Некромант
0

— Итак, — сказала Кэрол Вьет. Из-за её интонации слова громом разносились по комнате. — Ты новенький интерн.

Митчел Фицзимонс кивнул, от чего его очки съехали на кончик носа.

— Да, мэм.

Вьет осмотрела молодого мужчину. Его до смеха длинные конечности, неуложенные волосы, которые пытались сбежать с головы, и до неприличия большие очки, что отказывались оставаться на одном месте, в совмещение с его неконтролируемым волнением, всё наводило на мысль, что пред ней нетерпеливый щенок.

Однако, её всё ещё нужен был лабораторный ассистент. И он был квалифицирован…

— Ладно, — наконец отвечает она. — Следуй за мной.

Без ожидания того, чтобы он послушался, она развернулась и направилась в заднюю часть вестибюля. Она не остановилась, когда дошла до входа для сотрудников, провела картой и одним лёгким движением отворила дверь. Она могла понять по звукам шагов, что он торопился, чтобы успевать за ней.

— Какого рода некромантию сейчас преподают в МЦИЕТ? — спрашивает она, когда они доходят до лифта

— Э-э, обобщённая реализация современных ритуальных призывов. — Сказал он, каким-то образом выпалив всё фразу на одном дыхании — Самое время дверям лифта звякнуть! открыто.

Она фыркнула, заходя в лифт.

— Какой классный способ сказать так много ни о чём. Они учат вас чему-то практичному или всякому абстрактному дерьму?

Фицзимонс сглотнул.

— Э-э, н-нет. Не совсем.

Пустые слова. Если бы они действительно учили вас чему-то полезному, то у нас не было бы интернов. — Она нажала на кнопку подвального этажа, и лифт начал опускаться. — Однако, я думаю, что это лучше, чем ничего. Можешь ли ты мне сказать, какие компоненты необходимы для призыва?

Он кивнул и, закрыв глаза, перечислил их по памяти.

— Подношение, нечто, что удержит сущность и воззвание; что-то, чтобы привлечь отголоски, источник ЭВА, чтобы придать им форму, и фраза или ритуал, чтобы призвать их.

— Рада видеть, что они хотя бы научили тебя основам. — пробормотала она. Двери лифта вновь открываются, пропуская их в подвал. — Тот вид некромантии, что практикуется в Лабораториях Прометея, происходит из греко-римской некии. Ты можешь знать её, как <<Гомерову некромантию>>, потому что это вид, представленный Улиссом в <<Одиссее>>.

— Разве для этого он не путешествовал в Подземное Царство?

— Улисс был не практичен. Синие Типы могут это сделать без спуска вниз. Что хорошо, ведь последнее проникновение в Подземное Царство было зарегистрировано во время Четвёртой Оккультной войны.

— Итак… Мы собираемся вырыть ямку и заполнить её кровью ягнёнка?

— Не совсем

Они оказались у двери в некромантическую лабораторию, которую Вьет открыла своей карточкой. Она жестом пригласила Фицзимонса войти.

Некромантическая лаборатория была огромным помещением, которое могло сойти за пещеру, если бы не хорошее освещение, осуществляемое верхними светильниками. Только часть пола была покрыта белым линолеумом, оставшаяся часть представляла из себя голый бетон. Уложенная линолеумом часть была обставлена столами из нержавеющей стали, вокруг которых были разбросаны различны шкафы, коробки и холодильники. Также это была единственная часть, что находилась в использовании, в то время, как бетонная часть была обделена оборудованием и мебелью.

Вьет достала пару перчаток из раздатчика возле двери и жестом предложила Фицзимонсу сделать то же самое. Она подошла к шкафу и взяла пластиковую миску для смешивания, которая лежала на столе.

— Достань молоко из холодильника и принеси его сюда. — сказала она, показав на холодильник с надписью <<Съестное>>.

Он открыл холодильник, и перед ним предстало сбивающее с толку разнообразия бутылок и банок, содержащих еду и напитки на любой вкус. Также здесь были видны разные виды молока.

