Охотник, шпион, выйди вон!
+1

Так происходит каждую ночь, без исключений. Каждый раз детали разные, все его годы, прожитые в секретном мире, смешивались воедино в одну беспорядочную картину. Сегодня ночью его клиент – очень старый человек с галстуком-бабочкой в полоску, а заказанный им монстр – огромный белый волк.

Вольт. Блок. Замах. Промах. Пат. Огонь. Пируэт. Нырок. Укол. Порез. Сложный балет, но Александр изучил его прекрасно, уловил самую его суть. Ни один эстрадный танцор не танцует так красиво. Больше никому не удаётся делать это так, как ему.

Бой подходит к кульминации. Клинок Александра скрещивается с огромным когтем. Неизвестно, какой материал расколется первым.

В этот момент клиент, мужчина с полосатой бабочкой, принимает роковое решение. Каждый раз, без промаха. Александр понимает, почему старик с полосатой бабочкой сделал это – он много заплатил, чтобы быть здесь. Он жаждет трофея, чего-то такого, на что можно указывать друзьям в кабинете и говорить: «Я убил его. Была жуткая битва, и мы были на грани смерти, но я убил это чудовище».

Александр видит его краем глаза. Человек с полосатой бабочкой приставляет дробовик к плечу и целится. У Александра нет ни секунды, чтобы приказать ему остановиться – тот нажимает на спусковой крючок, и Александр падает на землю, его грудь вскрыта, как растерзанная упаковочная бумага от коробки с рождественским подарком.

Александр не помнит, что происходит дальше. Он не знает, пережил ли пожилой человек с полосатой бабочкой эту жуткую ночь в глубоких, тёмных лесах.

Обычно сон продолжается на больничной койке, рядом с которой лежат контейнеры с вырванными кусками его тела.

Обычно.

Но этой ночью его разбудил крик.


Глаза Александра открылись. Он спокойно достал пистолет из-под подушки и встал с кровати. Тщательно проверил спальню, после чего вышел в коридор. Внимательно прислушался: тишина, слышен только плач дочери.

– Люсилла? Ты в порядке?

– Папочка! – Александр слышал в её голосе всхлипы. – Под моей кроватью чудовище!

Александр расслабился. Он открыл дверь в детскую и шагнул внутрь. Плавно припал к полу и застыл с пистолетом в руке, затем приподнял свисающие простыни и заглянул под кровать…

Ничего. Под кроватью было пусто.

Александр поднялся на ноги и включил свет в комнате.
– Под кроватью нет никаких чудовищ.

– А вот и есть! Я только что видела одного! У него большие зубы и он весь в чешуе и глаза кровавые и… – Девочка смотрела снизу вверх на отца своими большими заплаканными глазами. – Ты должен мне поверить!

Александр протёр свои глаза. – Тогда поищем его?

Девочка кивнула.

– Хорошо. Хочешь помочь мне?

Люсилла повертела головой и нырнула под одеяло целиком.

– Ладно. Жди здесь. – Александр приступил к проверке комнаты с полной серьёзностью, как в боевой обстановке. Проверил туалет, шкаф, заглянул за и под книжные полки, осмотрел со всех сторон прикроватную тумбочку и наконец, на всякий случай, снова заглянул под кровать. – Чисто, – объявил он. – Чудовище убежало. Хочешь, чтобы я остался с тобой?

Бугорок одеяла, под которым угадывалась голова маленькой девочки, подвигался взад-вперёд, что можно было считать согласием. Александр присел на край кроватки и рассказал ей очередную армейскую историю из тех времён, когда он был солдатом в российских войсках. На половине рассказа она уснула.

Утром он испёк ей блинчики.


Когда Лили пришла в офис в понедельник утром, она обнаружила, что её цель стоит ногами в глубоком деревянном ящике по пояс в гранулах упаковочного пенополистирола.

Александр услышал звук закрывающейся двери и посмотрел на свою сотрудницу. – Вы видели мои глушители?

Лили задумалась. – Я не припомню, чтобы вы хоть раз пользовались глушителем, мистер Фокс.

Он ещё немного покопался в ящике, раскидывая белые гранулы по всему небольшому кабинету.
– Я организовал их доставку из моего старого кабинета.
Затем он вылез из деревянного ящика и перешёл к поискам в столе.
– Они очень дорогие.

Лили начала подбирать гранулы и закидывать их обратно в ящик.
– Я уверена, что не видела их. Знаете, в оружейной есть глушители. Вы можете заказать подходящий к вашему пистолету.

