Сделки с дьяволом
+8

К тому времени, когда зазвонил телефон, она осознала, что дожидалась его уже какое-то время. Её начальство в последнее время держалось отстранённо, а не вносило, как обычно, свои коррективы. Всё выглядело так, словно за её действиями лишь наблюдают. Тишина в эфире.

Интересно, о чем они хотят с ней поговорить? О Зоне 41, ее гордости и отраде, скрытой в морозной глухомани? Или об одном из ее проектов? Может, даже об Эрденет?

Встреча была назначена в маленьком, хорошо освещенном вестибюле в глубине Зоны на острове Шпицберген. С Лайт был ее ассистент по фамилии Во, следивший за разговором и делавший пометки. Член Совета ~~ Седьмая ~~ оказалась высокой женщиной с кожей цвета крепкого кофе и волосами, заплетенными в "рыбий хвост". На ней был бирюзовый юбочный костюм, по виду словно купленный в секонд-хенде в 80е годы. Лайт пришлось немного перенастроить свое представление о реальности, чтобы этот факт устаканился у нее в голове. Если ей нельзя носить такое, то кому тогда дозволяется?

— Спасибо, что согласились встретиться, д-р Лайт.

— Взаимно. Я не могла отказаться.

Улыбка не сходила с лица Седьмой - одни зубы.

— Я здесь от имени Совета, чтобы узнать ваше мнение о некоторых злободневных темах. Ваша карьера впечатляет - вы до сих пор окружены аурой легенды. Если я правильно помню, под вашим началом в класс "Объясненные" было переведено больше объектов, чем у любого другого директора.

— В этом нет моей прямой заслуги, но да, я слышала об этом рекорде.

— Никто не был так сосредоточен на этом, как вы. Не вам ли принадлежат слова, что финальная цель Фонда - это объяснить все эти явления?

Лайт поморщилась.

— Не совсем. Я не верю, что каждой аномалии может быть найдено рациональное объяснение. Я лишь сказала, что хотя главные задачи исследователей связаны с необходимостью содержания, мы все же несем ответственность перед Фондом и миром за то, чтобы наша способность объяснить реальность возрастала. Повышение научной ватерлинии, можно сказать.

— О, да. Звучит уже не так амбициозно.

Лайт пожала плечами.

— Аномалии - это часть реальности. В большинстве исследований как будто игнорируется тот факт, что любая попытка заставить их перестать быть таковыми и затолкать в рамки "нормальной науки" в корне неверна -- аномалии уже здесь, они существуют.

— Интересно.

Несколько секунд прошли в молчании.

— О чем вы хотели узнать мое мнение? - спросила Лайт.

— Что ж. Вы видели документы. В некоторых событиях вы непосредственно участвовали. Что вы думаете о МОГ Омега-7?

Это был не тот поворот, которого она ожидала. Лайт подумала пару секунд.

— Вроде как всё скатилось в жопу.

— Это была плохая идея.

— Более чем.

— Говорят, задним умом все крепки.

— Ретроспективный детерминизм имеет место. Но всё равно, я бы всё спланировала иначе.

— Что бы вы сделали?

— Избавилась бы от Авеля.

— Что-то еще? - улыбнулась Седьмая.

— Хм. Сделала бы группу децентрализованной - из-за необходимости передвигаться всем отрядом время реагирования возрастает. Уменьшила бы выгорание на тренировках и обеспечила самоуправление и организацию иерархии внутри самого подразделения. Гибкость важнее, чем жёсткий порядок...

Она замолчала. Чтение невербальных признаков никогда ей не давалось, но на ее глазах сторожевая собака Во залаяла и прыгнула ему на колени, реагируя на какой-то признак тревоги. Через ее посредничество Лайт почувствовала, что что-то не так. И правда, Седьмая улыбалась.

— Во, - обратилась к нему Лайт. - Если тебе надо выйти, не стесняйся.

— Все нормально, - ответил Во.

— Продолжайте, - сказала Седьмая. - Отличные замечания.

— Чего вы хотите? - спросила Лайт.

— Директор, мы снова открываем шкатулку Пандоры. Аналогичная МОГ - Альфа-9, "Последняя надежда". Мы хотели бы видеть вас в роли руководителя.

Запрос в Совет отсыпать того, что они употребляли, когда принимали это решение.

— ...Как всё просто и понятно, никаких противоречий.

— Они есть. И будут. Но работа уже ведётся. Когда обсуждались возможные руководители, всплыло ваше имя.

Время как будто замедлилось. Взор Лайт немного расфокусировался. Она начала думать очень, очень быстро.

— Кто еще?

— Сначала мы спросили Ламента. Одного из старших оперативников с впечатляющим послужным списком.

— Что он сказал?

— Он сказал, что это худшая идея, которую он когда-либо слышал, и послал Четвертого по известному адресу.

