое пережило, чтобы просто исчезнуть. Мы можем просто восстановить мир с более ранней точки, когда он ещё был стабилен.

— Всё может пойти ещё хуже, и последствия будут фатальными даже для нас.

— И всё же? Риск бесконечно мал.

— Хорошо. Как ты предлагаешь остановить энтропию?

— Заменить повреждённую базовую частицу на новую, сместить темпоральную точку назад и изменить несколько событий. Цепная реакция не начнётся, и Вселенная будет развиваться так, как и должна была.

— Звучит убедительно. Я согласен.

— Значит, решено?

— Решено.

Глава 7
Глава 7

— Эй, Ренс, где ты пропадал? – молодого человека с котомкой резким хлопком по плечу остановил мужчина средних лет с кузнецким молотом.

— Ох, напугал, - парень нервно улыбнулся, - Да я в город ездил, невесте своей подарок покупал. Вот, смотри, - он достал из котомки жемчужное ожерелье, - как?

— Выглядит дорогим...

— Конечно, я же на него спустил половину заработка!

— Ей понравится, наверняка, - мужчина улыбнулся, - Ну ладно, я пойду, мне ещё лошадь господина подковать нужно.

— Удачи тебе.

— Взаимно.

Ренс улыбнулся чему-то своему и побрёл в посёлок. Услышав хруст под ногами, парень остановился и посмотрел под ноги – оказалось, он раздавил какой-то сорный цветок, пробившийся из-под камня. Парень только пожал плечами и пошёл дальше. Подумаешь, мелочь какая! Он не мог знать, что в прошлый раз всё началось с бритвы.