Теперь он копался в архивном шкафу.
– Эти были особые. Пустотные глушители.
Он поднял взгляд на неё. Лили выглядела сконфуженно.
– У вас тут не бывает Пустотных Глушителей?

– Впервые слышу о них, – ответила она.

Фокс закрыл архивный шкаф латунным ключом.
– Что есть, то есть. Не могли бы вы отвести меня к квартирмейстеру, пожалуйста?


6:00 Субъект выходит из дома, забирает почту, возвращается внутрь (почта предварительно проверена).
7:45 Субъект выходит из дома с дочерью, садится в автомобиль.
7:55 Субъект прибывает в школу дочери, она покидает автомобиль.
8:00 Субъект останавливается в закусочной, пьёт кофе в одиночестве, читает газету.
8:32 Субъект платит за кофе (наличными), покидает закусочную.
8:45 Субъект выезжает за пределы городской черты – наблюдение приостановлено по приказу.

Доктор Ганнел снова перечитал отчёт. Видимо, нанимать частного детектива бесполезно – маловероятно, чтобы кто-либо вне Фонда знал, что именно надо искать.

На самом деле Ганнелу было всё равно, кем был Фокс и что Фонд для него уготовил. Пока его наниматели продолжают исправно начислять оплату, он будет предоставлять им всё, что они запросят. В конце концов, деньги говорят сами за себя.

Ганнел снова перечитывал отчёт, когда из колонок компьютера раздался короткий звуковой сигнал. Сердце забилось быстрее – его жучок уловил входящее голосовое сообщение. Он мигом навёл курсор на знак «воспроизведение» и навалился на левую кнопку мыши едва ли не всем своим весом.

<НАЧАЛО ЗАПИСИ>
...Эм, привет, вам звонят из «Ателье Майка».
ваши пиджак и брюки готовы, именно как вы просили.
итоговая сумма… эм… $74.50.
...заберите когда у вас будет время, окей?
мы работаем с девяти утра до четырёх.
<КОНЕЦ ЗАПИСИ>

Доктор Ганнел нахмурился и принялся строчить на кубарике бумаги.

Несмотря на все приложенные мною усилия, мне не удаётся раздобыть информацию по новой покупке от МКиД. Сколько бы я жучков не подкладывал, сколько бы сыщиков не нанимал, сколько бы файлов не крал, я не могу ничего сообщить ни о его аномалии, ни о его методах работы.

Доктор скомкал листок и выкинул в корзину для бумаг, после чего вытащил обратно, положил в пепельницу и поджёг. Нанимателям отчёт о провале будет совершенно неинтересен. Им нужна настоящая информация, а это значит, что ему нужно работать гораздо усерднее.

Ганнел подумал, что придётся установить прослушку не только за голосовыми сообщениями Фокса. Нужно найти способ прослушивать и исходящую телефонную связь.

Он раздобудет что-нибудь. Хотя бы каплю информации о самом Фоксе и о планах Фонда насчёт него.


Лили пыталась сдерживать своё раздражение. Шёл третий день как её приставили следить за запредельно таинственным Фоксом, и она умудрилась его упустить. В полдень он должен был явиться на обследование, и ни на одном посту охраны не видели, чтобы он выходил из комплекса. В личной спальне его тоже не было, на звонки он не отвечал.

Она проверила повсюду: в столовой, в арсенале, в кабинетах, в оружейном тире, в спортивных залах, в администрации, в лабораториях 1 уровня, и – финальная степень отчаяния – в мужских и в женских туалетах. Она уже собиралась делать запрос в службу безопасности на его поиск, когда в смартфоне пискнуло уведомление.

Лили: Собираюсь к портному. Буду после ланча.
– Фокс

Лили глубоко выдохнула. Она создала напоминание по полной отчитать того, кто дал Фоксу проскользнуть через КПП и не уведомил её, после чего сделала звонок.

– Это Лили. Актив Хэт покинул зону. Вы у него на хвосте?

– Да мэм. У нас небольшие проблемы с автомобилем, но всё будет в порядке.

– Будет в порядке? Какого чёрта? Он в пределах вашей видимости?

– Нет, мэм. Но он просто посещает портного. Мы уже там были. Скоро мы его перехватим.

– Если нет – отчёт лично мне. Лили, конец связи.


