Верховный суд с Волшебной армией
+2

Прежде

— Я собираюсь увидеться с другими членами Совета, - сказала Десятая. - Я хочу, чтобы ты пошла со мной.

Еще с момента посещения [http://scpfoundation.net/pythia-s-wing оракула] Солт ждала, что подобное произойдет. И все же эта новость сильно ее взволновала. Как помощник, она встречалась лишь с несколькими членами Совета. Даже работая на кого-то из О5, вы никогда не забываете, насколько они на самом деле величественны. Так что почему бы и не быть взволнованной?

Но вместе с этим в ее голове вертелся вопрос, зачем Десятая так поступила. Некоторые члены Совета брали помощников повсюду, но она предпочитала уединение.

Голосование по «Альфе-9» было неизбежным.

— Она ожидает скорой смерти, - поняла Солт. - Десятая, Архивариус, хранитель концов света, она всегда была фаталистом. И это был ее прощальный жест.


Вторая

— Я советовала ждать. -Тон Второй был удивительно нежным.

Они встретили ее в большом саду, где размещался [http://scpfoundation.net/scp-006 SCP-006]. Здесь, у источника весны, листва была густой, богатой и... Чуждой. Были вещи, которые жили здесь и нигде больше, вечные беженцы тех времен, что не существовали больше.

Вторая выглядела как старая милая бабушка. Одна из старейших членов Совета O5, возможно, одна из первых двенадцати. На ней была повседневная одежда, серая шаль ручной вязки, украшенная розовыми цветами, и соломенная шляпка, которая прикрывала шрамы на ее лице.

Солт ей завидовала. Как помощница и телохранитель Десятой, она двигалась, как Десятая, улыбалась, как Десятая, и одевалась в облегающие костюмы Десятой. Солт задумалась, неужели помощницы Второй - небольшое группа любезных бабушек с такими же цветочными шалями.

-Я верю, что голосование состоится, - сказала Вторая. - Весь вопрос в том- как оно пройдет. На вашей стороне Четвертый, Девятая, я и вы сами. Ваша главная цель в том, чтобы набрать еще четыре голоса.

— Седьмая поддержит проект, - сказала Десятая.

— Конечно. Она никогда не жалела о былых временах. Но она тактик до мозга костей. - Вторая остановилась. - Если Седьмая проголосует против этого проекта, то в ближайшие несколько дней тебе следует ожидать покушения на свою жизнь.

Десятая выглядела пораженной.
— Она бы не ...

— Конечно, нет, - махнула рукой Вторая. - Седьмая это своего рода барометр. Если она на твоей стороне, то это потому, что она что-то знает. Обязательно поговори с ней в ближайшее время.


Третий

Один из доверенных лиц Третьего пришел к Десятой в окружении агентов МОГ Альфа-1.

Альфа-1, Багряная Десница, являлась личной оперативной группой Совета: иногда как устрашающий следственный отряд, иногда как личная охрана. Третий не пользовался этой охраной, отдавая предпочтение другим методам безопасности, но раздал агентов и ресурсы всем своим помощникам.

Солт немного знала этого доверенного: хорошо одетая американка по имени Флинт. Она передала Десятой конверт. В нем находилась флешка с наклейкой счастливого личика, которую Десятая без слов убрала в карман, и записка на дорогой канцелярской бумаге.

Извини, но это не моя борьба. Если вам что-то еще нужно, не стесняйтесь спрашивать.
--Третий


Четвертый

В послании Четвертого их предупредили, что место встречи было «местом, куда люди не должны ступать». Оказалось, что это был "Waffle House" где-то на Среднем Западе. Был поздний вечер. Снаружи выпал снег.

Пока они ждали, Солт наблюдала за посетителями. Женщина в шляпе дальнобойщика, кольцевидных серьгах и тапочках. Невероятно массивный мужчина с зеленоватой кожей. Сгорбленный мужичек сидит через шесть столов от них. Солт посмотрела в сторону, а затем обратно. Он был в пяти столах от них.

Опять отвернулась и уже три стола.

Солт научили быстро оценивать ситуацию. У мужичка были разные глаза. Его одежда была неправильно подогнана. Одна из его ноздрей и вовсе отсутствовала.

Даже на расстоянии и в остальные клиентах чувствовалось что-то подобное, неправильное. Единственным исключением была официантка, которая сейчаснаблюдала за ними со странной возбужденностью.

— Мэм?- проговорила Солт.

— Все в порядке, - сквозь зубы ответила Десятая.

— Здравствуйте. - Солт подняла глаза и увидела Четвертого, который беззаботно улыбался ей. - Мои извинения за то, что заставил вас ждать.

— Не проблема, - ответила Десятая.

Солт снова взглянула на сгорбившегося мужичка. Шесть столов от них.

Официантка посмотрела в глаза Четвертому, заметно тяжело вздохнула и отвернулась. Четвертый выглядел почти так же, как и всегда. Его костюм и туфли были в идеальном состоянии, их едва коснулся снегопад. Он даже не выглядел замерзшим. В этом и заключалась его особенность. Все члены Совета иногда казались сверхъестественными, но Четвертый... Четвертый был сверхъестественным.

Он раздражал многих людей. Его считали чересчур загадочным. Хотя он был необычайно свободен со своей личной информацией. Солт знала, что он имеет австралийское происхождение (если быть точнее- Торонто), что ему при рождении была назначена сиделка, что когда-то он был выдающимся полевым агентом Фонда и что ему очень нравилось практиковать ловкость рук. Это было даже больше, чем она знала о Десятой.

Но Четвертый ничего не рассказывал о своей самой замечательной черте: явно аномальной способности преодолевать огромные расстояния за невероятно короткое время.

И Солт его понимала. Четвертый был словно вампир в мире, где о вампирах вообще ничего не знали. Зачем рассказывать про кресты и про чеснок? У всех О5 были секреты. Просто Четвертый не скрывал наличие своего.

