Код Коричневый
-1

“Это плохая идея”, - пробормотал доктор Джек Брайт, на данный момент находящийся в теле пятидесяти четырёх летнего еврея мясника, который был приговорён к смерти за убийство своей жены и использование её тела в качестве дополнительной начинки для мясных пирогов. Это тело больше всего походило на его собственное, хотя оно и было на пару десятилетий моложе. Он садится в кресло за большим столом, пытаясь устроиться по комфортнее. Он был женщиной последние несколько месяцев, после перемещения в тело носителя другого пола ему всегда казалось, что некоторые части висят там, где не должны.

“Я думаю это пиздец какая ужасная идея, но”, - О5-6, так же известный как Ковбой, давным-давно известный как Майкл Брайт, сел в своё кресло. Он поправляет свой ремень, пытаясь заставить чувствовать себя как дома, но правильного чувства не было с тех пор как он отдал свои пушки. Он кинул через комнату взгляд, полный едва скрываемой алчности, на новую хозяйку. Она заслужила их, у него нет права потребовать вернуть их, но отсутствие револьверов чувствовалось так же. “Ты делаешь многое для семьи, особенно когда они…” Он искал слово, затрудняясь найти вежливое.
“Стареют, Майкл. Она постарела”, - закончил Джек, он никогда не был вежлив. Он повернулся в другую сторону чтобы убедиться, что его младший брат в безопасности в своём кресле и не упадёт. Он должен был позаботиться о Ти Джее. Правила встречи были чётко обозначены: ни пушек, ни нянек, никого, кто не является частью семьи быть не должно. Таковы времена. “Странно думать, что кто-то из нашей родни постарел, но… Она постарела. Довольно быстро, на самом деле”.

“А она не может просто достать себе новое тело?” - перебил Йорик Элрой с того места, где он прислонился к стене. Как один из младших членов семьи, окольный внук доктора Брайта решил занять позицию стоя, предпочтя дать старшим усесться по удобнее. Тот факт, что это позволяет ему контролировать все входы из конференц-зала, а, следовательно, добраться до них первым, наверняка тоже как-то повлияло на решение. “Я слышал, она была вовлечена в переполох в Зоне 23”.

“Может это было желание, исполненное 239”, - высказала своё мнение спец агент Сэрра Арджент. Она тоже решила не сидеть, но, в отличие от своего прагматичного кузена, она расхаживала вдоль стола, её руки никогда не отдалялись от жемчужных рукоятей револьверов. Если они не принадлежали ей по праву рождения, то по долгу. “Помните, как было с…” – её взгляд переместился туда, где её отец рисовал своими мелками. Все повернулись за ней, и тут же отвернулись, почти как синхронно. Семья, которая стыдится вместе…
“Да сколько ещё они будут заставлять нас ждать?”, - спросил ковбой, поправляя пояс в сотый раз за последние пять минут.
“Не долго”, - отозвался голос у двери. Та часть семьи Брайт что принадлежит фонду переключает внимание на дверь, и они хмурятся как один. Кто-то говорил? Сложно сказать. Там никого не было.

Она была азиаткой, молодой и довольно коренастой. Было трудно держать эти факты в голове. Она была одета во что-то в роде… И она была примерно… Единственным из всей группы, кто мог удержать свой взгляд на ней с хоть каким-то успехом был Джек, но тогда он держал свой разум вне тела, так что она и не старалась повлиять на него. “Они послали меня вперёд чтобы убедиться в том, что вы соблюдаете правила.” Она прошла вдоль другой стороны стола осматривая стулья, проверяя снизу, в общем, была подозрительной засранкой. Она не обращала внимания на присутствующих, они её не интересовали. “Сары нет?”

Брайт фыркнул, наблюдая за тем как его семья пытается найти источник звука. Он просто смотрел на неё, облокотив подбородок на кулак, его глаза слезились. “Вижу, кто-то подрос, дорогуша”, - он немного улыбнулся своей пра-праплемяннице, уверенный в том что был единственным узнал её, - И нет, Сары нет. Мы не смогли бы привести Ти Джея, нет, всё в порядке, продолжай красить”, - он погладил младшего брата по голове чтобы успокоить мальчика, который взглянул вверх, услышав своё имя, - “если бы Майкл не рискнул с «новым экспериментальным лечением». Сара была бы вне себя. Впрочем, она вряд ли заметила бы.

