Мобильный воин Бамейро против токийского гуля Иона
+10

Они встретили друг друга непреклонным взглядом, и их ауры их мощи начали становиться всё сильнее. Один был на вершине металлического столба, другой стоял на вершине столба из плоти и костей. Они оба поднялись высоко над пологом леса, ярко освещенным солнцем. Птицы в небе разлетелись, когда Ион закричал во всё горло. Бамейро покачал головой. Не стоило этого делать. Не похоже, что эта битва будет достаточно жаркой.

  • Давай, ты можешь ещё лучше. Превзойди свои лимиты, или тебе никогда не победить меня, - сказал Бамейро.

— Отстань, Ржавые мозги! Я в порядке!

— В порядке? Ты усиляешься уже пять минут, и ничего не изменилось!

— Это потому что я готовлю свою новую ультимативную форму! – он прищурился, указал на Бамейро и уверенно улыбнулся, приняв бросающуюся в глаза и довольно яркую позу.

Бамейро вздохнул над хвастовством его соперника.

— Ты всегда импровизируешь и пытаешься провернуть на мне трюки, вместо того, чтобы составить график тренировок и разработать стратегию.

— В половине случаев это работает, не так ли? – сказал Ион, его акулья улыбка становилась всё более дерзкой.

— В этом и заключается проблема. Мы в вечном тупике, с которым мы не можем разобраться, потому что ты слишком привязан к своим плотским страстям. Я же, с другой стороны, воспринимаю это всерьез. И я намерен покончить с этим.

— Послушай себя! Для тебя это всего лишь работа! Не мог бы ты показать хоть немного возбуждения? Или для твоей закрученной до упора жопы это слишком тяжело?

Бамейро нахмурился.

— Единственное, что для меня тяжело – так это выслушивать эти слабые шутки снова и снова. Ты ведь был довольно остроумным. Похоже, став отцом, ты отупел.

— Что, черт подери, ты сказал про меня? Всем нравятся мои шутки!

— Эти люди работают на тебя, не забывай. И твоя дочь ещё мала, она не может не боготворить тебя.

— По крайней мере я знаю, какого это общаться с другими и заводить семью! И всё что волнует тебя – это работа, и знаешь, что? Ты ржавеешь!

Бамейро вздохнул над каламбуром и принял идеально рассчитанную боевую стойку.

— Знаешь, возраст не является для меня помехой.

Ион рассмеялся над его раздражением и принял примитивную боевую стойку.

— НАЧИНАЙ, ТЫ, ЖАЛКАЯ ПАРОДИЯ НА СЧЕТЫ!

Владыка Машин перестроил себя в ангелоподобного механического рыцаря высотой в несколько этажей, его золотые крылья и нимб даровали ему ауру красоты и благоговения. Он призвал свой меч и устремил его в горло Иона.

Повелитель Плоти вывернулся наизнанку через свои изломанные челюсти. Его лицо было как у уродливого огра, кожа местами отсутствовала, мускулы были натянуты, как стальные кабели, и отовсюду росло вооружение биологического происхождения.

Преобразившийся левиафан поразил механического ангела своими ужасными когтями только для того, чтобы враг исчез во вспышке обжигающего света. Ион схватился за свое лицо и заорал от боли в выжженных глазах, нанося удары во всех направлениях, в надежде задеть своего врага. Но Бамейро изучил все начальные действия Иона и понял, что Повелитель Плоти не ожидает от него такого грязного трюка.

— Иди сюда, ты, ТРУС! – прокричал Ион.

— Как пожелаешь. – Бамейро отключил маскировочное поле, появившись позади Иона, и пронзил его мечом, затем ударом отбросил левиафана на несколько десятков метров прямиком на глыбу, которая взорвалась от силы удара.

Ион поднялся, излечив рану от меча и вырастив новые глаза. Он швырнул шар из плоти и костей в лицо Бамейро, который попытался разрубить его напополам. Шар уклонился от меча и обхватил голову Бамейро крабоподобными ногами. Бамейро безуспешно пытался сорвать его свободной рукой, и Ион воспользовался возможность, чтобы вцепиться зубами в руку механического ангела, держащую меч, которым он махал в разные стороны, подобно крокодилу.

