Грозовой фронт
+6

Незваный гость является ей, когда она стоит на коленях в зарослях колышущейся красной травы высотой человеку по пояс, заполонившей пологий склон. Ветер налетает на ее полевой блокнот, переворачивая страницы. По траве расходятся концентрические волны. Является он в сиянии, среди мелькающих теней, и камнем падает на землю.

— ВЫ, - говорит он. - Вы чем тут занимаетесь, черт вас дери?

— А чем можно заниматься, уйдя в отставку пораньше? - отвечает женщина в траве, не поднимая взгляда. Она маленькая, бледная, жилистая. Лицо пересекает шрам. - Тут такой простор для филогенетических исследований, и...

— Пресвятой Ктулху. Хрен вам, - рявкает гость. - Вы вообще-то вроде как лет на сто моложе Гаррисон. Ни в какую отставку вы не уходите. И придется вам разобраться со своими исследованиями поскорее. У нас дела. Весь ваш мир...

— Знаешь... - Женщина поднимается на ноги и отряхивает нелепый лабораторный халат. Обоюдоострые красные травинки наконец распрямляются, и гость замечает в грязи отпечатки когтистых лап. - Я знаю, что сплю. И у тебя очень большие запросы, учитывая, что ты часть моего подсознания.

Она неспешно оборачивается. И видит, что на нем костюм и котелок.

— Ох, - говорит София Лайт.

— Вот именно, - говорит 990.

София оглядывается.

— Знала бы, что ты придешь -- прибралась бы, - говорит она. - Зачем ты пришел?

— Ну, я бы сказал, нам причитается небольшая катастрофа. Вы как считаете? - Он подает ей руку. - Я давеча был слегка ошарашен. Не вижу в будущем того, что видел раньше. Что-то изменилось. Начинается большая игра, доктор Лайт. Столько всего навалилось, что не разгрести. Весь ваш мир вот-вот полетит вверх тормашками. Хотите взглянуть?

Она берет его за руку, и пространство вокруг них меняется. Давно устаревший интерьер Фонда, одна из первых Зон, по-видимому, подсобное помещение. Не то, в котором она бывала хотя бы время от времени, но все же чем-то знакомое. Подсобки занимают несколько ярусов под землей, но сейчас сквозь зияющие провалы на них льется солнечный свет.

— Вот, доктор, ваша любимая Четырнадцатая Зона.

— Правда? - она вертит головой, поджав губы. - А агент...

— При обычных обстоятельствах я бы проявил интерес, но сейчас проблема выходит за рамки лично ваших делишек. И вы сейчас замолкните и выслушаете меня. Так -- не только в Четырнадцатой. Так будет со всеми Зонами. Что-то изменилось, и я не знаю точно, что из этого выйдет, но скоро найдется то, что в самых страшных, ужасных, катастрофических масштабах превзойдет ваш драгоценный Фонд.

В почти полной тишине выгоревшего здания эхо, если прислушаться, звучит даже успокаивающе.

— Как мне это остановить?

— Это невозможно остановить.

София переводит на него изучающий взгляд.

— Ты сказал, что был ошарашен этой непонятной катастрофой. Но я что-то не слышала, чтобы ты навестил Джоанну, или кого-то из опят, или хоть кого-нибудь еще, так что начал ты явно не с верхов. Так это что, дружеский визит? - она сделала паузу. - И откуда ты знаешь, что это невозможно остановить?

Он смотрит на нее.

— Вам это кажется неожиданностью? Я не рассчитывал, что вы сумеете осознать это во сне. Так и быть -- да, вы правильно поняли, у меня было мало времени. Но послушайте. Вот что вы бы сделали, если бы я не пришел к вам. Вы бы изучили информацию. Обсудили ее с Гаррисон, Баркуло и Воксом, или кому вы там еще нынче доверяете. Может, позвонили бы другу. Потом вы бы сравнили эту катастрофу с предыдущими такого же масштаба, поискали бы аномальные причины, а потом, наконец, стали бы готовиться к наихудшему результату из предполагаемых.

— Я бы так сделала?

— Да. И это было бы разумно.

— А что, по-твоему, надо сделать?

— По-моему, все будет намного хуже. Если вы хотите по крайней мере выжить, чтобы начать строить планы боевых действий, то вам нужно приготовиться к самому худшему -- для начала. Найдите ресурсы, соберите войска. Может статься, что в Фонде не сплошь ваши лучшие друзья.

Она почти смеется.

— Какие войска?

— Слушайте, вы еще измените свое отношение. - Силуэт 990 мигает, словно кинокадр. Он смотрит на часы.

— Я имею в виду, - говорит София и все-таки не удерживается от смеха. - Я понимаю -- ты думаешь, что оказываешь мне услугу. Так что спасибо, конечно, что предупредил о неминуемой гибели и все такое прочее. Но это все до смешного общие моменты. Ты можешь сказать, к примеру, что конкретно произойдет? Или как именно мне надо "готовиться"?

Человек в старомодном костюме и с котелком на голове снова смотрит на часы.

— Нет, не могу, да и оно уже почти случилось. Добро пожаловать в Армагеддон. Это - День Первый. - Он снова мигает и начинает шагать прочь, но останавливается. - Ах да -- вы правы. Я начал не с верхов, и я оказываю вам услугу. Когда это закончится... Вспомните об этом.

Она моргает.

— Ты думаешь, я как-то помогу тебе...