— Что это за место? - спросила Солт.

— Это "Waffle House" в три часа ночи. - Четвертый небрежно взял меню в руки. - Место неправильности и неестественных сущностей. Но, кажется, я это уже говорил.

— Я полагаю, что мы здесь вне опасности?

— Мэм, мы всегда в опасности, - усмехнулся Четвертый. - Этот мир - опасное место. Если даже одно место несет в себе опасность немногим больше, чем другое, то по крайней мере у каждого одинаковые шансы, не так ли?

Солт посмотрела на Десятую. Та выглядела нейтрально-спокойной.

— Это похоже на [http://scpfoundation.net/scp-1670 SCP-1670], - вновь сказала Солт. - Должно быть правило о наличии двух одинаковых аномалий.

— Я запомню это в следующий раз, когда поговорю с ними.

— С кем это?

— Мм?

— Я пришла, чтобы обсудить ваш голос, - прервала их Десятая.

— А почему это нужно обсуждать? - Четвертый выглядел удивленным. - Мое мнение остается таким же, как всегда. Я не вижу особых причин для дискомфорта по поводу использования аномалий.

— Сейчас все выглядит несколько хуже. Я подумала, может вы захотите воздержаться.

Официантка принесла им тарелки, хотя они ничего не заказывали. Яичница для Десятой. Яйца Бенедикт и кофе для Солт - именно то, что она хотела. И куча вафель, залитых сиропом для Четвертого.

Сейчас он с удовольствием сметал их с тарелки.

— Я ценю вашу заботу, но мне ничего не угрожает. Мне лишь жаль, что я мало чем могу помочь вам.

— Понятно. - Десятая все еще колебалась. - Вы знаете о…

— Возможной угрозе убийства, да. - Четвертый усмехнулся. - Все это так расточительно. Чем больше людей за игральным столом, тем веселее. Вам так не кажется?

— Всего тринадцать мест, - сказала Десятая. - А каждого игрока можно заменить.

— Это полностью зависит от того, о каком столе вы говорите. - Четвертый проглотил очередной кусок вафли. - Тем не менее, мой голос с вами, можете быть уверены. И… - Он улыбнулся и проглотил последнюю вафлю. - … что если вам в спину воткнут нож, то это буду не я.


Пятый

Они встретили Пятого на самом загруженном объекте Фонда, если не считать Зону 19. Им пришлось пробираться через весь жужжащий занятой улей, чтобы найти нужный офис. Пятый увлеченно беседовал с неуклюжим дородным джентльменом.

— Заходите! - Пятый широко улыбнулся из-под своих рыжеватых усов. На нем был черно-желтый галстук с рисунком дрозда. Еще один черный дрозд красовался на его серой шляпе.

Все были наслышаны об этих его чертовых [http://scpfoundation.net/the-flytrap дроздах].

Солт заметила для себя, что комната выглядела как офис этого дородного и представительного джентльмена. Похоже, что он всего-лишь секретарь. Определенно он не был человеком, допущенным к обсуждению дел Совета.

— Я думала, что вы один, - сказала Десятая совершенно бесцветным тоном. - Я вернусь позже и...

— О нет, все нормально. - Пятый подмигнул секретарю. - Что я могу сделать для вас?

— Я пришла спросить, каков будет ваш голос, - сказала Десятая.

— По Альфе-9? - Пятый отрицательно покачал головой. - О, нет. Боже, нет. Этого нельзя допускать.

Сердце Солт лихо ухнуло в пятки. Она ждала, что Пятый воздержится. Он не одобрял подобные проекты, но, если считал их достаточно интересными, обычно готов был отойти в сторону и не мешать. А если это была его реакция…

— Есть ли что-нибудь, что могло бы убедить вас поменять решение? - все также бесстрастно спросила Десятая.

— Хм… боюсь что нет. Если этот проект пройдет, это подвергнет опасности всех в Фонде. - Пятый обнял перепуганного секретаря за плечи. - Через год я мог бы сказать: «Я же вас предупреждал» стоя на развалинах этого самого офиса, над трупом этого бедного джентльмена!

— Понятно, - ледяным тоном ответила Десятая.

— С другой стороны, - сказал Пятый, все еще улыбаясь, - кто знает? Я ошибался и раньше. Может быть, все и сложится. - Его напускное веселье вмиг исчезло. - Если серьезно, Десятая, мне очень жаль. Но я не буду голосовать за этот проект.

Она лишь коротко кивнула.
— Спасибо за уделенное время.

— Всегда рад. -Пятый вновь повернулись к секретарю. - Итак о чем мы говорили?

Пока мужчина пытался подобрать слова, Солт и Десятая вышли из офиса.


Шестой

Они встретили Шестого в отделении, заполненном сотней мониторов, показывающих сотни людей. Здесь, ходя туда-сюда, выкрикивая приказы, Шестой был по истине дома.

Шестой был загорелым белым мужчиной в накрахмаленном костюме с тростью с белой волчьей головой и белой шляпой Stetson с широкими полями. Американский персонал прозвал его «Ковбой». Не американцы же называли его просто «американцем».

В настоящее время он следил за последствиями нарушения условий содержания. На одном экране бушевал пожар. На другом текла колышущаяся бледная масса. На третьем застыло море чего-то красного.

— Переправьте группы из сектора Семнадцать и отправьте их в Восьмой, - сказал Шестой. - Считайте Семнадцатый потерянным, я видел, на что способны эти тальятелле. Отправьте еще один отряд в пятый сектор. Мы не можем позволить себе второй наводнение альфредо.

Солт и Десятая наблюдали, как Шестой с уверенностью управлял своими силами. Когда стало казаться, что все несколько стабилизировалось, он подошел и поздоровался с ними:
— Здесь вы можете свободно говорить, - сказал Шестой. - Я доверяю всем в этой комнате.

— Я получила предупреждение о нарушении условий, - сказала Десятая. - Вы сработали очень оперативно.
Шестой усмехнулся.

