Радикальные перемены
+28

Доктор Гирс напечатал последнее предложение, нажал "Отправить" и откинулся в кресле, позволив себе минутку удовольствия от хорошо сделанной работы. Урегулировать инцидент со стрельбой по своим при участии ГОК оказалось делом нелёгким - напряжённость между двумя организациями стала почти критической, но люди с умеренными взглядами сумели отстоять свою точку зрения, и в итоге обе организации (неофициально, конечно же) согласились оставить прошлое в прошлом. Вдобавок, последнее испытание службы безопасности прошло на "Отлично" по всем пунктам, так что ситуация в Зоне 19 была, наверное, самой спокойной за последние несколько лет. Не чувствовать груз нервной напряжённости было непривычно, но и приятно.

Компьютер издал низкий электронный гул. Гирс выпрямился и открыл пришедшее письмо. Пробежав глазами по тексту, он кивнул. Всё, как и ожидалось.

Гирс вышел из кабинета, прошёл к стойке ресепшена (новая секретарша с виноватым видом закрыла пасьянс). Гирс одобрительно кивнул ей, потом потянулся через неё к интеркому. - Всем внимание, - объявил он по системе оповещения. - С 10:48 сегодняшнего дня Совет О5 постановил понизить Уровень Готовности по Организации до Зелёного. Повторяю, по состоянию на 10:48 сегодняшнего дня УГО понижен до Зелёного. - Он взял паузу и облизнул губы. - Процедуры, соответствующие Зелёному Уровню, вступают в силу немедленно. Это всё.

Пару секунд ничего не происходило, потом из машинного зала вниз по коридору раздалось бодрое юношеское "ЗАЕБИСЬ!", а за ним - взрыв смеха. Не того вымученного, полуистерического смеха, который обычно слышался из кабинетов, а громкого, радостного, искреннего смеха.

По тонким губам д-ра Гирса промелькнуло нечто, которое можно было бы назвать тончайшим намёком на слабую тень улыбки. Но оно так быстро исчезло - наверное, показалось.


Доктор Клеф дослушал сообщение, потом кивнул в сторону класса, закрыл ноутбук и включил свет.

— Оставшуюся часть семинара я выложу в интранет, прочитаете самостоятельно. Можете идти.

Он вышел из класса и быстрым шагом целеустремлённо направился в кабинет, который находился в соседнем крыле. С улыбкой он вытащил с полки полупустую бутылку виски Jameson, потом подумал ещё раз, вернул бутылку на место и отправился к сейфу. Набрав последовательность из двадцати цифр и отодвинув в сторону пистолет с патронами, Клеф извлёк из недр сейфа бархатную коробку с хрустальной бутылкой Rémy Martin. Он налил себе стаканчик, поднял руку в тосте, но задумался, не успев пригубить.

Пить такое одному было как-то неправильно.

Взяв бутылку и два коньячных бокала, он открыл дверь. За дверью стоял очень удивлённый и даже несколько поражённый Стрельников со стеклянной бутылкой в одной руке и двумя стаканами в другой.

— Дмитрий. Именно тебя я и искал. Заходи, присаживайся. Помоги мне с этой бутылкой.

— Только если ты поможешь мне с этой, - сказал Дмитрий, поднимая свою бутылку.

Мужчины уселись за стол. Бутылки были раскупорены, стаканы - наполнены, а мнения - озвучены.

— Дмитрий, ты что? Хреновуха? На чём ты её настаиваешь, на метилоранже?

— Настоящая выпивка для мужчин и солдат. Не то, что эта бурда.

— Эта, как ты говоришь, бурда является ничем иным, как коньяком Louis XIII Remy Martin. Бутылка стоит больше тысячи долларов, а коньяк пьётся гладко, глаже, чем шёлковые трусики на элитной проститутке.

— На вкус - вода водой. Алкоголь должен обжигать. Должен причинять боль, чтобы ты знал, что живёшь.

— ...это мы про спиртное или про женщин?

— А есть разница?

— Может и нет. Лучше всего, когда они десятилетней выдержки. И то и другое замечательно идёт с коксом.

— ХА! Лично мне женщины - как пиво, одной всегда мало, а?

— Да, но в отличие от холодных женщин, холодное пиво людям нравится больше. - Клеф рассмеялся и запел: "Белые зубы пиво открывали, нежные руки это пиво разливали..."

— Зато выдохшееся пиво больше легко бросить.

— Это верно. Как насчёт... "Ах, мальчик мой, в поход сыграли гооооорны, осенний ветер реки остудииииил...."

— Эта херня пусть идёт нахер! - рыкнул Стрельников, пролив немного из стакана. - Петь будем НАСТОЯЩУЮ песню!

— БУДЬ ПО-ТВОЕМУ! - оскалился Клеф. Доктор прокашлялся, стянул через голову галстук и расстегнул пару пуговиц на рубашке. Подняв ногу на стол, и опасно закачавшись при этом, Клеф принял позу рок-звезды, взял в руки вместо гитары клавиатуру и не то заорал, не то запел: "WEEEEELL, IT'S ONE FOR THE MONEY!"

"TWO FOR THE SHOWS!" - подпел ему Дмитрий, стоя на кресле и играя на воображаемой гитаре.

