Создатель и Чудовище
+1

Это было ужасное место. Здесь не было законов, а боги, как мухи, собирались у огромного огня. Называлось оно Великой Бездной — трещина в ткани реальности, недоступная глазам смертных.

Здесь обитали огромные чудовища. Они дрались между собой и пожирали друг друга. Великие боги собрались здесь — они присосались к этой ране реальности, как паразиты. Но обитало здесь ещё более огромное чудовище, Пожиратель Богов, живший здесь с начала времён. Божественное чудовище огромных размеров. Она — а чудовище было ей — пожрала нескончаемое количество существ, и никто не мог убежать от неё.

Также здесь обитал Создатель Машин. Он ткал паутину законов и порядка в этой космической пустоте. Маленькие боги попадались в неё и не могли выбраться. Он отличался от остальных, так как он не желал пожирать остальных богов, а хотел привнести в это место порядок и совершенство. Пожирательница Богов смирилась с его существованием, так как он не состоял из плоти и не являлся вкусной пищей для неё. Также ей было гораздо удобнее поедать своих жертв, когда они попадались в его паутины.

Создатель Машин починил бесконечное количество поломок в механическом порядке вселенной и построил множество прекрасных, совершенных машин, каждая деталь которых была идеальна. Но даже с его знаниями и силой невозможно было заштопать Великую Бездну. Он понял, что его усилия напрасны, но не хотел сдаваться. Это была его единственная цель.

Создатель Машин, существо порядка и логики, однажды посмотрел на чудовищ и Пожирателя Богов с отвращением, посчитав их чумой этой вселенной. Но огромное время спустя, когда он оцепенело смотрел на свои паутины закона и порядка, которые вновь и вновь разрушались, он даже начал предполагать, что хаос — естественный порядок вселенной и что он и есть настоящая болезнь этого мира. Но он продолжал творить.

Когда его надежды обернулись отчаянием, а затем равнодушием, а страстное желание творить — механическим повторением, Создатель Машин предположил, что он ошибся в своём восприятии. Он вновь взглянул на богов бездны, но не как на жалких существ или болезнь этого мира, а всего лишь как на что-то, отличавшееся от него. Он понял, что его представление об идеально выстроенной вселенной никогда бы не сбылись.

Создатель Машин захотел сделать что-то совершенно новое, не машину. Оно должно будет отличаться от машин, которые были тщательно спланированы перед постройкой, и от богов, которые были хаотичны и безумны, но при этом будет сочетать оба начала.

Но даже, следуя своей новой цели, он смог построить лишь другие машины. Он не мог выйти за пределы своих собственных идей, поэтому он обратил свой взор на Пожирателя Богов. Огромное чудовище, которое пожирало миллионы богов и с удовлетворением выбрасывало из себя их останки. И в этих останках бывших богов Создатель увидел новые надежды и идеи.

Собрав останки богов, Создатель добрался до сферы и рассыпал их среди великого множества воды. И в попытке простого копирования действий Чудовища он вдохнул в них свою сущность и идеи.

Так была создана жизнь. Останки богов, выброшенные Чудовищем, росли и процветали в воде. Их разумы развились из идей, дарованных им Создателем. Он наблюдал за ними и понимал, что они не совершенны, как и всё, что он до этого создавал. Но машины, которые он создавал, не имели потенциала, потому что они очень хорошо планировались перед постройкой и в них уже был реализован весь их потенциал. А жизнь была наполнена потенциалом. Он мог предсказать, как поведут себя машины, но не мог предвидеть, что произойдёт с жизнью.

Создатель наблюдал за развитием жизни и чувствовал великую радость, которую он не испытывал уже очень давно. Перед ним раскрывалось новое видение вселенной. Но эти новые существа состояли из плоти, они были нежными и вкусными, то есть очень привлекательными для богов. Поэтому Создатель в последний раз построил свои структуры, чтобы голодные чудовища не могли добраться до его творений.

Но защита, которую построил Создатель, была недолговечна. Пожирательница Богов приблизилась к небольшой сфере. Она прибыла, чтобы принести гибель любой жизни, которую она создала. Она не хотела убивать их, потому что они были слишком маленькими для неё, но она даже не подозревала, что одно лишь её присутствие разобьёт этот хрупкий мир. И Создатель не мог позволить этому случиться.

Создатель не хотел драться с Чудовищем, потому что он понимал, что существование Пожирательницы не было неправильным или вредоносным. Тем более она, по сути, и создала жизнь. Создатель попытался объяснить Пожирательнице Богов, что происходит, и даже умолял её, чтобы она выбрала другой путь и оставила этот мир в покое. Но Пожирательница Богов всё ещё была чудовищем. Она либо не поняла, либо не придала этому значения, и продолжила приближаться.

Создатель должен был защитить своё творение. Жизнь возникла совсем недавно, но имела безграничные возможности. Она стала его целью, его смыслом жизни. Создатель извинился перед Чудовищем и построил свою последнюю машину. Клетка, выкованная из самого его существования, которая должна была удержать в себе Пожирательницу Богов и унести её прочь от жизни.

И когда последняя великая машина была создана, Чудовище кричало и проклинало Создателя, но он его не слышал. Единственное, что он чувствовал, — собственный распад. Он разбился на осколки, которые упали на сферу и приняли физическую форму. Он, разбитая машина, больше не мог защищать жизнь, гибрид себя и Чудовища, своё творение, которым он больше всего гордился.

Создатель устал и закрыл свои глаза.