— Пытаетесь меня подмазать? - Он отмахнулся от ее возражений. - Я шучу. Я прочитал отчет об Альфа-9, который вы отправили. Я был бы признателен, если бы вы прислали его мне до того, как начать проект.

— Прошу прощения, - сказала Десятая. - Я неправильно поняла ситуацию. Я не хотела усложнять вам работу.

Шестой кивнул:
— Ваш отчет был не единственным, присланным мне за последние несколько дней. Только из офиса Восьмого я получил около четырех штук. Похоже, они не одобряют Альфа-9.

— И какой из отчетов вы нашли более убедительным?

— Все, - сказал Шестой. - Я вижу много плюсов и минусов. Это может стать бомбой замедленного действия.

— Вы правы. Но я считаю, что преимущества перевешивают риски.

— Я ценю ваше мнение, но у нас уже итак достаточно проблем. - Шестой указал на горящие огни мониторов. - За последний год Повстанцы уже в третий раз взламывают этот проклятый [http:*scpfoundation.net/scp-4503 горшок с макаронами]. Они издеваются над нами, потому что знают, что мы *уязвимы//.

— Со всем уважением. Я считаю, что это говорит в пользу того, почему нам нужна Альфа-9, - сказала Десятая.

— Или, может быть, это просто означает, что мы не можем позволить себе новых рисков. - Шестой остановился. - Если дело стоит подобного риска, то найдите способ доказать мне это.


Седьмая

Седьмая была полной женщиной из Южной Азии, которая одевалась так, будто ограбила барахолку. В отличие от Шестого, ее никогда не спутаешь с кинозвездой. Но зато ее сила и мощь смотрелись довольно органично. Она стояла на носу линкора, глядя на горизонт. Ее [http://www.scpwiki.com/the-flytrap мятно-зеленый] шарф развевался на ветру.

— Знаете что это? - спросила она, указывая на пушки, установленные в огромных оружейных башнях.

Солт не знала. Они выглядели очень гладкими, синими, с хромированным рисунком, как что-то из неоклассической научной фантастики.

— Их называют L-Cannons, - с восхищением сказала Седьмая. - Они запускают аномальные молнии. Не смертельны и не рассеиваются в воде. Для их работы нужно много жидкости, поэтому их лучше всего использовать в океане. Мы применяем их для подавления водных аномалий.

— Оглушающие пистолеты, - сказала Солт.

— Это детище Проекта Зевс. Аномальное оружие - молния с небес, верно? Зевс казался многообещающим, пока Совет не переменил решение и не закрыл его.

— Я вижу параллель, - сухо сказала Десятая.

— Они сделали только пять таких моделей. Но мы многому научились. Если они закроют Альфа-9, мы тоже многому научимся. И сможем попробовать еще раз лет через десять.

— У нас может и не быть этих десяти лет, - сказал Десятая.

— Мы почти бессмертны. У нас есть время.

— А что, если мы этого не сделаем? Что, если конец уже не за горами?

Седьмая отмахнулась от нее:
— Вы говорите, как предыдущий Десятый. Вы напоминаете мне, что существует такая вещь, как излишество знаний. Все эти концы света прочно засели у вас в голове. Оглянитесь вокруг. Что вы видите?

— Море. Восход солнца.

— Вы видите мир, - сказала Седьмая. - Он все еще здесь. Несмотря ни на что, мы все еще здесь.

Некоторое время они молчали, вдыхая аромат соли и ветра. Дул океанский бриз.

— Вы помогли проекту «Воскрешение» больше, чем кто-либо, - наконец проговорила Десятая. - Как вы планируете голосовать?

Седьмая устало улыбнулась:
-Я не знаю...

Корабль медленно плыл навстречу рассвету.


Восьмой

Они встретили Восьмого в переполненном офисе. Он сидел сгорбившись на стуле в окружении своих доверенных лиц. Солт почувствовала дискомфорт от их взглядов. Она советовала Десятой не приходить сюда. Восьмерка никогда не собирался поддерживать Альфа-9.

Девять лет назад Восьмой был новым членом Совета, как и Десятая сейчас. Солт вспомнила его тогда, амбициозного, полного энергии. Среди его первых действий было утверждение плана, который в итоге привел к [http://scpfoundation.net/duke-till-dawn разрушению Зоны 19]. Он так и не оправился от этого события.

Теперь помощники Восьмого управляли его офисом. Здесь за него даже говорили.
— Не думала, что вы придете сюда. - Этим доверенным лицом была Пайн, дотошная женщина, которую Восьмой нанял девять лет назад в качестве ремонтной службы. - Вы знали, как должны делать подобные вещи. Знали, но решили пренебречь.

Уиллоу, которого, по слухам, едва не обошли с постом в Совете, работал над инфраструктурой Фонда.

  • Вы новенькая, - сказал он Десятой. - Член Совета может делать все, что пожелает, но он не должен. У вас не было права начинать такой проект. Вам следовало сначала прийти в Совет.

— Я не знаю, о чем, черт возьми, думали вы и ваши сотрудники. - это Кизил, который так часто говорил от лица Восьмого, что многие думали, будто он и есть Восьмой. - В планах Совета есть множество проектов, которые на самом деле более важны.Увеличение рабочей силы. Расширение существующих оперативных групп. Пересмотр существующих операций, а не запуск новых. Я, блять, серьезно. - Он взглянул на Солт. -Ты не тупая. Скажи ей.

Солт отвела взгляд. Она привыкла к Десятой, внушающей страх и уважение. Теперь отношение персонала Восьмого смущало и пугало ее.

Десятая посмотрела на Восьмого.
-Что скажешь?- спросила она.

  • Мы говорим от имени Восьмого, - важно сказал Уиллоу. -Вы знаете это. Мы...

— Выйдите, - пробормотал Восьмой.

Тишина.

-Не Десятая. Остальные. Выйдите из комнаты. - сказал он чуть громче.