"THREE TO GET READY AND GO CAT GO!" - пели они хором. - "But don't you step on my blue suede shoes. You can do anything but lay off of my blue suede shoes!"[1]

Примерно через полчаса они перебрали весь репертуар Элвиса Пресли, который ещё не затмился алкоголем, попробовали спеть "99 Luftballoons" (но наткнулись на полное незнание немецкого текста), и мутными голосами выводили гимн Советского Союза. В дверь постучали.

— Щас открою! - пробормотал Клеф и по диагонали двинулся к двери. - ЧЕГО НАДО! - заорал он, прислонившись к дверному косяку. - А, привет, Каррин.

— Я пыталась дозвониться до вас с Дмитрием уже двадцать минут. Почему к телефону не подходите? - раздражённо спросила секретарь Брейк.

— Я телефон ещё на той неделе из стены выломал, - признался Клеф. - В чём дело?

— Критическая ситуация, - строгим голосом пояснила девушка. - У нас кризис в столовой.

Клеф с Дмитрием мгновенно побелели от осознания того, что они напивались, а где-то в Зоне могла быть критическая ситуация. Через несколько секунд они уже неслись по коридору, сбивая горшки с цветами и даже умудрились пробить одну гипсокартонную перегородку. В столовую они вломились, белые как мел, и до крайности взволнованные...

... и увидели вечеринку в полном разгаре. На стенах висели распечатанные плакаты вроде "ПОЗДРАВЛЯЕМ!" и "ЗЕЛЁНЫЙ УРОВЕНЬ!". Вдоль одной из стен стоял здоровенный шведский стол с едой и напитками. У дальней стены стояла караоке-машина, на которой доктор Джеральд вдохновенно наяривал (пусть и не попадая в ноты) песню Guns N' Roses "Sweet Child o' Mine".

Все застыли и уставились на вновь прибывших, которые споткнулись о порог и сидели на полу. Клеф с раздражением обратился к ухмыляющейся Брейк.

— Ты же сказала, что тут кризис!

— Был кризис, - сказал Брайт, подошёл к ним на четвереньках и украсил их головы остроконечными шляпами. - Это потому, что вас тут не было!

Смех и радостные вопли.


Ещё через полчаса Клеф сумел простить их и разрешил всем заглядывать в свой мини-бар. Вот тут-то вечеринка и пошла полным ходом.


— Что ж, - сказал Кроу, почёсывая задней ногой за ухом. - Наверное, лучшая вечеринка в честь Зелёного Уровня за последние ... когда там прошлая была? Пару лет назад?

— Один год десять месяцев и шестнадцать дней, - сказал Гирс, отпивая из бокала что-то газированное. Он стоял в углу и наблюдал, как доктор Райтс загоняет в угол нескольких сотрудников рангом повыше, чтобы показать им фотографии своей дочери.

— Точно. Та вечеринка этой в подмётки не годится. - Кроу лизнул ещё май тай. - Например, еда лучше.

— Приятнее всего отличная компания, - добавил Гирс, отпивая ещё раз.

— Удивительно слышать от тебя что-то столь сентиментальное, - отметил Кроу.

— Это же логично, - ответил Гирс. - Все радости, в том числе радость от еды, получаются вследствие выброса эндорфинов в кровь, а наличие рядом друзей способствует этому.

— Да, от тебя ничего иного ожидать и не следовало, - рассмеялся Кроу.

— Конечно. - Гирс отставил бокал и поправил галстук. - Теперь прошу меня извинить. Думаю, что скоро понадоблюсь вон там. Народ собирается танцевать паровозиком, а когда танцуют паровозиком, надо принимать участие. Это же логично.


— А знаешь, чем работа в Фонде хороша для вечеринок? Офигенно экономишь на пицце и напитках.


Примерно к полуночи вечеринка пошла на убыль. Небольшая компания людей стояла на крыше Зоны содержания. Все они были сотрудниками высокого уровня. И у всех были в руках бокалы с шампанским.

— Настанет день, - объявил доктор Манн - когда всех нас будут судить. И когда этот день настанет... пусть меня судят по тому, какие у меня друзья.

— Истинно так, - отозвалась Лайт.

Все они выразили одобрение и выпили.


На балконе многоквартирного дома, точное местонахождение которого разглашать не следует, сидели мужчина и женщина и любовались полной луной. Рядом с ними на столике стояла бутылка хорошего портвейна, ломоть сыра Стилтон и тарелка с крекерами.

Послышался электронный "бип" и мобильник на столике слегка завибрировал. Мужчина потянулся за телефоном и открыл его. - Да? - негромко произнёс он.

Некоторое время он слушал, потом нахмурился. - Это очень срочно? - Послушал ещё и кивнул. - Ну тогда не будем портить друг другу жизнь. До утра никуда не денется. Зелёный Уровень держите ещё восемь часов, а потом разошлите в Зону 19 уведомление с Желтым приоритетом. Отбой.

— Звонят с работы, радость моя? - спросила женщина. - Важный звонок?

— Подождёт, - сказал О5-7, взял ладонь своей жены в свою и крепко сжал. - А пока, думаю, можем позволить себе заслуженный отдых.

КОНЕЦ


  1. Песня Элвиса Пресли "Blue Suede Shoes" ↩︎