Лайт хохотнула. Молодец, парень!

— Кто еще?

— После вас мы собираемся обратиться к д-ру Гирсу. После него - посмотрим, какие будут варианты.

Гирс? Он несомненно это сделает. И скорее всего, сделает превосходно. Выполнит поставленные высшим командованием задачи со всей педантичностью. Такой человек опасен.

С другой стороны, если Совет не определился с четвертым в своем списке, они начнут искать среди менее компетентных. Очень опасный вариант. И все же...

— Я никогда не руководила опергруппой. У меня и так дел по горло.

— Мы рассчитываем, что вы покинете ваш пост директора Зоны со всеми сопутствующими обязанностями. Мы уверены, что вы хорошо справитесь.

— Когда вы сидите в машине без тормозов, не важно, насколько вы опытный водитель. Я не хочу быть у вас на передовой, когда вы разобьетесь.

— Мы не собираемся разбиться. Мы переходим на более высокую передачу. У вас будет автономность, ресурсы, все, что вам нужно. Традиционные методы уже не справляются с напором аномалий по всему миру. Становится все хуже, директор, и мы не хотим потерять те достижения, которые у нас есть. Мир нуждается в Альфе-9.

— Прошу меня простить, - вклинился Во. Он встал и на нетвердых ногах вышел из комнаты, уводя за собой Манго на поводке.

Лайт взглянула на Седьмую.

— Вы серьезно?

— Серьезнее только последствия нарушения условий содержания SCP-682.

— Вы - мой О5?

Седьмая моргнула.

— Что?

— Ну... ~~ Лайт подбирала слова. ~~ Я слышала, что большинство старших сотрудников продвигались по службе, потому что, эм, потому что определенные Смотрители считали их перспективными и покровительствовали им. Мне никогда не удавалось узнать, кто был моим.

— А, нет. У меня был Клеф.

— А.

— Ваш... более склонен к невмешательству. Но он ~~ или она ~~ тоже рекомендовал вас на эту должность.

Лайт обдумывала полученную информацию. Взвешивала варианты.

— Я возьмусь за это.

— Хорошо, - Седьмая кивнула. - Я думала, вас придется дольше уговаривать.

— Исходя из ваших же слов. Не хочу, чтобы за это отвечал кто-то менее компетентный. На кону жизни. Я считаю, что это ошибка, но убеждена, что моего опыта хватит для предотвращения катастрофы.

— Не совсем та установка, на которую я надеялась. Но, как говорится, в бурю любая гавань хороша. Мы будем держать вас в курсе, директор.

В бурю любая гавань хороша. Ага. Ха.


Спустя какое-то время Лайт присела рядом с Во в атриуме. Не говоря ни слова, Во подал ей чашку кофе. Она сделала глоток.

— Эта женщина правда сказала, глядя мне в глаза: "Мы снова открываем шкатулку Пандоры"?

— Угумс.

Лайт тяжело вздохнула.

— Я не понимаю, как они сами себя могут принимать всерьез.


Три дня спустя наиболее срочные служебные дела были переданы другим сотрудникам. Чемоданы упакованы, кабинет опустошен. Один из более-менее знакомых Лайт представителей Совета ошивался в шпицбергенской Зоне и доводил до ума подготовительный этап создания оперативной группы. Сама Седьмая вылетела вскоре после их с Лайт беседы.

Люминисцентная лампа в зале для совещаний чуть заметно мигала. София Лайт пыталась не обращать на это внимание. Она закрыла глаза. Скоро ее здесь не будет.

— Защита, - сказала она. - Я не хочу, чтобы мое имя фигурировало в связи с этим проектом. Не хочу, чтобы он был прикреплен к моему личному делу, чтобы меня можно было отследить. Как в Фонде, так и за его пределами.

— Это невозможно, директор.

— Там, снаружи, любая связанная организация, у которой есть пушки, будет жаждать моей крови, как только план заработает. Мне нужна защита.

— Нужна, - согласился представитель. - Но в таком случае в Фонде Альфа-9 не будет восприниматься как символ надежды. Люди должны видеть, что проектом руководит кто-то, кого они знают и уважают. По факту, они должны увидеть вас в этой роли.

— Вашу мать. Вы хотя бы можете не афишировать мое имя, пока проект не будет запущен?

— Это вполне осуществимо.

— Ладно. Охрану. Хорошо подготовленную, преданную, с широким спектром навыков. Может, папамобиль? Если уж становиться мишенью, то лучше непростой. На мой взгляд, моя смерть - не самый оптимальный вариант развития событий.

Представитель, к его части сказать, ничуть не изменился в лице.

— У вас будет доступ к нашим ресурсам. И к охране, несомненно.