Уиллоу выглядел изумленной.
— Но...

Восьмой с силой сжал подлокотники своего кресла.
— Я сказал убирайтесь!!!

Пайн покачала головой и ушла. Кизил спокойно ушел. Уиллоу посидел на своем месте на мгновение, прежде чем встать, едва сдерживая ярость.

Через несколько мгновений в офисе остались только Восьмой, Десятая и Солт.

— Они правы, - сказал Восьмой резким голосом. - Ваш проект провалится. Как и должно быть. - Некоторое время он молчал. - То, что мы делаем - неправильно. Тринадцать человек, контролирующих судьбу Фонда, судьбу всего человечества… Это жестокая и глупая шутка. Мы не должны даже существовать. Никто из нас не заслуживает того, чтобы оставаться в этом Совете.

Восьмой взглянул на Десятую, его губы сомкнулись в мрачной усмешке.

— Но, думаю, ты вылетишь даже раньше меня.


Девятая

Раньше Девятая являлась Донной Вету Тейлор, известным геологом, маори из Новой Зеландии. Она попала в поле зрения Фонда, когда независимо обнаружила наличие аномалий. Так же она самостоятельно разрабатывала единую теорию аномалий. Хотя работа и была не идеальна, но это произвело на Совет такое впечатление, что она была внесена в очень необычный список.

Список на замену [http://scpfoundation.net/scp-963 O5-9].

Девятая повезла их осмотреть [http://scpfoundation.net/scp-2697 SCP-2697], бассейн реки в Неваде, который ежегодно горел аномальным огнем. Их вертолет приземлился в облаке серого пепла, и Солт последовала за членами Совета сквозь пыль.

Девятая казалась нетерпеливой и немного смущенной.

— Помимо нашей защиты, которую я не в состоянии изучить, это второй раз, когда я так близко подхожу к аномалии с момента вступления в Совет. Первым был этот Оракул.

Десятая кивнула. Солт с любопытством наблюдала за происходящим. Официально ни одному члену Совета не разрешалось контактировать с какой-либо аномалией. На практике... пока они не делали этого публично, кто мог их остановить? Но, хотя Совет на самом деле не ограничивал ее доступ, Девятую держали немного отстраненно.

Они шли через осиновую рощу с едва обугленными листьями. Если бы не пепел на земле, никто бы не предположил, что всего несколько дней назад здесь бушевал пожар.

Девятая остановилась, чтобы осмотреть кролика. Как и большинство представителей дикой природы 2697, он, казалось, с удивлением изучал пришедших. Одна из его ног была почти полностью сожжена, обнажив белую кость. Девятая хотела было дотронуться до него, но вовремя заколебалась и позвала агента, чтобы тот подержал его.

— Потрясающе, - выдохнула она. - Нога полностью функциональна. Большая часть меха даже не выглядит обожженной. - Она встала. - Здесь есть две аномалии - первая существует, чтобы сдерживать вторую, что-то под нами, опасное для всего живого.

Она протянула кролику руку, чтобы тот ее обнюхал.

— Эти животные - агенты сверхъестественного мира. Они охраняют нас и получают за это вознаграждение. - Она указала на лапку кролика, где пепел заставлял плоть регенерировать, закрывая обнаженную кость. - Это место может и аномалия, но все же имеет с нами некоторое родство. Обезопасить, удержать, сохранить. Именно это оно и делает сейчас. Почему мы не признаем это родство?

Десятая молчала.

— Вот почему я хотела приехать сюда. - Девятая улыбнулась, чувствуя легкое дуновение ветерка. - Я хотела увидеть, что мы не одни делаем свою работу.

Потом они посетили бар. Инкогнито, разумеется. Девятая пила без остановки. Да и Десятая ничуть не отставала. Солт воздержалась и просто наблюдала за происходящим.

— Должна признать, что иногда я расстраиваюсь, - сказала Девятая. - Вы все такие чертовски осторожные. - Она задумчиво покачала головой. - Знаете, мне никто не объяснял всего этого. Сначала я подумала, что это потому, что я новенькая. Потом появились вы, и…

Десятая посмотрела в свой стакан.

— Я одна из них, а ты немного отличаешься.

— Ты-то по крайней мере пьешь со мной. Остальные… Вы будто хотите поддерживать репутацию Всеведущего Совета возможных суперзлодеев. Я удивлена, что у нас нет кошек, которых можно гладить, высказывая свой злодейский план.
— У меня была кошка, - сказал Десятая. - Но мне пришлось отказаться от нее, когда я присоединилась к Совету.

Девятая вновь покачала головой.
— Боже мой, если это та ключевая личная информация, которую вы рассказываете, когда напиваетесь…

Некоторое время они молчали.

— Мне жаль вашу кошку, - сказала Девятая.

— Не будем об этом.

— Так почему я отличаюсь? - спросила Девятая.

Десятая выглядела смущенной. "Да к черту."

Она опрокинула еще одну рюмку.

— Если скоро меня выпрут из Совета, то считай это моим прощальным подарком. Совет боится тебя.

Девятая недоуменно нахмурила лоб.
— Чего это им… бояться?

— Потому что ... мы все думаем одинаково. Так происходит, когда ты поднимаешься через все ступеньки организации. А твой взгляд на вселенную, отличается от нашего. И то, как вселенная смотрит на тебя в ответ. - Десятая взглянула на Солт. - Помоги мне объяснить.

Солт испугалась, но подчинилась.

— Совет знает, что вы ни на кого не нападете, у вас нет жажды власти. Это о том, почему они выбрали вас вместо 963-2. Вас а не кого-то другого.

— Да?- неопределенно сказала Девятая.

— Так много аномального зависит от точки зрения. Все эти самодельные синие Типы в Длане Змея или ГОК. Наши самые эзотерические процедуры сдерживания, основанные на мыслях. Весь отдел антимеметики ... Совет боится потерять вашу уникальную точку зрения . Они также боятся того, что эта самая точка зрения может сделать. - Солт немного поколебалась. - Они предполагают, что вы собираетесь все изменить, стереть с лица земли или используете комбинацию того и другого.

