Коварный ход
+37

“Картофельные палочки? Тем более, на обед? Серьёзно, что ли?” Взгляд доктора Гарольда Брейкера упал на покрытые золотистой корочкой цилиндрики на тарелке. Рядом с ними лежал пласт куриного филе, чахленькие огурцы и водянистый кетчуп, а на соседнем блюдце - резинистые макароны и сыр. Хотя бы до пудинга урезание расходов на столовую не добралось. И кто его знает, надолго ли.

“С каких это пор Фонд превратился в начальную школу?”

С подносом в руках доктор Брейкер не глядя ввинтился в море столиков и голодных учёных.

Брейкер был темнокожим мужчиной пятидесяти с лишним лет. В его редеющих волосах виднелась седина, а бородка была короткой и незаметной. Телосложения он был достаточно крупного, и роста достаточно высокого, хотя в футбольной команде последний раз играл ещё в колледже, а абонемент в фитнесс-центр, навязанный ему женой, ещё не начал действовать.

Брейкер уселся на краю одного из длинных железных столов в наименее забитом углу столовой. Настроения общаться с народом у него не было. Учёный вгрызся в местами прожаренный кусок филе.

— Брейкер, здорово!

Подняв голову, он обнаружил, что напротив него сидит доктор Райан Мельбурн с таким же подносом дрянной еды. Был Мельбурн длинным и тощим, лет ему было около тридцати. Соломенные волосы на его голове торчали копной, на подбородке красовался шрам, а на всём теле - карибский загар, привезённый из недавнего отпуска. Рукава его рубашки были закатаны, на внутренней стороне предплечья виднелись иероглифы. Смысл их был таков: "А вы хотели что-то глубокомысленное?"

— Здорово, - не очень-то приветливо сказал Брейкер, пока молодой коллега усаживался. - Давно тебя не видно.

— Ага, весь отдел на ушах стоит уже неделю как. Начотдела беспокоится, что имело место распространение меметической угрозы, так что у нас теперь проверки четыре раза в день.

— Что стряслось? Почему я об этом не слышал?

— На плановом ежемесячном осмотре у психолога трое научных сотрудников повели себя совершенно одинаково. Начали петь жутко переделанную версию "The Immigrant Song", притом слово "электрошок" там употреблялось в крайне интересном контексте. Помимо прочего.

— А что за сотрудники? - Брейкер начал понимать, чем эта байка завершится.

— Доктора Джеймсон, Ульрих и Феррье.

Брейкер хлопнул ладонью по столу и разразился смехом.

— Знал же я! Давно чуял, чем пахло!

— Странно, что их вообще до класса D не понизили. Недели не проходит, чтобы они начальника отдела Бриккет не пугали до усрачки.

— Причём в обоих смыслах.

— Эт' точно, - Мельбурн проглотил очередную порцию макарон. - Совсем некстати, но тоже важно - я тут поспорил на полсотни баксов, и мне нужен твой ответ.

Брейкер вздохнул. Склонность Мельбурна к азартным играм больно била по всем, кто его знал, поскольку он неизбежно просил у всех в долг. К сожалению, отступать из столовой доктору было некуда.

— Ну давай, - сказал он, заранее готовясь к худшему.

— Скажем, допустим, что 008 нарушил условия содержания. Инфекция широко распространилась, вариантов удержания нет. Что делать будешь?

Брейкер ждал чего угодно, кроме таких... серьёзных... вопросов.

— Перекрыть учреждение от и до, перейти на резервные генераторы. Расследовать ситуацию во внешнем мире с помощью наблюдательных дронов. Если сценарий и вправду соответствует классам XC или XK, то задачи сводятся к минимуму: наши учреждения рассчитаны на долгую осаду, вода, еда, оружие и медикаменты у нас есть. Если мы засели надолго, будем думать и действовать по ситуации. Объекты, которые требуют лишних ресурсов или представляют опасность, мы уничтожим. Остальные обратим себе на пользу.