“Эта девчонка замечает больше, чем ты мог подумать”, - сказала взрослая женщина, проследовавшая в комнату за своей дочерью. Клэр Люменюкс Вторая, или Младшая для друзей, как и для врагов, была почти такой же незаметной, как и её дочь, однако это была скорее натренированная незаметность, порождённая потребностью не выделяться, не быть схваченной. Она была худой, а её волосы были почти полностью белыми. Она обвела взглядом всех сидящих за столом, за исключением одного. Её лицо смягчилось, когда она увидела Ти Джея, ей явно нужно останавливать себя, чтобы не подойти к той части стола и не дотронуться до него. Блестящая электрическая дуга слетает с её пальцев на стул, когда она отодвигает его. “Слишком много статического электричества”, - криво улыбнулась она.

“Тише, тише, тётя. Не пытайся напугать бедных тюремщиков. Ты же знаешь – наша кровь не течёт так быстро”, - произнёс следующий человек, появившийся в дверях. Он носит тёмные очки, скрывающие глаза, и ходит с тростью с красным наконечником. Ему пришлось оставит собаку дома, она попыталась бы укусить кого-нибудь. Дэвид Блайндмэн, часто называемый Законный Сын, или Законный Наследник, пришёл чтобы говорить от лица Бесчисленного Выводка – детей, которых во времена бурной молодости наплодил O5-6. Некоторые из Выводка утверждают, что произошли от других членов семьи Брайт, однако все они были объединены под одним знаменем, к лучшему или к худшему. Дэвид кивнул отцу и легко садится в кресло. “Отец. Я бы сказал, что рад тебя видеть, но ты позаботился о том, чтобы это не было правдой.”
“Дэвид, - громогласно произнёс Шестой. Он неудобно подвигался в своём кресле, руки опять на поясе. – У нас уже был этот разговор. Я хотел спасти тебя”, - он взглянул вдоль стола на младшего брата. - От всего.”

“У тебя всегда был забавный способ защищать людей, сынок.” Двое сидевших работников Фонда вскочили на ноги когда молодая темнокожая женщина, одетая в традиционный хиджаб и скрывающее формы платье пролетела через дверь. Нужно уточнить, что слово “пролетела” здесь говорит о том, как это чувствовалось, а не том, что она действительно левитировала. Нужно выражаться конкретно, когда описываешь этих людей – никогда не знаешь, что они могут сделать. Она улыбается людям за столом, крепко обнимает каждого, потом делает то же самое с Ти Джеем. Он кажется раздражён тем, что она отвлекла его от рисования. “Привет, мальчики, рада вас видеть”, - сказала она, всё ещё улыбаясь пока проходит к столу. Когда-то её звали Эвелин, иногда называли Второй, с момента своего ухода и омоложения она имела тенденцию называться Ехидной, или, пребывая в романтичном настроении, Матерью Монстров. Этот титул пришёл к ней одновременно естественным путём и искусственным. Она усаживается в кресле с грацией королевы, её широкое платье странно топорщилось в разных местах, пока не было поправлено.

“Твой отец не смог прийти?”, - этот вопрос был обращён к Майклу, но ответил Джек.

“Папа на пенсии. Он ясно дал понять, что не хочет быть вовлечённым во что-либо, даже если это дела семьи.” Леди, что живёт созданием тварей, подняла бровь взглянув на сына, но ничего не сказала. Если её муж хотел выйти на пенсию, что ж, тем лучше для него. По крайней мере он выбрался.
Последний кто вошёл в комнату был единственным, кому доверяли они все. Высокий худощавый рыжий парень, одетый в фиолетовые одежды в арабском стиле, он был известен под многими именами. Доктор Джозеф Тамлин. Йозеф Бин Тамлин. Иешуа бен Иосиф. Время. Тот Ублюдок. О5-13. Ёлки в Палках. Ох, блять, Почему Он Здесь. Сокрушитель Стен. И десятки, если не сотни других, разбросанные по тысячам лет человеческой истории. Многие строили теории о том, что Тамлин не имя, а титул, секретно передающийся. Эти люди ошибаются. Наверняка. Возможно. В большинстве временных линий. Это становится странно, копишь? Время случается, всё вместе, единовременно – “Не утруждайся, они всё равно не поймут”, - прокомментировал Тамлин в пространство комнаты. Обе стороны стола обменялись взглядами, но ничего не сказали. Они все привыкли к его внезапным высказываниям. Он достал старый телевизор на подставке, люди определённого возраста могут вспомнить похожее со времён начальной школы, с видеомагнитофоном VCR на полке под телевизором. Он окинул взглядом собравшихся персон, мысленно проверяя людей в своём списке и кивнул самому себе. “Хорошо! Мы все здесь, можем начинать.”