Они долго молчали.

— Я могу стать концом мира? - Девятая с тревогой взглянула на Десятую.

— Мы все можем стать концом мира, - ответила та. - В той или иной форме.

— Но мы ведь сохраним его?

Десятая уставилась в пустой стакан.
— Кто знает?


Десятая

Той ночью Десятая приказала Солт наблюдать за ней, пока она спит. Она просыпалась несколько раз, бормоча что-то странное, и вновь засыпала. Она казалась даже не пьяной, а больной, в бреду. Солт никогда не видела ее такой.

Солт хранила целевые амнезиальные таблетки в маленькой чашке рядом с таблетками с кофеином на случай, если Десятая выдаст что-то, о чем она не должна была знать. Аудио и видео подтвердит это позже, но Солт не зря прошла все тесты на лояльность.

— Они пошлют ее сначала посмотреть на чуму… а потом, кто знает…

— Сначала Ноль и Адам, затем Девять, а затем, если образец верен…-

— Что, если этого недостаточно? Только шипы… как долго? Если мы не сможем найти другой шанс…

— Черная Королева должна знать… она закрыла Путь… все ее маленькие птички разбросаны… в Библиотеке… если бы я могла увидеть этот каталог… Возможно Четыре…

— Первые трещинки уже здесь, и одуванчики…

В конце концов, Десятая заснула надолго. Солт наблюдала за ней в темноте. Она рассматривала внешность Десятой, как и много раз прежде, разбирала ее на маленькие составляющие. Этот нос, легкие веснушки, вьющиеся волосы, тонкие руки ...

Было несколько тревожно, когда они переделывали ее, чтобы она стала выглядеть как Десятая. Они могли придать лишь определенные основные отличия: африканское лицо, американское происхождение, женщина. Все остальное немного отличалось. Она была тяжелее и ниже Десятой, ее кожа имела слегка другой оттенок, ее волосы были чуть менее курчавыми, а глаза коричневого оттенка.

Это было лицо, которое смотрело на нее из зеркала почти полвека. Это была ее работа - быть близнецом Десятой. Если Десятую… если ее удалят из-за Альфы-9, попросят ли ее сохранить эту внешность в качестве уловки? Может вернут к прежней форме, заменив ее человеком, совместимым с новой Десятой? А она хотела этого?

Шли часы.

Десятая снова проснулась в ранний предрассветный час. Она пулей вылетела из постели, бешено вертя головой во все стороны. По ее лицу струился пот.

— Если я умру, - сказала она. - Если я умру, ты должна сказать следующей Десятой, чтобы она отправилась к Цветению. Она должны выяснить, что сделали Каин и Эйбл и почему. У всего этого есть причина, и Каин знает. Ты должна сказать следующей Десятой, чтобы та поговорила с Каином о Цветении.

Она села обратно на кровать, тяжело дыша, глядя в пол.

Солт услышала достаточно, чтобы понять, что ей не разрешено знать, то, о чем говорила Десятая. Она потянулась за амнезиаками.

Десятая резким движением выбила их у нее из рук.

— О нет. Ты не забудешь! - Она схватила Солт за воротник. - Ты будешь помнить! Обещай мне!

— Обещаю. - тихо сказала Солт.

Десятая уставилась на нее, тяжело дыша. Затем отпустила, легла и снова заснула.


Одиннадцать

Одиннадцатый в использовании своих доверенных лиц продвинулся намного дальше, чем кто-либо другой из Совета - даже сами помощники Одиннадцатого не знали, кто на самом деле является им. Хотя, возможно, это и не было столь важным.

Солт и Десятая встретились с двумя возможно-помощниками. «Почтальон» вежливо поприветствовал их. По слухам, когда-то он был настоящим почтальоном. Его сотрудники шутили о том, что в порыве злости он мог перерезать всех вокруг обычным ножиком для почты. Но это были только шутки. Он курировал весь персонал класса D. Любое массовое устранение, каждое использование Протокола 12, каждое обследование на предмет уничтожения или прекращения приема пищи. Все было под его контролем.

На его столе, небрежно покачивая ногами, сидела «Лгунья». Сегодня ее кожа была крахмально белой. На ней был облегающий черный костюм с красными отворотами и глубоким вырезом. Лгунья заведовала отделом дезинформации Фонда. Вероятно...

— Добро пожаловать! - Ее яркий макияж подчеркивал пристальный взгляд и жестокую ухмылку. - Мы сожалеем, что многие из нас не смогли прийти! «Сенатор» передает привет.

— Я ценю то, что вы решили встретиться со мной, - сказал Почтальон. - Но на данный момент… Я могу лишь пожелать обеим сторонам всего наилучшего. Вы уже видели так много других членов Совета, что все мои слова, кто-то уже высказал намного лучше.

— И действительно, так много других членов Совета! - Лгунья с восхищением покачала головой. - Как вам повезло, Солт. Вы, должно быть, узнали так много интересных секретов… Хотите узнать еще один?

— От вас? - Солт улыбнулась. - Почему бы и нет?

— Я говорю много правды, - сказала Лгунья. - Мне кажется, что скоро вы узнаете намного больше захватывающих секретов. Я бы хотела затмить их и отодвинуть на второй план. Итак, вот половина моего секрета. Может, вы уже догадались, по тому, как меня называют. - Она наклонилась к Солт и театрально прошептала. - Я дьявол.
— Кажется Альто Клеф уже кичился подобным.

— Но это была только половина секрета! Угадай другую половину.

Солт отнеслась к этому скептически.
— Ты ... еще и Альто Клеф?

Лгунья засмеялась:
— А мне она нравится, Десятая! Здесь так одиноко… Тебе стоит приводить ее почаще.

— Возможно, - коротко ответила Десятая.