Бамейро выстрелил лазером из глаз, убивая краба, схватившего его за лицо, и серьезно раня Иона. Несмотря на это, левиафану удалось откусить его правую руку. Ошеломленный болью, Бамейро не мог дать отпор. Ион оторвал его ногу своими мощными челюстями. Он поднял конечности надо своей омерзительной головой как награду и громко засмеялся.

— Похоже, тебе понадобятся новые рука и нога, чтобы починить себя!

Бамейро опустился на землю, используя антигравитационное ядро, и нажал на кнопку на своей груди оставшейся рукой. Конечности-дубликаты, оторванные Ионом, исчезли в огромном взрыве, превратившим плоть левиафана в расплавленную взвесь, стекающую со скелета. Он даже не мог закричать, ведь у него не было голосовых связок и нервных окончаний. Бамейро отрастил запасные конечности и усмехнулся.

— Без шуток, Ион? Какой позор. А ведь на мгновение ты стал такой горячей штучкой.

Ион отрастил множество рук, чтобы показать Бамейро несколько средних пальцев. Бамейро не позволил насмешке замедлить его и дал ракетный залп по ослабевшему врагу. Ион использовал щупальца, чтобы перехватить ракеты и направить их на Бамейро. Снарядов было слишком много, и механический ангел не мог увернуться от всех. Он оказался в эпицентре взрыва, превратившего несколько деревьев в пепел. Он использовал свои сканеры, чтобы попробовать обнаружить врага за клубами дыма, но это не сработало.

Стая саранчи ворвалась в поле зрения, начала прогрызать его броню и ползать по оголенным нейроинтерфейсам. Бамейро был полностью ошеломлён острой болью во всём своем теле. Он попытался активировать экстренные меры противодействия, но ему помешал большой булыжник, упавший прямо на него. Урон от прямого попадания ракеты и булыжник не дали ему выбраться, несмотря на все его попытки. Ион прогуливался рядом с ним с ещё одной огромной улыбкой, а его кулаки принимали форму молотов.

— Ты не собираешься добивать меня? - скептически спросил Бамейро.

Ион подпер свой подбородок дополнительной рукой, обдумывая это.

— Ну-у-у-у, я мог бы, но похоже, что ты уже на дне[1]!

— Пожалуйста, добей меня, - попросил Бамейро максимально невозмутимым тоном.

— Ладно, хорошо. Ты действительно хладнокровен[2], – он обрушил на булыжник свой кулак-молот, разбивая его на тысячи кусков и освобождая Бамейро.

— Что... почему ты это сделал... – он запнулся, будучи в шоке от проявленного милосердия.

— Давай, не унижайся[3]! Продолжай сражаться!

— Что угодно, лишь бы заткнуть тебя.

— Сказал железный дровосек, рассказавший свой каламбур за мой счёт.

Бамейро не стал спорить с этим, так что он просто поднялся и снова призвал свой меч. Ему требовалась новая тактика. И он был уверен, что Ион не пощадит его в следующий раз, если битва опять станет скучной.

Механический ангел пришёл к выводу, что ситуация стала достаточно серьезной, для того, чтобы потребовалась какая-то большая импровизация. Он расправил свои крылья и полетел вверх, оставив облака позади и достигнув пустоты космоса. Прикрыв себя новой, достаточно стойкой бронёй, он обрушился вниз, подобно метеориту, в направлении своего врага.

Ион приготовился к столкновению, дюжина движений промчалась в его разуме. Его глаза расширились, когда Бамейро протянул свою руку и открыл портал между ними. Враг Иона исчез за мгновение до того, как поразил его.

— В эту игру могут играть двое! – закричал Ион. Тауматургические руны запылали багровым на его плоти, и он, рассекая реальность, открыл свой портал, рассчитывая приблизительное местоположение своего врага, основываясь на энергетической сигнатуре портала Бамейро. Он отрастил крылья и прошел сквозь него, оказавшись в небе, но его врага нигде не было видно.

— Похоже, у железного дровосека нет сердца, чтобы сражаться лицом к лицу! – заорал он. Бамейро вновь отключил свое маскировочное поле и налетел на него с силой товарного поезда, прижав его к летающему и невидимому объекту. Левиафан начисто оторвал своему врагу голову только для того, чтобы понять, что это была ловушка, которая крепко его держит. И своими острыми чувствами Ион смог уловить слабый гул механизмов и повышение температуры позади него.