Мельбурн улыбнулся.

— Прямо по методичке, но в качестве плана против зомби сгодится. А они говорили, что у тебя такого плана нет. Вот я и заработал полтинник.

— План против зомби? Вы это так называете?

— Схема действий на случай распространения SCP-008, если угодно.

— Да мне, по сути, без разницы. - Брейкер снова вгрызся в филе.

— Ну ладно тебе, ты меня спроси.

— Чёрт с тобой, - злобно глянул на собеседника Брейкер. - У тебя какой план против зомби?

— Ну не так же! Спроси что-нибудь другое.

Брейкер почесал подбородок.

— Хорошо... допустим, ты застрял в камере содержания 173.

— Кажется, первым делом надо не моргать. Поэтому буду держать один глаз открытым, выйду спиной вперёд из аварийного выхода, и побыстрее.

— Годится. Других вариантов попросту нет.

— Мой ход. 705 захватили комнату отдыха.

— Серьёзно? Их даже мой пятилетний племянник вынесет.

— Его и отправь, смеху-то будет. Может, потом познакомим их с 387.

— Только начальству об этом ни звука. Просыпается 239 и думает, что мы ей больше не по душе.

— Эвакуируюсь в Канаду.

Брейкер посмотрел на Мельбурна взглядом, говорящим "я так понимаю, ты это не всерьёз?"

— Что? Серьёзный у нас ты. 055 сбегает из содержания.

Чего?

— Вот и я о чём.

— Ладно. У нас, по-моему, вообще 055 нет. Массовое распространение 217.

Мельбурн скрестил руки и поскучнел лицом.

— Ты ждёшь, что я ляпну что-то вроде "Пусть Райтс родит ещё ребёнка", так? Во-первых, не скажу, во-вторых, сама идея дурацкая. Придумай что-нибудь, чего у нас ещё не было.

— Хорошо, как тебе такое? В интернет попадает видео 597.

— Боже мой! - вытаращился Мельбурн. - Сам-то понял, что предлагаешь?

— Лучше ты мне объясни.

— И объясню! Смотри: большая часть мужиков, у которых бурлят гормоны, думает, что "сисег много не бывает". Внезапное откровение о том, что сисек таки бывает слишком много, приведёт к падению тырнета в анархию, после чего он схлопнется.

— Это... знаешь, я лучше не буду.

— И не надо.

Повисла неловкая пауза.

— 804 начинает бесконтрольно раскручиваться, - сказал Брейкер.

— Я же в скаутах сколько времени проходил! Или так, или камнем его разбить, не знаю. Слушай, от этой игры надо получать удовольствие, а ты явно его не получаешь. Смотри, как надо: 231-7 рожает, одновременно с этим из камеры содержания сбегает 682, 076-2 становится враждебным Организации, а из 354 вылезает нечто супер-злобное. Совместное воздействие этих факторов приводит к нарушению условий содержания почти всех объектов класса Кетер, которые у нас есть.

Мельбурн выложил свой козырь, а Брейкер затих. Прошло полминуты, а доктор даже не пошевелился. Потом на его лице расплылась самодовольная улыбка.

— Опять ты так улыбаешься, Брейкер, - ткнул в его сторону вилкой Мельбурн. - Когда ты так улыбаешься, ничего хорошего не жди.

— Этот вопрос - самый лёгкий.

— Как так? Самоубийство - не по правилам.

— Сложнее не стало. Во-первых, я задействую протокол внепланового устранения в бараках расходников, потом бегу туда и обливаю все трупы до единого 447.

Выражение лица Мельбурна стоило видеть.

— А это-то на хера было делать?

— Ну, хуже уже точно не будет, а катастрофическое в обычных условиях воздействие 447 на такое количество трупов противопоставится всему остальному. - Брейкер поднялся и взял поднос с пустыми тарелками. - Или вселенная будет уничтожена. Что так, что так - ситуация меняется только к лучшему, так что, друг мой, игра окончена.