А потом он исчезает. София остается одна в остове разрушенной Зоны 14. Сверху вниз тихонько опускаются пылинки и оседают на освещенной поверхности нечитаемой таблички с обозначением класса объекта, привинченной к останкам стальной двери. Глубоко в переплетениях сломанных балок и арматуры нечто приходит в движение.


София резко села на кровати. Кто-то громко стучал в дверь. Ее мозг смутно зарегистрировал темноту в комнате, запах чистящего средства, и особенно отчетливо -- по-больничному заправленную натяжную простыню на кровати. Телефон надрывался сигналами сообщений. В дверь застучали еще громче.

Она вскочила с кровати, едва не упала, когда кровь отхлынула от головы и прилила к ногам, но всё же собралась с силами и распахнула дверь.

— Да?

В дверях стоял Эллиот Баркуло, региональный руководитель службы безопасности, в данный момент получивший назначение в Зону Свальбарда. Лицо его бороздили глубокие морщины.

— Господи Иисусе, София, вы что, спали?

— Я... может быть... - Она в замешательстве взглянула на него и потерла глаза. Сам факт того, что София Лайт могла проспать, был абсурден. - Что-то случилось в Четырнадцатой?

Он зыркнул на нее.

— Как вы, черт побери, узнали?

Ой.

— Не только в Четырнадцатой. Боже. - Баркуло вздохнул и отвернулся. - Нет времени. Джоанна в конференц-зале. Если в воздухе будет спокойно, то самолет на площадке. Нам нужен план. Идемте.

София взяла куртку и закрыла за собой дверь спальни.

— По дороге расскажете.


Джоанна Гаррисон, восседавшая во главе стола переговоров, выглядела старше, чем Лайт могла себе представить. Позади нее стоял Габриэль Брайант, руководитель отдела кадров и разведки. Его рука покоилась у нее на плече. Войдя в комнату, София пересеклась взглядом с Джоанной, однако они обе никак не прокомментировали опоздание. Чарльз Вокс, ученик и друг Софии, бросил на нее тревожный взгляд. На телефон ее все еще поступали оповещения ~~ нарушение условий содержания в зонах под номерами 14, 16, 19, 23, 40, 41 и 42 ~~ с А до Д.

— Всё началось в Десятой? - спросила София.

— Насколько мы знаем, да, - ответил Брайант. - Сама Зона не пострадала, но, правда, целиком телепортировалась в Нью-Гемпшир незадолго до последующих нарушений содержания.

— Нью-Гемпшир?

— Именно. Тамошний исследователь ~~ доктор Яра Мирски ~~ утверждает, что вступила в контакт с действующей там сущностью и пыталась остановить ее.

— Что это была за сущность?

— Вообще мы понятия не имеем.

Было зарегистрировано немалое число прорывов. Зоны, разбросанные по всему свету, сообщали об аномалиях и нарушениях. На экране в конференц-зале появилось сообщение о том, что SCP-1688 материализовался над своим участком содержания и, вчетверо увеличившись в размерах, принялся осыпать разрядами молний близлежащее учреждение Фонда и небольшой городок. Согласно поступившей информации, всё население городка, объединившись по собственной инициативе, взялось за некий масштабный инженерный проект. В то же самое время, в нескольких километрах к востоку образовалось грозовое облако в форме кольца. Из земли под ним поднимались бледные духи. Сообщалось, что SCP-460 движется с невозможной скоростью и тащит за собой целую армию призраков.

Следующее сообщение содержало только видеозапись: громадное грозовое облако, молнии из которого ударяли в землю с такой частотой, что казались сплетением ломаных белых линий, и еще одно, крупное, коричневато-желтое, уже наполовину вплывшее в первое. На земле под ними клубились бледные силуэты, и растекались, словно расплавленное стекло.

Через десять минут желтая туча и призраки миновали грозовое облако. Молнии все так же расчерчивали небо.

— Ну ладно. - София, расхаживавшая по залу, остановилась и мельком просмотрела входящие оповещения. - Совет О5 молчит. Это наводит меня на мысли о том, что на нас напали. Повстанцы? Может быть, Длань? Пропало много разумных объектов. Остальные, возможно, для... отвода глаз?

— Но не все. Бога ради, София, утиный пруд? - Гаррисон все еще смотрела на экраны.

— Если бы я пыталась добраться до нас, имея на руках неполные архивы, я бы и допустила ошибку вроде этой -- как сунуть что-то в этот пруд.

Телефон Софии зазвонил, хотя она определенно выключала его. Она взглянула на экран.

— Лайт, - монотонным голосом начал Баркуло, - я знаю, что среди пострадавших Зон есть и ваши, и вам придется стабилизировать ситуацию, но там и мои Зоны есть, и нам нужно начать расследование. Не думаю, что нападавшие вернутся туда, где уже побывали, но должна же быть какая-то связь. Мы привлечем...

— Вообще-то, - сказала София, - я лично начну готовиться ко второй волне. Возможно, страшнее первой. Начну прямо сейчас. И, простите, это я возьму с собой.

Она вышла из конференц-зала. По всему коридору гасли светодиоды в камерах наблюдения и записывающих устройствах. Она вынула телефон, прижала к уху, глубоко вдохнула и заговорила:

— Это действительно вы?

— Да, - сказала Администратор Фонда SCP. - SCP-027, полагаю, скоро нарушит условия содержания. - В трубке раздался стук по клавиатуре. - Поскольку это ваша Зона, прошу вас предпринять все, что в человеческих силах, чтобы этого не случилось.

— Разумеется, - на автомате согласилась София.

Звонок прервался.

Она начала набирать номер.