Появился настоящий Бамейро, его золотая броня ослепляла отраженным светом солнца. Он поднял свою руку, отправляя сигнал невидимому объекту, к которому был прижат Ион. Гудение огромного маскировочного поля затихло в то время, как стал виден дирижабль, вооруженный термоядерной пушкой. Не тратя времени, Ион разделился на две части и оставил в ловушке фальшивую половину. В то время, пока он улетал за пределы дальности прямого выстрела, тауматургические руны засияли ещё ярче, когда Ион готовил свой собственный выстрел.

Они выстрелили.

Вспыхнула вспышка света, которую было видно на расстоянии в десятки миль.

Грохот был таким, как будто наступил конец света.

Но не громче их крика, полного страсти.

Лучи столкнулись друг с другом, из точки их соприкосновения раздался треск, и появилась дуга чистой разрушительной энергии. Ион и Бамейро начали распадаться на шестерни и кровь, в то время как битва подходила к кульминации, но они оба отказывались сдаваться. В итоге, победитель был определен простым способом.

— ЭЙ, ИОН!

— ЧТО, ХОЧЕШЬ СДАТЬСЯ?

— КЛЯНУСЬ, ТЫ НЕ ПРИДУМАЕШЬ КАЛАМБУР ПРО ЛАЗЕРЫ!

Ион впал в состояние шока, когда он понял, что действительно не может, его глаза стали полностью белыми. В эту же долю секунды его луч был превзойдён, и его поражение было решено окончательно.

Он падал в океан, его разум постепенно угасал. Но когда к нему вернулось сознание, он не был скован для допроса или чего-то подобного. Он был в человеческой форме и лежал в спальне на борту дирижабля. Робот-слуга отвел его на самый верх, где он встретил Бамейро также в его человеческой форме, сидящим за красивым обеденным столом, накрытым чаем, печеньем и сандвичами.

— Присаживайся. Я посчитал, что ты будешь голоден. Извини моих слуг, если еда и напиток не очень хороши. Мне они точно не требуются.

Ион огляделся вокруг с подозрением.

— Где камеры? Ты хочешь отравить меня, или что? Ты ведь знаешь, что на меня это не действует, верно?

— Мы были соперниками многие годы. Мы знаем друг друга лучше, чем большинство людей. И сейчас ты не хочешь позволить мне побыть хозяином! Ты оскорбляешь меня, - сказал Бамейро шутливым тоном.

— Погоди! Ты говоришь мне... что я.… действительно разозлил тебя[4]?

— Скажи это своей дочери, если до сих пор не сделал этого, ей понравится.

— Разумеется. Но... ещё кое-что, что я не понимаю. Почему ты пощадил меня? Ты мог бы избавиться от главы крупнейшего врага твоей Церкви. Это довольно нелогично, особенно для тебя. Так что случилось, Ржавые мозги?

— Просто. Ты пощадил меня, когда я был в такой же ситуации. Думай об этом, как о поступке джентльмена.

Ион разразился оглушительным гоготанием.

— Ох, мужик! Это охренеть как манерно! Почему бы тебе просто не выбросить это дерьмо и не признать, что тебе было чертовски весело!

— Может да, может нет. Теперь будь хорошим главой культа и ешь.

— Тебе не надо повторять это дважды. Слушай, моя дочка будет выступать в этом школьном спектакле, и я был бы рад, если бы пришёл.

— Конечно. Но только если ты поможешь с парой проблем, которые разделяют мою Церковь.

— Общий секрет?

— Да.

— Договорились!

Повелитель Плоти и Владыка Машин пожали руки, закончили есть и приготовились пойти разными путями. Однако, они остановились из-за огромной ауры мощи, внезапно появившейся недалеко от них. Из столпа света появилась человекоподобная фигура, облачённая в черный балахон белую птичью маску. Его балахон трепетал на ветру, его глаза блестели с отчищающим намерением, и он заговорил со слабым западноевропейским акцентом.

— Эта болезнь... будет излечена.

Ион и Бамейро посмотрели друг на друга, кивнули и встали в наикрутейшую позу спиной к спине, чтобы сразиться с новым претендентом.


  1. Игра слов, в оригинале you hit rock bottom. ↩︎

  2. Опять игра слов, в оригинале You really are stone cold ↩︎

  3. Третья игра слов, в оригинале gravelling at my feet now ↩︎

  4. И ещё одна игра слов, в оригинале grind your gears ↩︎