Александр открыл маленькую дверь, и тут же над ней зазвенел колокольчик. Высокий лысый человек опустил газету, посмотрел на Александра и выдавил улыбку.
– Фокси. Сколько лет, сколько зим.

Александр повернул табличку на двери стороной «закрыто» наружу.
– Я получил аудиосообщение о том, что мои вещи готовы?

Мужчина кашлянул. – За тобой хвост?

Александр достал из внутреннего кармана пучок проводов.
– Нет. У моих преследователей небольшая… неполадка с автомобилем. Я один.

Человек засмеялся.
– Узнаю моего Фокси. Ты принёс наличку, или мне направить чек на корпоративный счёт?

Александр закинул на прилавок большой чёрный кейс.
– Семьдесят четыре тысячи пятьсот долларов плюс чаевые.

Человек бросил газету на прилавок рядом с кейсом.
– Ты не перестаёшь впечатлять.
Он встал.
– Полагаю, ты захочешь взглянуть на товар, прежде чем выйдешь отсюда с новым снаряжением?

– Демонстрацию, пожалуйста.
Александр вспомнил свой сегодняшний сон, вспомнил, как его прежний портной продал ему бракованный пиджак, и выстрел из дробовика пробил его насквозь.
– Я всегда предпочитаю брать тест-драйв.

Лысый открыл замок крупной стальной двери и приглашающе указал Александру внутрь.
– Золотые слова, друг. Золотые слова.

В задней части комнаты гудели тяжелые механизмы. С крупных стальных рулонов на них подавалось полотно плотной ткани. Слева от комнаты находилось импровизированное стрельбище, а в центре него был сильно потрепанный манекен в черных брюках и длинном толстом парадном френче.

Александр подошёл к стрельбищу.
– Я полагаю, это моё? – спросил он, доставая пистолет из внутреннего кармана.

Лысый человек кивнул.
– Попробуй.

Александр прицелился в пиджак и сделал десять выстрелов. Через несколько секунд смятые пули, одна за другой, попадали на пол, будто выдавленные из расправляющейся ткани.

– Впечатляет.

– Разумеется. Он также полностью огнестойкий, водостойкий и разрыво-стойкий.

Александр дважды моргнул.
– Ты абсолютно уверен, что я не смогу порвать этот пиджак?

Лысый мужчина засмеялся.
– Мне приходится резать ткань водой под высоким давлением. У ножей нет ни единого шанса.

Александр убрал пистолет.
– Что расскажешь о брюках?

– Классические штаны Охотника. Поглощают кинетику: гарантированно переживёшь падение с одного километра. За пределами гарантии… Я слыхал, парни переживали падение с шести. Не знаю, насколько это правда.

– Правда. Я один из них.
Александр взглянул на часы.
– Мне пора обратно в офис. Я надену их сразу же.

Лысый кивнул.
– Примерочные наверху. Что-нибудь ещё?

Александр наморщил лоб.
– Ты ещё женат на кожевнице?

– Ага. Уже двадцать пять лет.

– Передай ей, что мне нужна новая пара перчаток. О, и если она ещё сохранила контакты того мастера оптики, мне нужны новые очки. Плачу наличными.


Исследователь достал шприц и несколько вакуумных пробирок и начал их подготавливать.
– Эти не сработают, – сказал Александр.

Человек в белом халате оторвался от процесса стерилизации.
– Что?

– Эта игла слишком маленькая. Вам понадобится гораздо большая.
Он указал на шприц.
– Она погнётся или сломается во мне. Очень некомфортно. Джи двадцать семь лучше всего.[1]

Исследователь записал несколько слов на жёлтом стикере, прилепленном на планшет для бумаг, и полез за большей иглой. Быстрый удар шприцом, и пробирки начали наполняться водянисто-чёрной жидкостью. Исследователя об этом предупредили, но от этого менее странным это выглядеть не переставало.

Он попытался провести тестирование группы крови, но жидкость, взятая из Фокса, просто растворилась в пробирках – снова неудивительно, но всё ещё очень, очень странно видеть вживую.

Он выкинул пробирки в пластиковую коробку на стене с наклейкой Аномальные Биологические Отходы. Он снова посмотрел на Фокса, который надевал рубашку.
– Итак, мы закончили. Можете идти.

Фокс встал.
– Могу я прочитать результаты?
Он выжидающе протянул руку.

– Что? Да, думаю да.
Исследователь передал планшет для бумаг хорошо одетому человеку.