Лгунья внезапно стала серьезной.
— Мои дорогие. Я действительно Альто Клеф, а также Дьявол. Если вы расскажете это, то никто никогда вам не поверит. Даже в этом Совете. Вот почему Седьмая чувствовала, что может сблизиться со мной таким образом. Это даже стыдно. Сначала заставить меня снова облачиться в это толстое мужское тело, а потом шантажировать моей дочерью. Так жестоко... - Она погрозила им пальцем. - Я надеюсь, что вы не имели к этому никакого отношения. Но даже если бы и имели… Я снесу это, потому что я верна этому Фонду. А вы верны?

— Конечно.

— Не поймите меня неправильно, - сказала Лгунья. - Дьявол никогда не смог бы управлять Фондом. Я нахожусь под контролем Бога. Хотя и временно, но все же вернулся к своей прежней роли. Обвинителя. Соперника. У остальных мнения разделились. Опираясь на них, Одиннадцатый воздержался бы при голосовании… так что все сводится ко мне. - Она вздохнула. - А я не могу поддержать ваш проект. Я просто не могу.

— Понятно, - сказал Десятая.

Почтальон отодвинул несколько стопок бумаг.
— Тебе здесь всегда рады, Десятая, но… - он изо всех сил старался не выглядеть рассерженным. - Может я все-таки вернусь в свой офис?


Двенадцатый

Вместо Двенадцатого они встретились с агентом Троем Ламентом. Шел дождь.

Ламент не был помощником, но был довольно близок к этому. Он принадлежал к той редкой категории агентов Фонда, которых обычно привлекали к проектам, которые были одновременно жизненно важными и, возможно, фатальными. Бесценный, но расходный материал.

Иногда проектами были люди. Гирс. Эверетт Манн. И хотя он этого не знал, Ламент тоже был проектом Совета. Еще один успех: еще один, кто не помнил ни своего настоящего имени, ни истории, ни семью, которую он покинул.

— Мне сообщили, что вам не разрешено знать о O5-12, мэм, - сказал Ламент Солту. - Так что, пожалуйста, считайте, что все, что я говорю о нем, является дезинформацией. Хорошо?

— Могу я спросить, почему Двенадцатый прислал вас в качестве доверенного лица?

— Нет, - сказал Ламент.

Солт улыбнулась.

— Тогда можно задать личный вопрос?

— Зависит от вопроса.

— Я слышала, что вам предложили должность командира МОГ Альфа-9 прежде чем отдать пост Софии Лайт. - Солт внимательно посмотрела на Ламента. - И еще я слышала, что вы… отказались?

— Если ответ вам не известен, мэм, то думаю, мне следует проигнорировать и не отвечать на этот вопрос. - Ламент смахнул с ресниу дождевые капли.

— Получается, что решение Двенадцатого неблагоприятно, - сказала Десятая.

— Извините, - сказал Ламент. - Он не хочет, чтобы мы возвращались к Ящику Пандоры. Он считают, что использование SCP-объектов - это прямой путь для повстанческого движения. Оперативные группы SCP слишком далеки от реальных целей Фонда.

— Ясно, - сказала Десятая.

— И еще кое-что… - казалось Ламенту было несколько неуютно. - Двенадцатый считает, что вы являетесь ценным членом Совета... и он считает, что вы не должны уходить вот так. Я сильно перефразирую его речь ... Он говорит, что вам следует подумать о том, чтобы извиниться, отступить и продолжить жить, чтобы вновь сразиться в другой день.

Десятая кивнула.

— Спасибо за уделенное время, агент Ламент. Пожалуйста, передайте мою благодарность O5-12.

— Да, мэм.

Над головой прогремел гром. В молчании они направились в убежище. Десятая выглядела очень задумчиво. Проливной дождь пропитал ее кудри. Солт смотрела на нее и невольно дрожала.


Тринадцатый

Тринадцатый. Молодой Тамлин. Говорят, что он оторван от пространства и времени, и способен видеть будущее.

Голос Тринадцатого обычно передается между членами Совета и используется только при равном количестве голосов. Когда Тринадцатый все же решает голосовать лично, все обращают на это внимание. Это означает, что курс Фонда [http://scpfoundation.net/iquit вот-вот изменится].

Десятая надеялась, что Тринадцатый сочтет это голосование одним из подобных сдвигом курса и что он поддержит ее дело.

Существовало много способов увидеть Тринадцатого. Под Килиманджаро, под управлением ветров и туманов. Под Улуру, с разрешения Анангу. В Марианской впадине на подводной лодке. И здесь, под горами Олимпа.

Все пути вели к ослепительному голубому озеру. Посреди него возвышался наполовину затопленный бронзовый замок, размерами много больше, чем любой когда-либо виденный. Истинный замок гигантов.

Солт и Десятая сели в лодку на берегу. Десятая прошептала неуловимый стих на чужом языке. Пустые сиденья лодки заполнились бледными мерцающими призраками.

Лодка двинулась к замку. Солт видела буквы, выгравированные на стенах замка, между ветвистыми трубами, по которым текла озерная вода. Когда она попыталась прочитать их, надписи заколыхались и изменились. Она отвернулась и постаралась не смотреть на знаки, пока лодка наконец не доехала до водопада, чьи воды непостижимым образом текли вверх, к пристани замка.

Громадные двери распахнулись. Надпись над ними гласила: «Никто из умерших не сможет уйти».

Она слышала, что этот замок не всегда бывает умопомрачительным и изменчивым. Но сегодня все было как по заказу. Комнаты кружились, плавились, растекались и вращались. Солт быстро утратила, связь с реальностью и перестала понимать, что реально, а что нет. Вот святилище теней по имени Старая Эгги… а чуть дальше гнездо белок с крыльями бабочек. Десятая же, казалось, без затруднений перемещалась по меняющемуся лабиринту. Солт ничего не оставалось, кроме как аккуратно следовать за ней, стараясь не потеряться.

Они вошли в комнату, заполненную книгами, часами без стрелок и камином, в котором ревело рубиновое пламя.