Йорик провёл свой мысленный подсчёт и поднял руку: “Ам, извините, но я так не дум-”

Тамлин перебил его. “Да, Клэр не присутствует с нами, не смотря на то, что это она созвала встречу. Причина этому здесь, - жест с видеокассетой, - “Клэр дала мне это в 1981 для просмотра в случае её смерти-” Раздался коллективный вздох с обеих сторон. “Что, согласно её заметкам, случилось…”, - он остановился, глядя на дальнюю стену. Как будто притянутые каким-то ужасным магнитом все глаза, или лицо, в случае Дэвида, повернулись в сторону стены и часов на ней. Стрелки продолжали тикать, пока не остановились на двенадцати и пяти. “Только что.”

Дэвид, Клэр Вторая, Джэк и Сэрра опустили на момент головы со скорбью и уважением. Никто опустила бы голову за свою бабушку, но так как её никто не видел, она не утруждала себя. Йорик держит глаза на Тамлине, пока Ти Джи продолжает красить. Эвелин закрывает лицо руками и рыдает с мыслью о том, что она пережила своего ребёнка. Майкл просто проворчал, как он всегда это делает:“Чёрт побери этих предсказателей. И её со своей склонностью к драматизму, ждущую пока мы все не соберёмся чтобы умереть. Ай! Что это, чёрт возьми, сейчас было?” Он потёр затылок, оглядываясь по сторонам. Но его ударила Никто, так что он быстро забыл об этом.

“В любом случае, - продолжил Тамлин, - это её последнее желание. Есть возражения против проигрывания этого? Нет? Хорошо.” Он осторожно вставляет кассету в видеомагнитофон и нажимает «пуск». Он подходит к выключателю, чтобы предоставить лучший обзор и останавливается, наблюдая за тем какими напряжёнными стали остальные находящиеся в комнате. “Да, давайте оставим свет, действительно. Не хочу чтобы у кого-то возникли скверные идеи”, - не смотря на то, что он, скорее всего, смотрел на Никого пока говорил это, она просто пожала плечами и постаралась выглядеть невинно.
Запись началась с вида молодой африканской женщины, ее волосы уложены в длинные косички из бус, одета в простое жёлтое платье. Она сидя смотрит в камеру, руки сложены впереди.

Сэрра морщится, смотрит на Клэр Вторую, потом всматривается в Эвелин, качает головой и наклоняется вперёд, открыв рот чтобы задать вопрос дяде Джеку. Он прижимает палец к её губам, не оглянувшись на неё.
“Я объясню позже”, - заверил он.

Она скрестила руки на груди и прислонилась спиной к стене, надувшись лишь слегка.

На экране Клэр кивнула, по-видимому, в направлении Джека. “Да, так будет лучше, спасибо. Здравствуйте все!” - сказала она с яркой улыбкой, ее взгляд, кажется, бродит по собравшимся. Другие в ответ кивают, понимая, что на каком-то уровне она видела их или уже видела их, или что-то еще.
SCP-590 не поднимает глаз от своих мелков. Он просто поднимает одну руку, чтобы помахать экрану. “Привет, Клэр! Я по тебе скучал!” Его братья смотрят на него в шоке, не привыкшие к его речи.

Клэр на экране улыбнулась шире, глядя на своего любимого брата: “Я тоже скучаю по тебе, Ти Джи. Ты присматриваешь за своими старшими братьями?” Похоже, она не ожидает ответа, так как возвращается к сканированию собравшихся. “Привет, опять, моя семья. Приятно видеть вас всех вместе, даже если обстоятельства не самые лучшие. Так, давайте покончим с формальностями. Я, Клэр Люменюкс Старшая, урождённая Клэр Брайт, чаще всего известная как Маленькая Сестрёнка, в здравом уме и, в настоящее время, здоровым телом, настоящим заявляю, что это моя последняя воля и завещание, и объявляю Джоуи Тамлина единственным исполнителем моего имущества.” Она глубоко вздохнула и сделала паузу, склонив голову на бок. Ее взгляд падает туда, где Джек двигался, словно собирался говорить.