+++ МЕДИЦИНСКОЕ ДЕЛО - КОНФИДЕНЦИАЛЬНО, НЕ РАСПРОСТРАНЯТЬ

Имя: Александр Фокс

Допуск: Уровень 2

Локация: Зона 19

Дата рождения: 15 октября 1978

Возраст: 36 лет

Дата обследования: █-██-██

Проведённые испытания:

  • Электрокардиография
  • Электроэнцефалография
  • Экзамен по снайперской стрельбе
  • Экзамен по физической выносливости
  • Общий анализ крови с определением группы

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Александр Фокс – новый агент, недавно нанятый из связанной организации Маршалл, Картер и Дарк Лимитед.

Фокс демонстрирует аномальные эффекты, подробно описанные в разделе «Сведения об аномалиях».

МЕДИЦИНСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Александр Фокс имеет аллергию на пенициллин, но заявил, что ему «уже долгое время нет нужды волноваться об этом», предположительно благодаря его аномальным способностям. В настоящее время он не принимает никаких лекарств на регулярной основе. Агент утверждает, что его аномальные компоненты могут реагировать на различные химические вещества, включая фунгициды и пестициды.

СВЕДЕНИЯ ОБ АНОМАЛИЯХ

Александр Фокс обладает несколькими аномальными свойствами, отсутствовавшими при рождении, но, как он утверждает, «подаренными ему работодателями».

Наиболее значимой аномалией, как и наиболее очевидной, является тот факт, что в его грудной клетке отсутствуют лёгкие и сердце. Названные органы заменены растительными тканями, которые обладают ДНК, сходной с видом Plantae Bryophyta, или мох обыкновенный, но с несколькими генетическими отклонениями.

Проведение всестороннего тестирования показывает, что ткани функционируют как обыкновенная связка лёгких и сердца, хотя амплитуда дыхания значительно более мелкая, а «сердце» бьётся значительно медленнее (в среднем приблизительно 50 у/мин).

Похоже, что его лёгкие активно отфильтровывают токсичные газы, принимая только углекислый газ и отторгая всё остальное. Аналогично, его сердце отфильтровывает любые токсичные жидкости в «кровеносной» системе, включая все вирусные и бактериальные инфекции, равно как и большую часть наркотических веществ. В случае хирургического вмешательства это может представлять затруднение, поскольку действие традиционной анестезии имеет сниженный эффект на организм агента Фокса. Дозировки анестезирующих веществ следует изменять соответственно.

Вся кровь в его организме была заменена неидентифицированной чёрной жидкостью. Мистер Фокс утверждает, что это следствие того, что «новому сердцу не понравилась старая кровь». Попытки определить группу крови провалились, однако маловероятно, что переливание крови когда-либо понадобится, поскольку все раны (нанесённые как внешне, так и внутренне) затягиваются невероятно быстро, практически исключая угрозу смерти от потери крови.

В заключение, у Александра Фокса есть способность определять химический состав еды и напитков, включая большинство не-аномальных наркотических веществ и ядов, либо путём вдыхания запаха, либо пробой вещества на вкус.


Александр вернулся в кабинет, где его ожидал очень некрасивый мужчина. Он откинулся в кресле Александра, положив ноги на стол Александра, и пил кофе Александра.

Александру было не смешно.
– Могу я вам помочь?

– Я знаю кто ты, – сказал мужчина.

– Пожалуйста, уберите ноги с моего стола.

– Может, попозже и уберу, Сорока.

Александр, впервые за этот день, почувствовал панику и застыл.
– Укулеле, так?

– Это был я! – бодро ответил безобразный человек. – Теперь меня зовут Клеф.
Он улыбнулся. Это была не очень милая улыбка.

– А меня зовут мистер Фокс. – Александр сел на архивный шкаф. – Как странно. Вы пытались убить мою семью, когда я был маленьким. А теперь мы, судя по всему, работаем в одной команде.

– Я бы не сказал в одной команде. Всё не так, как раньше, парень. Раньше здесь все сражались за общее дело. А теперь у всех собственные цели… Заговоры внутри заговоров… Достаточно, чтобы голова заболела.

– Неплохой жизненный урок от чувака, который убил мою мать.

Клеф ухмыльнулся одними губами.
– Не первая мать, которую я убил, – горько сказал он. – Я пришёл вручить тебе пару приветственных подарков.

– Что ты можешь мне предложить такого, чего у меня нет?

– Я могу достать тебе PAVISE.

