В Алагадде Нет Детей
+4

Когда я смотрю на то, что происходит в центральных кварталах [*http://scpfoundation.net/scp-2264 Алагадды], я замечаю, что каждую улицу можно назвать главной, а самого центрального района и вовсе нет.
Каждый угол является местом изумительных банкетов, невыразимых кровопролитий или сладострастных оргий... Чаще всего смешением этих трех действ.
Блюда несравненного качества сделанные руками (иногда из рук) жителей Алагадды подаются круглосуточно.
Звуки музыки и радости, плача и страха эхом разносятся в ушах каждого. Праздные люди, старые и молодые, любого вида и пола присоединяются к веселью. Присоединяюсь и я.

Нескончаемый блуд натолкнул меня на мысль, что население здесь должно очень быстро увеличиваться. В обычном городе, это предположение было бы верно, но здесь цифры и статистика имеют не столь радикальное значение. Однако я все еще задаюсь вопросом, почему в таком чарующем городском пейзаже не видно ни одного ребенка Алагадды? Было бы глупо предположить, что вся страна стерилизована. И было бы неправильно считать, что любое существо в Алагадде не способно к воспроизводству. С другой стороны это было бы очень эффективным методом при спаривании с любым существом в Алагадде... А затем можно быть убитыми этими существами, а затем по новому, и еще раз, чтобы лучше все прочувствовать. Говоря по правде, для меня это стало главным удовольствием на протяжении всего пребывания здесь.

На улицах Алагадды не бывает тихо, но вот любые действа в замках знати и Короля, кажутся застывшими и недвижимыми. Откровенно говоря, большинство зданий в Алагадде пусты, а их жители вышли на парады. Остальные же здания, в основном, представляют собой места, где все парады маршируют внутри и вне спиралей танца.

В полых проходах самых глубоких пещер, что над троном Короля, где никто не смеет ступать (и никто, разумеется, не ступит), слышится тихий смех и плач. Но нет, это точно не голоса Короля: эти намного тише. Вон!
Это голоса детей. Но как это возможно? В Алагадде нет детей. Остановись!

Я внимательно прислушиваюсь и жду, что же случится дальше. Смех ведет меня, сквозь бесконечные коридоры Королевского двора, обратно, на парад. ЗАЧЕМ? Шум парада превращается в отдаленный бой барабанов, а детский плач становится все громче. Я следую за их голосами, которые эхом отражаются внутри полостей моей маски. Хаааахахагхм‽

Ясный рассудок сопровождает меня уже дольше, чем за все последние два тысячелетие, что я нахожусь здесь. Теперь это длится много дольше чем редкий всплох в сознании и, становится несколько обременительным. Возможно мне стоит вернуться обратно к празднеству. Слишком поздно.

Я снова хожу среди праздной толпы, касаюсь непривычно гладкой холодной кожи веселящихся. С жаром я чувствую их тела и надеюсь, что приятное головокружение и чувство эйфории вернутся. Но силуэты проходит мимо, не замечая меня. Я больше не слышу музыки, только смех и крики... крики... крики. Какая чудовищная боль в ушах. Я кричу, пытаюсь возлечь на кого-то, слиться с ним, но меня не замечают. Да придет одиночество, и станет оно твоим концом!
"Почему я в одиночестве? Почему они не видят меня? Я говорю без остановки, но они просто не могут меня услышать! Я вернусь во дворец. Король, без сомнений, увидит меня." Пока нет. Король увидит тебя, лишь когда ты покаешься.

Дети кричат в моей голове. Она болит, она раскалывается. Это еще больше веселит их. Они кричат мне. Для меня. Мое сердце болит, а они смеются над моей эмпатией. Дети кричат и мучают меня. Они смеются над моей затихающей поспешностью, над нерешительным продвижением ко дворцу. Может это и не так, но они издеваются надо мной и над мои существованием, над разумом и телом. "В Алагадде нет детей!" Пытаюсь выговорить я, но мой голос слишком тих, а дети смеются над этим, переполняя, заглушая мысли. Глупо. Очень глупо!

Я поднимаю свой взгляд к воротам Королевского двора и спрашиваю у [*http:scpfoundation.netthe-clock-shall-strike-again стражника]: "Ты слышишь эти детские крики?" Хотелось бы мне не слышать ответа. Охранник наклоняет голову и с замешательством отвечает: "В Алагадде нет детей" Хотя я и знаю это, но фраза беспокоит меня. У меня нет доказательств или авторитета, чтобы опровергнуть его слова. Одинокая слеза обжигает мою щеку.
Я ухожу, в одиночестве, в сопровождении несуществующих голосов. Они разрушают мое сознание, мои мысли. Меня. Неожиданно я понимаю, что стою на краю обрыва в самой высокой башне Алагадды. Бродя по залам и коридорам, что-то заставило меня оказаться в этом месте. Я падаю на колени, меня до глубины души мучает ветер. Я хватаюсь за живот и вспоминаю того ребенка, который был там раньше. Мое сердце сжимается. Ни одна тысяча лет этих детских криков не заменит того, что ушло. Моя боль - это не крики, но напоминание о том, чего не было и никогда не будет с тех пор, как В Алагадде нет детей.

Я чувствую наплыв усталости из-за этих детей, которые без остановки осаждают меня, и мой крик усиливающийся в пыльных колоколах надо мной, разносится над городом "Кто вы? Вы не живые! Не живые! Тогда откуда вы черпаете свою силы для борьбы со мной? Что такого ужасного я сделала чтобы заслужить это наказание?
Ответьте мне и прекратите это безумие! Да обрушится на вас гнев короля!"
Мой крик разносится над крышами города, но никто его не слышит. Сквозь слезы я вижу их, детей Алагадды. Подобно облакам плоти, они сворачиваются в воздухе, эти нерожденные зародыши, призраки бесчисленных бесконечностей. Они заполняют все вокруг и маячат перед глазами.
Я слышу ответы, но не могу сказать, кто отвечает мне.
Мои желудок заполняется ртутью и пузыри поднимаются в горле.

[[size 90%]]Они никто. Они живут, верно. Не Живые. Из той же силы, что позволила тебе жить. Не верно,