Джек нахмурился на экран и закрыл рот. На несколько минут наступила тишина, живой Брайт смотрит на Брайт на экране, как будто каждый пытается молчать дольше другого. Все остальные нервно переминаются, не зная, чего ожидать. Наконец, Клэр, щурясь от яркого света, начала говорить снова. “Если вы не скажете, я не смогу на это ответить, вы знаете, как это работает.”

Брайт издавал долгий раздраженный вздох: “Как мы можем быть уверены, что ты мертва?” В этот момент каждый сотовый телефон в комнате зазвонил со своим индивидуальным рингтоном. Джек старался изо всех сил не выглядеть смущенным пока нежные ноты “Макарены” перекрывали другие мелодии. Он открыл телефон и посмотрел на ужасную фотографию. “Ну, по крайней мере, она умерла в постели.”

“Да, уверена, мне было очень комфортно, - с кривой усмешкой ответила Клэр, кивая брату, - я отошла в мир иной, но моя тень будет ещё долго лежать на мире этом. В конце концов, что хорошего в том, чтобы видеть будущее, если ты не можешь продолжать что-то менять после смерти? Ха! У небытия ничего на меня нет, вы можете поставить свои штаны!” Ее глаза обвели стол, улыбка угрожала разделить лицо на две части. “Даже Гэри Селдон не сравнится с моими махинациями! Но, ладно, не буду злорадствовать.” Она прочистила горло, пытаясь придать лику более уравновешенное, нейтральное выражение: “Моя воля. Да. Давай пойдём от старшего к младшему, ладно?”

Она обратила свой взгляд к ее все еще плачущей матери: “Мама.” Эвелин поднимает голову, глядя на дочь, ее глаза красные от слез. “Я благодарна тебе за всё. Ты дала мне жизнь. Ты вытащила меня прежде, чем некоторые люди...” - её взгляд устремился к старшим братьям, -“могли превратить мою жизнь в ад. И ты дала мне новое тело, когда старое вышло из строя. - Она рассеянно погладила свои косички, - итак, я решила, что единственный способ вознаградить тебя - это жизнь. Джоуи?”

Доктор Тамлин сунул руку в стоящую рядом со стулом сумку, с которой он не входил. Очень осторожно он вынул небольшую, меньше чем хлебница, но больше шкатулки для кольца, коробку и обошёл стол, чтобы поставить её перед Эвелин Брайт.

Она медленно, нерешительно протянула руку и подняла крышку. Ее лицо застыло в удивлении, пока она смотрела на разноцветные огни, отражающиеся у неё на лице. Она осторожно развернула коробку, чтобы остальная часть семьи могла ее увидеть, и была вознаграждена вздохами восторга. Внутри маленькой коробки находилось яйцо, размером не больше куриного, но скорлупа его была покрыта медленно меняющейся гаммой красок. Оно светится изнутри теплым, здоровым светом. Эвелин с некоторой неохотой закрыла коробку и повернула к себе, сложив руки на ней.

“Оно называется Мировое Яйцо. По словам дилера, от которого я его получила, в нем должна содержаться еще одна вселенная, еще один маленький большой взрыв, ожидающий, когда энтропия выйдет из-под контроля, чтобы он мог сделать свой ход. Я не вижу его трескающимся на протяжении твоей жизни, но, думаю, тебе всё равно будет забавно им обладать. Ты была восхитительной матерью, насколько могла. Спасибо, мам.”
Ехидна опустила голову и натянула вуаль на лицо, чтобы плакать в одиночестве.

Отворачивая взгляд от матери, Клэр нахмурилась, когда с некоторым отвращением посмотрела на старшего брата. “Майкл. Что подарить человеку, у которого есть всё?” - она жестом указывала на Тамлина, который шарил в своей сумке, пока не вытащил футляр длиной около шестидесяти сантиметров, шириной, может, в тридцать, в твердой оболочке и открыл защелки, как у музыкального инструмента. Он поднёс это к Майклу, который остановил его одной рукой.