Александр свысока уставился на хитрого человека, сидевшего в его кресле. –…Херня.

– Я серьёзно. Я могу раздобыть тебе полностью функционирующий PAVISE – целёхонький, и все системы безопасности отключены – для удовлетворения всех твоих обратно-проектировочных желаний.

– PAVISE – это технология ГОК. Если бы у тебя он был, Фонд бы уже имел собственную технологию невидимости и получше.

– Вопрос их использования всё ещё обсасывают бюрократы: пережитки эпохи провала Омеги-7. Могу дать тебе фору.

Александр на мгновение задумался, прежде чем ответить.
– Я возьму его. Но не рассчитывай ни на что взамен.

– Он у тебя в архивном шкафу.

Александр встал с этого самого шкафа и выкатил верхний ящик. – И правда тут. Даже в отсеке под буквой «П».

Клеф улыбнулся ещё шире. – Организованность – ключ к эффективности. У меня есть для тебя и второй подарок.

Александр уже начал изучать устройство. – Мм?

– Один из наших сотрудников в последнее время… злоупотреблял полномочиями. Расследовал тебя безо всякого разрешения.

– Я заметил, что телефон на моём столе оснащён сразу двумя жучками. Не был уверен, который из двух официальный, так что оставил оба.

– Мы бы хотели, чтобы ты… поговорил с ним.

– Кто он?

– Личное дело также у тебя в архивном шкафу.

Александр открыл второй ящик шкафа.
– И это тоже тут. На этот раз под буквой «С». Я так понимаю, «Смирение»?

– А также «Стукач». – Клеф посмотрел на часы. – Ну ты только глянь на время. Я почти пропустил мою сомнительную, несуществующую встречу, которую назначил сразу как только стал терять интерес к нашей беседе.

Александр приостановил осмотр устройства и взглянул на безобразное лицо. – Доктор Клеф?

– Да?

– Это PAVISE Марк III. Технология ГОК 1990ых. Я бы мог найти получше на Ebay.

Клеф засмеялся, выходя из кабинета. – Наслаждайся своими шестью минутами невидимости!

Александр ожидал, что Клеф закроет за собой дверь. Он не закрыл.

Вот ублюдок.

Александр встал, закрыл дверь, взял в одну руку PAVISE, в другую личное дело, и уселся за стол. Он прочитал личное дело и призадумался.

... Придётся вызывать няню. Он будет поздно.


У доктора Ганнела был непростой день – к Фоксу не подступиться, да и времени на собственные основные исследования в обрез. Он провёл пропуском по электронному замку, отперев дверь в его личную квартиру в жилом комплексе Зоны 19. Там не было ничего особенного – большая часть мебели была стандартной для жилых помещений Фонда, но там были его одежда и личные вещи, так что эта квартира была единственным и лучшим вариантом того, что Ганнел мог называть «домом».

Он вошёл внутрь и услышал, как дверь закрылась за ним, оставив его в полной темноте. Он начал шарить рукой по стене в поисках выключателя и услышал голос из темноты.

– Знаешь, что я больше всего ненавидел в Лондоне, Ганнел?

Ганнел застыл. Его сердце будто перестало биться. Он понял, что это конец – его игра проиграна. Фокс раскусил его. Он умрёт.

– Круговые перекрёстки, доктор. Я ненавижу круговые движения.

Доктор Ганнел медленно опустил руку в карман халата. Достал ключи и медленно бросил их на пол. Затем кошелёк. Затем карманный нож.

– Когда я хочу куда-то попасть, Ганнел, я еду по прямой. Если мне надо отклониться от маршрута, я просто делаю поворот и, рано или поздно, возвращаюсь на дорогу, с которой свернул.

Ганнел не произносил ни слова. Он нащупал небольшую коробочку, бесшумно открыл её и сунул в пересохший рот маленькую белую таблетку.

– Круговые перекрёстки ведут тебя по такой же траектории, по которой двигаются змеи. Никто в Лондоне не решает свои проблемы напрямую, лицом к лицу.

Ганнел бросил на пол что-то цилиндрическое. Оно мягко зашипело. Фокс, казалось, даже не обратил внимания.

– Это аналогия, доктор. Я не подкупаю. Я не шантажирую. Я иду прямо к источнику проблем. Я не хожу кругами. Вы понимаете, доктор?

Ганнел глубоко вдохнул, почуял едкие пары и приготовился к смерти. Когда он понял, что не умер, он начал смеяться. – Ты идиот.

