Новаторские сорта
+14

— Я тут вывел сорт сельдерея, который на вкус как сыр.

Черезкрай Чувак и Меланома-на-жопе-бытия (для друзей просто Жопа) воззрились на тарелку, которую подсовывал им Джои Тамлин. Потом посмотрели друг на друга (Черезкрай, само собой, не снимал своих фирменных тёмных очков), на растянутое в улыбке лицо Джои, и снова на тарелку. Возникший у обоих вопрос задал Черезкрай.

— Зачем?

— По-моему, вы не расслышали. Я сказал, что вывел...

— Сорт сельдерея, который по вкусу как сыр, это понятно. Но зачем?

— Ну, я тут хотел сделать бутер - вы же в курсе, как я люблю бутеры делать, в три слоя. Чеддер квадратиками, ветчину ломтями и белый хлеб без глютена, аллергия потому что, ага?

— Ага.

— Ага. Ну так вот, попёрся я на кухню, а там сыр остался только тёртый. Молли - ну вы в курсе, что я щас с Молли живу, ага - Молли ночью встала и схомячила весь кусок сыра в один присест, а сыр-то, сука, мой. Сто раз уже объяснял, что для меня значат бутерброды, неужели так сложно понять?

— Эмментально.

Черезкрай дал пять Жопе. Джои если и заметил шутку, то не уделил ей внимания.

— Ага, эмментально. Ну вот, сижу там, хлеб в тостере зреет, знаете же, я люблю в тостере прогреть, чтобы хрустел слегонца, а я такой смотрю в холодильник, а там только тёртый чеддер. Ладно, думаю, хлеб-то уже греется, достал сыр, думаю, буду посыпать. Ветчину достал. Ну вы в курсе, что ветчину мы покупаем сразу целую ногу, так дешевле дохрена, ага?

— Ага.

— Ага. Ну вот сижу такой, нож достаю, начинаю ветчину резать, потому что сыр обычно режу, но сыр-то уже был тёртый. Режу, значит, ветчину, и тут до меня доходит, что ветчина ломтями годится только к сыру ломтями, а к тёртому сыру и ветчина нужна ТЁРТАЯ. Нихрена, думаю, так не годится. Тостер уже через полминуты хлеб выплюнуть должен, а накладывать надо сразу, пока хлеб тёплый, чтобы сыр поплавился, все дела, иначе насмарку вся затея. Времени нету, достаю тёрку. Думаю себе - блин, ветчину же тоже можно натереть, ага?

— Ага.

— Не ага. Ветчина-то на ноге волокнистая, как зараза, если в кухонный комбайн не затолкать, забивается на раз-два, ужас в общем. Если неправильно тереть, это как дерево тёркой натирать - крошки летят, но не стружки, понятно, думаю. Тост, значит, вылетает, я насыпал на него ошмётки ветчины, сыр, сделал себе бутер, звёзд с неба не хватал, но есть можно было.

Повисшее молчание нарушила Жопа.

— А... сырный сельдерей?

— А! Точно. Ем я, такой, свой бутер и думаю, ветчину с ноги натирать тёркой нельзя, потому что волокнистая, ага, но сыр-то уже тёртый был, и мне мысль такая пришла: "что было бы, если б сыр тоже был волокнистый?", почесал я репу и думаю - блин, надо что-то делать. Вот и сделал. Сырный сельдерей. Сырдерей.

Джои, ухмыляясь от уха до уха, снова предложил приятелям тарелку. Черезкрай продолжил задавать вопросы.

— А почему сельдерей, а не морковки там сырные, или ещё что-то?

— Ну, у Молли в огороде рос сельдерей. Под руку попался, вот и всё.

— А Молли в курсе, что ты её сельдерею геном выкрутил?

— Я... как-то у меня руки не дошли ей сказать.

Жопа неодобрительно покачала головой.

— Скажи уж ей как-нибудь, Джои. Ладно. Сырдерей. Давайте попробуем.

Черезкрай осторожно потянулся к тарелке и взял кусочек. На вид - как сельдерей. Он сломал кусочек пополам с характерным хрустом. И хрустит как сельдерей. Черезкрай облизнул половинки и ощутил насыщенный вкус сыра чеддер. Подержал их на языке, наслаждаясь недоумением вкусовых сосочков, и принялся жевать. Хрусть-хрусть-хрусть. Волокнистый, хрустящий, но всё же СЫР.