Наклоняясь вперед, Майкл открыл чемодан и с недоумением изучил содержимое, прежде чем повернуть его лицом к семье. Внутри оказались остатки палаша в обтянутом красным бархатном кожухе. Чуть меньше полуметра в нижней части занято рукоятью с клинком, верхняя часть удерживает несколько осколков лезвия, привязанных резинкой. Он перевёл насмешливый взгляд на экран и изогнув бровь: “Это что за чертовщина?”

“Моя маленькая подземная железная дорога, или, по крайней мере, её оставшаяся часть, называется Маленькие Сёстры. Я всегда любила её, потому что она работает на многих уровнях. С одной стороны, все любят делать отсылки на “1984”, когда Маленькие Сестры объединяются, чтобы помочь следить за Большим Братом, которым является Фонд, и надоедать ему. И, на более личном уровне, я постоянно тебе говорила, что маленькая сестра всегда следит за своим старшим братом. Хоть я и умерла, но имя живет, - видео кивает своим потомкам, - я больше не здесь, чтобы уделять тебе внимание. Поэтому мне пришлось оставить тебя с чем-то, что всегда будет напоминать обо мне. Это, - темная рука указывает туда, где Майкл осматривает разбитый клинок, - первый Дамоклов меч. Позвольте сообщить, не мало сил ушло на поиск плода воображения, и, как видите, он прошла через многое. Но теперь, когда бы ты не посмотрел на него, почувствуешь тяжесть, нависшую над головой, и вспомнишь меня”, - Её лицо озарила жестокая улыбка. “Кто знает? Это может он спасёт тебе жизнь, если будешь держать его рядом”, - сказала и подмигнула, зная, что даже этот небольшой намек на предупреждение заставит его держать меч рядом.

“Что приводит меня к среднему брату, и смешанным чувствам”. Ее взгляд перешёл на Джека, поймав его на том, чтобы удостовериться, что Ти Джей не пролил свою коробку с соком. Он посмотрел на экран с лицом, лишенным эмоций, неуверенным, откуда его сестра достала всё это. “Джек. Мой брат, мой друг, мой величайший враг и, зачастую, союзник.” Джек не взглянул на своего старшего брата и на начальника по работе. Майкл, однако, позволил своему взгляду блуждать между экраном и братом, хмурясь все больше и больше. Клеэр продолжила, как будто ничего не случилось. “Тебе, мой дорогой брат, я дарю свое молчание, как и всегда”. Братья и их сестра на экране обменялись взглядами, не вооружённым взглядом видно, как все трое мысленно соглашаются никогда больше это не вспоминать. “И это. Я знаю, вы думали, что учли их всех, но мне удалось припрятать одну.”

Доктор Тамлин достал бутылку из пачки многих вещей. Бутылку, сама форма которой заставляет Джека вздохнуть, а его лицо светиться от восторга. Бутылка, кажется, была сделана стеклодувом с запущенным случаем хронической икоты, а жидкость в ней темная, немного сиропообразная и имеет темно-синий оттенок.

Йорик издал вопросительный звук, когда Джек протянул руку и достал бутылку, прижимая ее к себе, как будто это хрупкая фарфоровая кукла или ребенок. Звук не возымел никакого действия, и Йорик прочистил горло. Когда и это действие не получает ответ, он закатывает глаза и говорит: “Эй, дед. Что в бутылке?”

Голова Джека дёрнулась вверх, немного виновато, и он оглянул стол: “А, да. Это. Ну, это бутылка первого виски, которое я сделал в своей первой жизни. У меня есть две бутылки для особых случаев, но третья! Ну и ну!” Он осторожно вынул пробку, всего лишь на сантиметр, чтобы открыть горлышко, и даже через такое маленькое отверстие запах ферментированных яблок быстро наполнил комнату. Он посмеялся и улыбнулся экрану: “С возрастом все становится лучше! Спасибо, Клэр. Я выпью в твою честь.”

“Я не ожидала от тебя ничего другого. Что приводит меня к моему люби…”
“Нет.” Ти Джей сел прямо в своем кресле, глаза смотрят на экран, впервые обращая внимание на что-либо, в его взгляде видны непривычные осознанность и ум.

“Ах, Ти Джей, - Клэр прочистила горло, - у меня есть кое-что особенное для тебя.”