— И к основанным на аномалиях средствам защиты. Я в курсе, что у Совета такие есть. У вас, как их представителя, возможно, тоже. Пусть и у меня будут. Новейшие разработки.

— Полагаю, у вас уже есть идеи.

— Да.

— Точно так же рассуждал ваш предшественник. Подробности вы найдете в документе.

Лайт нахмурилась, скользнув пальцами по желтой папке с отслаивающимся ярлыком. "ГЕНЕРАЛ БОУ".

— Он - мой предшественник? Технически?

Представитель пожал плечами.

— Вопрос терминологии. Символически - пожалуй. Но если вспомнить, что группа названа не "Омега", а "Альфа", то он вряд ли может быть чьим-то предшественником.

— Хм. И еще... - Лайт помедлила. Вообще-то, она не была сентиментальной, но, в конце концов, что есть власть, как не возможность совершать незаурядные поступки?

— Я хочу сделать остановку в пути.

Представитель вздохнул.

— Прямо сейчас? Совет не любит, когда их заставляют ждать.

— Оперативная группа пылилась на полке девять лет. Они смогут подождать еще шесть часов.

— Куда?

— Зона 14. Хочу попрощаться с несколькими людьми, прежде чем исчезнуть с радаров.

— Гхм. Совет не будут в восторге от этого.

— Если бы я стремилась быть восторге от всего, что делаю, я бы вообще сидела дома и не шевелилась. Пойдите мне на встречу хоть в этом.

— Я подумаю что можно сделать. Это все?

— Пока что да. Спасибо, Джей. Увидимся.


Она встретилась с Во на земле, на взлетной полосе, где они с вещами дожидались своего рейса. Закутанный в парку, он играл с Манго, бросая ей теннисный мяч. Она предупредила его, что в пути возникнет неожиданная остановка, и намекнула, чтобы он не терял времени зря.

Она выудила из кармана свой телефон и набрала хорошо знакомый номер. Еще не успел стихнуть первый гудок, как на другом конце ответили.

Лайт шаркнула ногой по земле:

— Алло, Трой, это София. Жива-здорова. А ты? Да. Слушай, я знаю, что это очень внезапно, но мой самолёт сядет в Четырнадцатой на несколько часов. Я хотела узнать, не найдется ли у тебя свободная минутка...

(Во одними губами сказал Манго: "София"?)

— Да, звучит отлично. Да. Самолет вот-вот прибудет, я не могу долго говорить. Я позвоню тебе, как только буду там, - Лайт улыбнулась. - Тебе того же.

Она завершила звонок.

— Хороший денек, - сказал Во.

День и правда был приятный, настолько, насколько позволял климат Шпицбергена. Прохладно, но равнину тундры и холмы, усеянные круглыми камнями, заливало солнце. Она подумала, что холодная и тихая Зона пополнит список мест, по которым она будет скучать.

Во по-прежнему на нее смотрел.

— Что? - спросила она.

— Почему вы на нее согласились? На эту должность? Это, гм. Это странно, что они предложили ее вам.

— Они сказали, что во всей Вселенной ни разу не происходило ничего необычного.

— Лаааайт. Это бред.

Лайт криво ухмыльнулась.

— Возможно. В таком случае: мне известно, что верховный Совет имел на меня какие-то виды с самого начала моей карьеры. Я раньше думала, что получаю повышения потому, что кто-то считает, что я либо работаю в проекте "Олимпия", либо родственница Брайту. Но дело не в этом. Была другая причина.

— Поэтому вас не беспокоит, что они пристрелят нас, если план провалится?

— Они пристрелят только меня, - она вздохнула. - Во, когда она предложила мне это, я не была уверена. Представь: ты веришь в атомную энергетику. Ты не можешь поддерживать ее открыто, потому что это политическое табу. По каким-то... чокнутым бюрократическим причинам. Но ты видишь, что она может дать человечеству дешевую энергию, чистую воду, еду, здоровье, возможности.

— Но она опасна, - подсказал Во.

— Конечно, опасна. Но ты сильно подозреваешь, что это менее опасно, чем альтернатива не использовать ее. Тем не менее, ты не можешь просто убедить всех это попробовать.

— А теперь, - продолжала она, - представь, что правительство ставит тебя во главе военной ядерной программы.

— Ох...

— Что еще мне оставалось? - она откинулась назад, созерцая тундру.

Во кивнул.

— Вы уверены, что никто не попытается вас убить?

— Кто-то попытается, в этом почти нет сомнений. Но это будет не Совет. Говорю же, я им нравлюсь, хотя не знаю, почему.

— А.

Тут над ними послышался рев двигателей, свидетельствующий о том, что их рейс прибыл. Во свистом подозвал Манго, нацепляя на неё ошейник.

— Но, - добавила Лайт, - я собираюсь это выяснить. А выяснив - извлечь из этого максимальную пользу.