Человек, которого называли Тринадцатым, приветствовал их.

Большинство людей видели в Тринадцатом рыжеволосого мужчину, впрочем остальное сильно различалось от человека к человеку. Иногда видели женщину. К сожалению или к счастью, Солт видела в Тринадцатом лишь еще одно зеркало с ее отражением. Только волосы у нее были не рыжими. И глаза уж точно не сверкали темно-зеленым цветом. Отражение было облачено в лабораторный халат, тюрбан и дружелюбно улыбалось невинной улыбкой.

Тринадцатый и Десятая говорили. Солт не смогла понять ни слова из их разговора. Тогда она попыталась сосредоточиться на чем-то другом.

Она взяла с полок одну из книг. Дневник, заполненный аккуратным почерком. Она проверила другую книгу. Другая книга оказалась... другой. Все они были на разных языках, но с одинаковым почерком. И она не могла сосредоточиться и прочитать ни одну из них...

Вспоминая этот момент она смогла выхватить лишь одну фразу, сказанную Тринадцатым:
— О нет. - в голосе Тринадцатого слышалось удивление. - Я не буду голосовать по вопросу об Альфе-9. На этот раз не буду.


Первый

Первого, Основателя, увидеть было труднее всего. Хотя, может, Десятая просто хотела оттянуть эту встречу, чтобы собраться с силами.

На вершине холма, окруженный аккуратными белыми лабораториями и мирными пышными лесами, возвышался особняк. Одна из его стен представляла собой отвесную скалу. Это напоминало Солт богатые прибрежные виллы, стоимостью в миллионы долларов, с видом на бурные волны моря. Вот только особняк Первого выходил на шумный город - вид на остальное человечество.

Солт и Десятая невольно начали захватывающее исследование. Стены особняка были украшены разнообразными картинами, картами и черно-белыми фотографиями в тяжелых старинных рамках.

Затем в комнату вошел хорошо одетый мужчина, со слегка бледным лицом. Он напомнил Солт кого-то, но она не могла с уверенностью сказать кого.

Человек пожал Солт руку.
— Я Аарон. Вам, должно быть, интересно, я ли O5-1, или такая же приманка, как и вы. Я скажу вот что… Перед вами O5-1. Вы пришли спросить каков будет голос Первого?

— Да, - коротко ответила Десятая.

Аарон открыл янтарную бутылку без этикетки и наполнил три стакана.

— Коньяк. Уникальный, винтажный. Технически, его больше не существует на Земле. Не стесняйтесь - его можно пить лишь с посетителями, а их у меня не так много.

Солт отпила из стакана. Пахло медом и чем-то еще, непознанным, чужеродным.

Аарон наблюдал за ее выражением лица.
— Воспоминания о Саде, - сказал он.

Они прошли через лабиринт стерильных лабораторий и зашли в стеклянный лифт.
Аарон улыбнулся.
— Из-за меня коньяк теперь кажется каким-то жутким, да? Он не аномальный - просто действительно хороший коньяк. Но вам он казался аномальным, не так ли?

Солт смущенно кивнула.

— Все дело в перспективе. К примеру, это фея или миниатюрный летающий гуманоид? Это ошеломляюще-жуткое произведение искусства или аномальный меметический узор? Это темный первобытный бог или SCP с многозначным номером?

В это время лифт проезжал мимо ярко-белого подземного сооружения. Стены и потолок также были сделаны из закаленного стекла. Весь объект гудел от активности. Исследователи, агенты, сотрудник класса D.

— Помимо прочего, - сказал Аарон, - на этом объекте есть и то, что я собираюсь вам показать. Нет, это не SCP-001. Не настолько интересное.

Лифт миновал стеклянный комплекс, а затем перед ними оказалась громадная темная пещера.

Пещера была массивной, без сомнений, затмевая озеро Тринадцатого своей монструозностью и величиной. Пока Солт осматривала стены, она обнаружила, что может различить… лица. Половину пещеры занимала галерея статуй. Слишком громадной, чтобы кому-то пришло в голову строить подобное под землей.

— Я ненавижу это место, - признался Аарон. - Это обычный SCP, но засекреченный по историческим причинам. Мы завершили исследование этого объекта еще в 1985 году.

В конце пещеры, сиял огонь. А за огнем виднелась… Солт различала вереницу плотных теней, медленно движущихся в глубокой тьме.

— Кто они такие? - спросила Солт.

— Это не имеет значения. Мы - Фонд. Мы обязаны содержать подобные вещи. Мы их не наряжаем. Мы не даем им силы. Если бы все зависело лишь от меня, я бы давно все это забетонировал и скатертью дорога. - Он глубоко вздохнул.
Они вышли к огню. Небольшая группа теней образовала вокруг него своеобразное кольцо. Самым выделяющимся был бородатый мужчина, сидевший на резном каменном троне.

— Сюда мы приходим для того чтобы вспомнить, - произнес кто-то. - Все будет стерто или забыто, когда все человечество сгрудится вокруг огней, подобных этому. - Свет костра плясал по его лицу. - Здесь мы напоминаем себе, что значит бояться.

— Мы защищаем нормальность, - сказал другой голос. - Мы не выбираем нормальность. Увеличивать число используемых аномалий - опасный шаг. Шаг, который может заставить нас, как и Повстанцев, пытаться стать подобными Богу.

— Что вы посоветуете? - спросила Десятая.

Бородатый посмотрел на нее.
— Вы должны понимать, что произойдет. Надеюсь, вы не жалеете о том, что сделали, и что собирались сделать. Не тащите нас обратно в темноту.

После этого тени молча растворились в огне.

— Я не могу сказать вам, как буду голосовать, - сказал Аарон. - Но вас услышали. - Он пожал руку Солт. - Возможно, мы еще встретимся.


После

Как обычно, заседание Совета проводилось в атмосфере секретности, все участники держались в тени. Солт и другим помощником было разрешено наблюдать.