“Нет”, - повторил Ти Джей, его голос стал сильнее, взгляд сосредоточился на ее лице. “Дальше, сестра.”
В его голосе прозвучала угроза, которая шокировала тех, кто знал его только как SCP-590 с почти мёртвым мозгом. Даже его самый близкий родственник, его драгоценный брат Джек, кажется, потерял дар речи.

“Все в порядке, Джеймс, я знал, что она попробует это. Мы подготовились.” Ти Джей потряс рукой, чтобы схватить ладонь Джека и слегка сжал ее.
Клэр нахмурилась, уставившись на своего младшего брата. Затем она пожала плечами. “Если ты этого не хочешь, я позабочусь о том, чтобы кто-то, кому это нужно, получил это.”

TJ кивнул один раз, и его лицо снова стало пустым, вернулось к бессмысленной улыбке, которая всегда сопровождает его. Он вытащил свою руку из рук брата, поскольку снова сосредоточился на своем рисунке, не обращая внимание на весь остальной мир.
“Моя дорогая дочь. Ты знала, что это произойдет, мы уже обсудили большую часть всего.” Клэр выглядела и звучала слегка недовольно, общение с братом явно доставило её подавленной. Младшая подняла голову, вытирая глаза. “Я оставляю тебе все. Безопасные дома, дела, блага, которые мы одолжили, всё это и многое другое теперь принадлежит тебе. Бегуны отзовутся на твой зов и Бездна Внизу поклялась тебе служить. Все остальное в процессе.”

Джоуи Тамлин достал из сумки толстый здоровенный кожаный портфель и опустил его на стол. Это даётся ему не без труда, он явно тяжёлый.
“Я посмотрю на это позже. Спасибо, мам.” Клэр Вторая на мгновение улыбнулась, кладя руки на здоровенный багаж. Достаточно взглянуть на ее старших родственников, чтобы понять, что любой, кто попытается заглянуть внутрь, будет довольно шокирован.
Мрачный взгляд падает на Дэвида, который смотрит обратно, ммм, слепо. “Дэвид. Хотя между нами никогда не было того, что можно было бы назвать близкими отношениями, ты - единственный член семьи, который понимает, что значит видеть больше, чем другие, всегда быть на шаг впереди.” Его голова мягко наклонилась к экрану, словно показывая, что она попала в точку. “Но мы никогда не говорили с глазу на глаз, без обид, о проблеме Бесчисленного Выводка.”

Дэвид встрепенулся и немного выпрямился: “Мы просто хотим признания. Быть частью семьи.”

“Ты И ТАК часть семьи, чёрт возьми!” - вмешался Майкл, стукнув рукой по столу. “Ты ВСЕГДА был моим сыном, я ВСЕГДА буду рядом с тобой!”
“Что на счёт остальных папа? Хмм?” - Дэвид вскочил на ноги, глядя на своего отца. - “Все остальные твои дети, все бастарды семьи Брайт, которых выбросили на мороз? Будешь ли ты всегда рядом с ними? Будешь ли ты защищать их так, как пытался защищать меня?” - Он снял солнцезащитные очки, обнажая зияющие воронки там, где должны были быть его глаза. - “Будете ли вы стерилизовать их, когда они начнут показываться как аномалии? Мой брат, кричащий Нервный Мандраж, ты вырвешь ему голосовые связки, чтобы Фонд не пришел за ним? Убрать источник силы не всегда работает, не так ли? Как насчет бедной Тесси Шейкс? Сломаешь ей позвоночник, не дашь ей двигаться, чтобы она не роняла вещи? Да, пап? Найдёшь способ контролировать всех моих братьев и сестер, а если они не сойдут за нормальных, запрёшь их в клетках, как…” - Его он вскинул палец, указывая на Ти Джея.
Который посмотрел на него в ответ, мрачным взглядом, нахмурив брови на молодом веснушчатом лице.
"Будете... Будете ли вы ..." - Речь Дэвида прервалась, поскольку 590 не перестал сверлить его глазами. Даже слепой может почувствовать на себе тяжесть этого взгляда.
“Дэвид…” - начинал Майкл, но он тоже смолк, когда тяжкий взгляд младшего брата повернулся к нему. Все трое молчат, двое не уверены, что происходит, третий уверен, но не хочет говорить об этом.
“Довольно с вас обоих!” - Голос Клэр протрещал, как хлыст в тихой комнате - “у вас обоих есть свои разногласия, и вы НЕ будете решать их здесь, большое спасибо.” Она впивалась взглядом то в одного, то в другого, запугиванием заставляя проявить почтительность, даже из могилы. “Теперь, как я уже говорила. Мы о многом не поговорили, Дэвид . - Она вздрогнула от непреднамеренного каламбура, однако продолжила, - но я согласна с тем, что вы делаете. Поэтому я сделала вам убежище в Новом Орлеане, своего рода базу для тебя и всех ваших. Наряду с этим был составлен список нескольких из Выводка, которых вы могли пропустить. Ее глаза обратились от него, к ее матери. “Потому что никто из нас никогда не проявлял особой осторожности с нашей ДНК.”

