Лебедь
+18

— Господа, я надеялся, что это случится не так скоро, - произнёс O5-1, откидываясь на спинку своего стула и тяжело вздыхая.

— Именно этого я и боялась… - отозвалась Одиннадцатая, проводя пальцами по своему уху и откидывая прядку волос. - Мы уверены, что хотим сделать это? Есть большая вероятность, что всё может зайти намного дальше, чем мы первоначально предполагали.

— Возможно, но иначе мы сталкиваемся с риском, что всё только ухудшится. Застой всегда лучше упадка. Я просыпаюсь, смотрю на свои заметки и понимаю, что у меня появились новые воспоминания… Вещи, которые я совершил, хотя совершить их не мог. Просто… не мог.

Третий поднял голову. Его лицо было мертвенно-бледным.

— Я… Кто-нибудь из вас помнит, что я… был Гитлером? - спросил он.

Седьмой поднял руку, кивая при этом человеку с бледным лицом, а затем медленно опустил её.

— Настолько же хорошо, насколько я помню приём на работу Тринадцатого, - сказал Седьмой, кивнув в сторону другого края стола.

Первый обвёл взглядом комнату. Своих друзей, свою семью, всех, кто хоть что-то для него значил в последнее столетие.

— Значит, мы согласны? - спросил он. - Несмотря на последствия?

Все молчали.

— Хорошо, - произнёс Первый, - Тогда давайте обновим наши данные.



[[collapsible show="Дополнительная информация о протоколе ZK-001-Альфа" hide="
Не пытайтесь сопротивляться"]]

DieDieDie.jpg

ДЕСТРУКТИВНЫЙ МЕМЕТИЧЕСКИЙ АГЕНТ ЗАПУЩЕН. ПРОЦЕДУРА ТАУМИЭЛЬ АКТИВИРОВАНА.

undefined