Обсуждение было очень быстрым. Солт расстроилась, наблюдая за тем, как мало Десятая говорила в защиту Альфы-9. Может, она уже сдалась.

Совет проголосовал.

За: Второй, Четвертый, Девятый, Десятый

Против: Первый, Пятый, Шестой, Седьмой, Восьмой, Одиннадцатый, Двенадцатый

Воздержались: Третий, Тринадцатый

Альфе-9 пришел конец.

— Вся проделанная работа, - подумала Солт, - все наработки умерли. Уничтожены в зародыше и стерты в порошок.

Теперь будут убийцы. Если им повезет, пришлют лишь простых убийц.

— У меня есть еще один вопрос, который нужно обсудить, - сказал Восьмой. - Вторая и Четвертый действовали надлежащим образом, а вот их союзники - нет. С глубоким сожалением… Я предлагаю осудить O5-9 и O5-10.

Солт с беспомощным ужасом наблюдала за происходящем. Совет не осудит Девятую, но вот Десятая...

Она посмотрела на тень Восьмого и почувствовала нечто близкое к отвращению.
— Ему следовало бы проявить немного больше сочувствия, - подумала она. -Девять лет назад его голова была на такой же плахе.

Хотя, может именно поэтому он так и поступает сейчас.

Десятая наконец заговорила:
— Речь сейчас не обо мне, - сказала она. - Речь идет даже не о повторении старых ошибок. Мы все знаем, что изменились. По сути, речь идет о [http://scpfoundation.net/scp-076 SCP-076]-2. Его действия были… предательством, которое мы никогда не забудем.
— Но Альфа-9 это не SCP-076-2. Альфа-9 это [http://scpfoundation.net/scp-105 SCP-105]. Во время прорыва в Зоне 19 - когда она столкнулась с агентами Коалиции - ее действия были неукоснительными. Она сделала то, что диктовало ей чувство долга. Чувство, которое ей даже официально не предписывается.

— Потенциально она идеальный агент. Она понимает, как мы работаем. Она спокойна под огнем. Она верна. Даже если вы снова посадите ее в клетку, она останется верной.

— Да, она аномальная. Но Джек Брайт обитает в клетке для души с обозначением SCP. Тильда Мус, Синий Тип, является директором Зоны 19. А мы и вовсе пьем из Фонтана. Что может быть более аномальным, чем вечная молодость? SCP-105 ничем не отличается от других объектов.

— Просто посмотрите насколько большим стал этот проект в такие короткие сроки. Пугающий или многообещающий, никто из нас полностью не сможет предугадать последствий. Я не откажусь от этого проекта. Это идея, время которой пришло.

В зале повисла тишина.

Часы тикали. Глядя на экраны, ожидая, когда тишина будет нарушена, Солт чувствовала, как ее сердце учащенно бьется в груди.

Наконец Первый вздохнул.
— Очень хорошо, - сказал он. - До тех пор, пока мы не сможем доказать эффективность или опасность Альфа-9, считайте, что мой голос изменился на «Воздержаться».

В зале вновь повисла тишина.

Солт осознала, что произошло. Что происходило -

— Голосование продолжается. Сейчас четыре против шести. - В голосе Восьмого слышалось изумление. - Проект все еще считается отклоненным.

— Четыре против пяти, - сказал Шестой - Я воздерживаюсь. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, Десятая.

Седьмая казалась довольной.

— Признаюсь, несмотря на мою двойственную позицию по поводу его достоинств, мне искренне нравится проект Альфа-9. Я изменю свой голос на «За». И если я правильно считаю, то сейчас… пять «За» и четыре «Против».

— Ублюдки. - Голос Восьмого дрожал от гнева. - Кто-то еще? Кто-нибудь еще желает поддержать эту дебильную мечту?

А это было ошибкой. Теперь Солт это прекрасно видела. Восьмому тоже пришлось это осознать -

Голос Одиннадцатого беззвучно переключился с «Против» на «Воздержаться».

Через мгновение Пятый тоже проголосовал за «Воздержаться».

Восьмой покачал головой. Когда он заговорил, гнев уже улетучился из его голоса:
— Друзья мои, - сказал он, - я искренне прошу прощения. Смотря на эти планы я вижу не чужие ошибки, а свои собственные. Я вижу, как снова горит Зона 19. Но ... я вижу, что мое мнение было скомпрометировано. Я доверюсь вам. Я изменяю свой голос на «Поддерживаю». Да поможет нам всем Бог.

Солт уставилась на экран Восьмого. В тени выражение его лица оставалось нейтральным.

Он тоже понял что произошло, но слишком поздно. Он понял, что другие члены Совета хоть и не были полностью согласны, но все равно решили дать жизнь этому проекту. Они просто хотели, чтобы Десятая раскрыла себя. Они хотели, чтобы когда ей следовало отступить, она поставила на кон все.

— Эх, - сказал компьютерный голос Двенадцатого. - У обеих сторон есть достаточно веские аргументы. Но я все еще считаю, что Альфа-9 слишком опасна для нас, чтобы ее одобрять, и это решение основано на моих собственных мыслях а не на ошибке Восьмого. Я подтверждаю свой голос против.

— Уважаю ваше мнение, - сказал Первый.

Окончательное голосование: шесть «За», один «Против».

— Подумай еще раз, Десятая, - вкрадчиво произнес Первый. - Если последствия этого проекта будут ужасными, как мы и опасаемся… если Фонд, вдруг, обрушится на наши головы, то обрушится он сперва именно.

Встреча завершилась. Тени поднялись со своих мест и растворились каждый в своей тьме.

Когда они с Десятой покинули Зал Совета, у Солт осталась последняя мысль. Если кто-то решиться послать убийц… их пошлют не за Десятой. Противники будут нацелены непосредственно на Альфа-9.

Но это забота завтрашнего дня. А пока Солт расслабленно улыбнулась.

Дорога Альфе-9 была открыта.