Доктор Тамлин осторожно подошёл к слепому и протянул ему небольшую папку с бумагами. “Все, что вам нужно, здесь”, - сказал он, прежде чем вернулся на свое место во главе стола.

"Йорик Элрой!" - Её голос прогремел как кнут, заставляя названного испуганно подпрыгнуть с места, откуда он пытался беспечно всматриваться в документы Дэвида. “Я знаю, что ты всегда думал обо мне как о тёте, которую никогда не хотел, в семье, которую желал бы не знать. Но я предвижу, что у меня всегда будет слабость к тебе из-за проведённого вместе времени в Тибете.” Она улыбнулась молодому человеку, в то время как большинство других членов семьи медленно проделали “повернись и пялься”.

“Когда это ты…”, - начал Джек прежде, чем его прервали.

“Я делал кое-что для Повстанцев раньше. Ну вы знаете, особая Оперативная Группа Клефа? - Йорик врёт на лету, но это общая адаптация для выживания у данных родственников, - мне нельзя говорить об этом”. Головы кивнули в ответ на эту информацию. У них у всех есть вещи, о которых нельзя говорить.

“Поэтому я хочу дать тебе небольшой сувенир, как напоминание обо мне и предупреждение”. Она подала жест своему лакею Тамлину, который воспользовался случаем, чтобы вручить Йорику маленький черный камень. “У него нет особых свойств. Это просто скол с одного надгробия, уверена, ты помнишь с какого. Это всего лишь напоминание. Ну, и предупреждение, конечно.” Она выпрямилась, позволяя своим глазам смотреть вдаль, её голос снизился, став похожим на голос дешевых гадалок по всему миру: “Не ищи бессмертия, оно найдет тебя.”

Йорик поёжился и положил камень в карман: “Спасибо, Клэр.”

“Пожалуйста, мальчик! Что, конечно, приводит нас к младшему члену семьи. Привет, Серра, мы никогда не встретимся, меня зовут Клэр, как ты уже поняла.” Клэр блаженно улыбается молодой мисс Арджент.

“Учитывая, что я узнала о своей причастности к этой семье всего пару недель назад, да, никогда не встречались. Привет. Приятно познакомиться. Мне жаль что ты мертва”, - легкомысленно ответила Серра, убирая длинную рыжую прядь вьющихся волос с лица.

“У меня есть не так много для тебя, только это.” - Клэр кивнула, чтобы Тамлин продолжил.

Он сунул руку в сумку и достал кожаный пояс, красиво обработанный и тиснёный, с десятками крошечных сцен с фантастическими существами, вырезанных на всей длине. К ремню прикреплены две кобуры, обе явно выполненные с одинаковым уровнем стараний.

Серра надела пояс и нахмурилась. Почти не задумываясь, она вытащила один из своих револьверов, заставляя другую сторону стола отодвинуться и встряхнуть руками, а затем опустила его в пустую кобуру перед собой: “Ха. Идеально подходит.”

“Конечно подходит. Этот пояс принадлежал моему отцу, - Клэр продолжила, когда все вернулись на свои места, - Я считаю уместным отдать его тебе.” Она перевела взгляд с младшей на Майкла. “И не Майки, я не скажу тебе как его достала. Если ты чувствуешь, что она заслужила оружие, тогда отдать ей ремень – это меньшее, что я могу сделать. О, и имя. - посмотрев на Серру, Клэр ухмыльнулась, - обрати внимание на Альберто Джованни. В некоторых кругах он известен как Оружейник.”