— Э-э, жирное или...

— Конечно жирное. Где это видано — проводить призывы с обезжиренным молоком?

Взяв бутылку из его рук, Вьет отмерила стакан и вылила его в миску

Теперь мёд. Он в этом шкафу. И бутылка вина из того шкафа. Должна быть уже открытая бутылка. — вновь показала Вьет.

Фицзимонс достал запрошенные ингредиенты. Вьет добавила столовую ложку мёда и затем вылила оставшееся содержимое бутылки вина.

— Итак, теперь нам просто нужно немного воды и кровь, чтобы закончить. — Вьет подняла миску и поднесла к раковине и набрала в неё воды. — Кровь в холодильнике биологических веществ. Возьми пакетик слева.

— Итак, ээ, а откуда она? — спросил Фицзимонс, когда принёс Вьет кровь.

— Место, которое снабжает нас едой , также является скотобойней. Они нам и поставляют. — Она взяла упаковку крови из его рук и вылила её в миску. — Конечно же они думают, что это для медицинских экспериментов.

Она поднесла миску к бетонному квадрату, в который был вмурован медный круг. Находясь внутри круга она подняла миску и произнесла:

— Джон Мейнард Кейнс, мне нужно с тобой поговорить.

Где-то секунду ничего не происходило. Затем температура в комнате упала, из-за чего очки Фрицзимонса вспотели. Свечение наполнило пространство комнаты, но его источника не было видно.

Потом оно прекратилось и перед Кэрол Вьет стоял фантом Джона Кейнса, отца современной экономики и злейший враг комиссии по ценным бумагам и биржам.

— О, это ты. — сказал он как-то странно. — Я так понимаю, тебе нужны акционные прогнозы на следующий месяц.

— Если не затруднит, Джон.

— Если не затруднит. — Повторил он. — Я проношу секретные знания о внутреннем устройстве экономики сквозь время и пространство, а ты хочешь обменять их на дешёвое вино и пастеризованное молоко.

— Верно. — сказала она.

— Ты даже его попробовать не можешь, какая тебе разница, дешёвое ли вино?

Тень злобно скрестила руки.

— Какая мне разница? Это уже дело принципа. Терисею никогда не приходилось сталкиваться с подобным обращением, знаешь ли. Вот раньше люди уважали мёртвых.

Вьет вздохнула.

— Слушай, если ты не хочешь этого делать, то я попрошу кого-то ещё. Я уверена, что Адам Смит будет более дружелюбным.

Кейнс выглядел до смерти подавленным, что необычно для того, кто уже умер.

— Ты не посмеешь.

— Не посмею?

Кейнс на секунду уставился на Вьет. Вздохнув, он достал кусочек бумаги из своего кармана.

— Вот. Прогноз на следующий месяц. Он должен быть точен, если не брать в счёт нормальные отклонения

Вьет улыбнулась. — Спасибо тебе, Джон. Это было так сложно?

— Надеюсь, ты порежешься об этот кусок бумаги, ведьма.

Вьет закатила глаза.

— Я возвращаю тебя в пустоту. — Говорит она, рассеивая тень взмахом руки. Миска, которую она держала, теперь пуста.

— Митчел, ну как тебе? Сбегай к Бартоламью в отдел финансов. И поторопись. Когда вернёшься, мы совершим ещё один призыв, и мне нужен кто-то, кто достаточно понимает латынь, чтобы переводить — настоящую латынь, а не католическую чепуху. — она остановилась, а затем продолжила. — Ты же знаешь латынь, не так ли? Я просила больше не давать мне интернов, не знающих латынь.

Он быстро кивнул.

— Да, мэм. Четыре семестра классической латыни.

— Надейся, что этого достаточно, оно надо тебе же. Цицерон, как правило, разговаривает быстро. — Она замолчала на секунду и затем повернулась к нему. — Ну? Чего ты ждёшь? Иди!