— Джои, блин, в голове не укладывается.

— Ну не знаю, привыкнуть можно, - возразила Жопа.

— Можно с крекерами, наверное.

— Можно в пиццу вместо сыра.

— Э нет, так криво будет. Как всё остальное будет к лепёшке прилипать?

— На соус приклеится, дятел.

— Ага, ага. Лазанья?

— Хрустящая лазанья. И чизбургеры хрустящие?

— Чизкейк хрустящий!

— Фи-и.

— А я бы съел.

— А я бы тоже.

Черезкрай и Жопа повернулись к Джои и хором произнесли:

— А ничего, здорово вышло!

— У вас как, странных ощущений нет? Ничего не болит, не штырит?

— Нет, с чего бы...

Черезкрай выплюнул сырдерей, который жевал.

— Ты нас чё, как ПОДОПЫТНЫХ КРОЛИКОВ использовал?

Джои согнулся от смеха.

— Шучу, всё с ним нормально. Дело вот какое, у меня тут мысль пошла - а как насчёт другой еды и вообще? Мы себя зовём людьми искусства, но по-честному, повар из меня хреноватый. Кроме бутеров с ветчиной и сыром ничего не ем.

— Эй, я год в пиццерии проработала, - возразила Жопа.

— Это сборка, а не кулинария, не считается.

— Да иди ты.

— Ладно, я не о том. Я же раньше только визуальным искусством занимался, ага? Типа картин или скульптуры, или той штуки в 1993 году.

— Чувак, та штука в 93 мне очень понравилась.

— Ну да, та штука в 93 всем очень нравилась. Она и сделана была для того. "Насильно мил будешь", мысль такая.

— Ну да, точно.

— Народ, я не о том. Мысль вот какая - я уже слишком давно щекочу зрительный нерв, но никого не припомню, кто бы делал из ряда вон выходящую еду.

— Эддинс вроде делал.

— Кто?

— Ну Эддинс. Кучерявый такой. Ну же, Эддинса все знают.

— А, Кучерявый, точно. Я с ним не общался, но временами его вижу.

— Вот он. Эддинс с едой какое-то время извращался. Но не очень долго, насколько я помню. Помидоры те сраные сделал и потом перестал.

— То-то и оно, еда - она как перформанс. Её готовишь, кому-то даёшь, её едят. Очень интимный процесс, ага? И одну и ту же еду два раза не приготовить, это тебе не игру скопировать или что-нибудь такое.

Черезкрай, один из немногих профессиональных программистов от неформального искусства, поморщился.

— Эй, Джои, это... ну, да. В целом верно.

— Без обид.

— Дело говоришь вообще.

— Ладно. Думаю, в общем, сделать к следующей выставке что-нибудь с едой. Заглянуть подальше, расширить горизонты, всякое такое. Похожу с тарелкой всякой невменяемой еды, конфет и прочего.

— Вроде ничего. Ты в курсе, что она в пятницу будет?

— Стоп, в эту пятницу?

— Ага.

— А сегодня что?

— Вторник.

— Блин. Стоп, народ, а вы что готовите?

— У меня мод к Half-Life, ну, тот, который твою родню в игру помещает.

— Ага, помню. Жопа?

— Э, у меня пока голяк. Работаю кое-над-чем с Хиро П.

— Тоже ничего. Кстати, насчёт тебя и Хиро. Было у вас... ну, ты поняла?

— Что?

— Джои пытается вежливо спросить, не затрахала ли ты его ещё до полусмерти.

— Ты вообще думаешь, что говоришь? Хиро - гей.

Черезкрай и Джои переглянулись и посмотрели на Жопу.

— Точно?

— Ну да. А чё, проблемы?

— Нет, нет, просто... как-то не подумаешь о нём такое, наверно.

— Вот так. Хотя на следующей неделе на пристани мы с ним и его парнем кое-что планируем. Весело будет, можете тоже подтянуться, если охота.

— Не, я пас.

— Пешком постою.

— Как хотите.

Жопа поднялась, вынула из заднего кармана джинс три косяка и зажгла их.

— Ты же в курсе, мы не курим.

— В курсе.

Вставив все три косяка в рот, Жопа вышла на террасу.