Последний подарок был отдан, Клэр снова обратила свое внимание на комнату в целом: "Моя семья. Мои любимые. Я буду скучать по каждому из вас. И я знаю, что вы все будете по мне скучать. И последнее, что я должна сообщить, это предупреждение. Что-то идет, что-то, что потребует как надзирателей, так и надзираемых, чтобы справиться. Если вы не найдёте способ… - и экран наполнился помехами.

“Я боюсь, что запись заканчивается здесь, - со вздохом произнёс Тамлин, наклонился вперед и нажал кнопку остановки, - она либо никогда не закончила, либо время стерло запись, но это все, что она записала. Или, в конечном счёте, всё что было записано.” Он встает, явно намереваясь уйти. “Если найдётся что-нибудь еще, что она могла оставить, я передам лично. В конце концов… - Он прочистил горло, осмотрел комнату, посмотрел в глаза каждому из его потомков, или, может, предков, в зависимости от того, с какой стороны посмотреть. Да, включая Давида, хотя Бог знает, как ему это удается. “В конце концов, она хотела провести эту встречу, не для раздачи безделушек, но чтобы собрать вас, всех вас, вместе. Чтобы напомнить вам, что вы НА САМОМ ДЕЛЕ семья.” Он снова взглянул на каждого из них, хотя в этот раз многие избегают его взгляда. “И иногда, семья важнее.” Он вздохнул, зная, что не достучался ни до одного из них. “Ладно. Делайте что хотите. Идите. Помните, перемирие сохраняется до тех пор, пока не уйдет последний.”

Первой ушедшей была Эвелин. Она обернула одежды вокруг себя, идя походкой, создающей впечатление, что у нее слишком много ног. Она пожала плечо Майкла и коснулась головы Джека, прежде чем обняла Ти Джея. Она пожала руку Йорику и Серре, пробормотав короткое “Добро пожаловать в семью” последней. Она ушла с достоинством королевы, уже начинающей прятать свою боль.

Майкл и Дэвид встали одновременно. Они оба открыли рты, чтобы заговорить, затем посмотрели на черный экран и подумали об этом лучше. Они вышли через разные двери, оба глубоко задумавшись.

Йорик подошёл, чтобы помочь своему деду с 590, и его помощь приветствовалась. Вместе им удалось увести молодо выглядящего мужчину, пока он плакал по своим карандашам. Он не закончил рисовать.

Клэр Вторая выскользнула во время суматохи незамеченной.

Серра перебросила ремень с кобурами через плечо и наклонилась, чтобы изучить рисунки Ти Джея. Простые детские рисунки. Похоже, он рисовал всех за столом. Она нахмурилась, смотря на портреты, затем подняла голову, задумавшись. “Один лишний”, - пробормотала она про себя, прежде чем кивнуть доктору Тамлину, собрать рисунки и выйти из комнаты.

Тамлин ушёл последним, следя за тем, чтобы никто ничего не оставил после себя, возвращая стулья на места. Он остановился перед телевизором и снова нажал “пуск”, наблюдая за помехами на экране. Он вслух обратился к пустой комнате: “Эта комната прекратит своё существование в ближайшие тридцать минут. Она временная.” Он достал из рукава синюю розу и положил ее на видеомагнитофон в память о ком-то, кто почти понял его, а затем ушёл.

В комнате осталась одна Никто. Ее глаза остались сфокусированными на экране, ее мысли роятся. Она почему-то не удивилась, когда помехи исчезли и их снова заменила мертвая женщина.

“Привет, Клэр. Я оставил тебя напоследок, потому что тебе очень мало от меня нужно. Не забудьте посетить зону Священного Падшего 13-го числа, как мы договаривались, и, пожалуйста, не забудьте принести вино в храм до наступления лунного затмения. Я записала остальные инструкции, и в сумке есть несколько простых примочек. Все приведено в готовность. Помни, чему я тебя научила и следуй моим указаниям.” Она улыбнулась, подняла руку в благословении, и, наконец, исчезла навсегда.

“Я помню, бабушка. Я не смогла бы забыть.” Она вздохнула, поднимаясь на ноги. Она рассеянно схватила сумку и направилась к двери. Она выключила свет, и ее слова эхом отразились в пустой комнате.

“Что угодно для семьи.”