– Хм?

– Ты даже не заметил гранату с нервнопаралитическим газом. Я только что проглотил единственный антидот. Через секунды ты умрёшь, а я…

Размытое движение. Доктор Ганнел почувствовал, как холодная сталь разрывает его живот. Он опустил взгляд, обострившийся в темноте, и увидел рукоятку ножа, торчащую из желудка, а затем посмотрел на лицо человека, который держал нож.

– У меня нет лёгких, – сказал Фокс. – Я полагал, что ты разузнал это, выполняя свою работу.

Ганнел издал булькающий звук.

– Не знаю, какой из тебя шпион, доктор Ганнел, – сказал Фокс, – но исследователь из тебя ужасный. Он упёр свободную руку в грудь Ганнелу и достал нож, глядя, как доктор падает на пол у двери. Затем он убедился, что все окна и двери закрыты и заперты, сунул мокрое полотенце под входную дверь, чтобы не выпускать газ, и уселся на пол гостиной.

Он достал телефон из кармана пиджака. – Это Фокс, – сказал он. – Ганнел мёртв. Вызовите сюда бригаду химзащиты. Похоже, комната заполнена нервнопаралитическим газом.


Доктор Клеф сидел на ступеньках крыльца жилого дома на поверхности Зоны 19 и наблюдал, как Мобильная Оперативная Группа Бета-7 («Шляпные болванчики») устремлялась в дом. Тяжёлые шаги укреплённых сапогов костюмов химзащиты раздавались за его спиной.

Александр стоял за ним, одной ногой на бетонном полу, а другой оперевшись на перила. Он изучал что-то на ботинке.

Клеф начал смеяться.

Александр насупился.
– Что такое?

Клеф хихикнул.
– Ты похож на того ушлёпка с бутылки рома.

Лицо Александра нахмурилось ещё больше.
– Капитана Моргана? Нет не похож.

– Ты стоял в такой же позе. Выглядишь пиздец как тупо.

Александр убрал ногу с перил.
– Анализ миссии?

– Ну, первый вопрос: ты проткнул его ножом сразу или хотя бы попытался взять живьём?

– Вы неясно выразились по данному поводу.

– Я просил тебя поговорить с ним.

– Вы сделали многозначительную паузу. Это мог быть эвфемизм, подразумевающий приказ об убийстве. В любом случае, после того как он попытался убить меня нервнопаралитическим газом, я не был расположен оставлять его в живых.

Клеф закатил глаза.
– Ну ладно, аргумент принят. Есть новости о том, на кого он работал?

– Нет. Но это почти точно не был ваш Совет Смотрителей.

– И какого хера ты так считаешь? – спросил Клеф.

– Нервнопаралитический газ и таблетки с антидотом, – пояснил Александр. – Зачем использовать что-то столь громоздкое, когда есть доступ к когнитивным угрозам?

– Дело говоришь. Приму к сведению. – Клеф хлопнул Александра по спине. – Короче, ты доказал, что можешь делать то, что должен. Добро пожаловать в Лямбду-Два.

Выражение растерянности медленно расползлось по уверенному лицу Александра.
– Что за Лямбда-Два?


Александр уже засыпал, когда зазвонил телефон. Нетвёрдой рукой он взял трубку и сонно пробормотал, – Алло?

– Слыхала, ты переехал. Отчего не позвонил? Ты избегаешь меня, Умный Саша?

По костям Александра пробежал мороз. "Здравствуй, бабушка."

"Тебе не спрятаться от меня, Умный Саша. Мои медведи, они чуют тебя. Медведи повсюду. Даже в городе, они рядом. В зоопарке, в лесу, всегда есть медведи.

– ...Я знаю, бабушка. Я не прятался от тебя, я был занят моей новой работой.

"Ты всё людей убиваешь, Саша? Боже мой, почто я взяла тебя к себе? Матушка твоя небось в гробу крутится. Ведь ты можешь делать столько хорошего, заместо того чтоб людей убивать для купцов окаянных."

– ... Бабушка, в первый раз я увидел, как ты убиваешь человека, когда мне было семь. Я смотрел, как ты пьёшь его кровь.

– Таков путь медведя, Умный Саша! Если медвежата в опасности – медведица убьёт без пощады! Ты сошёл с пути медведя. Убиваешь за деньги. Медведи никогда не убивают за деньги. Забыл пример двоюродного братика Жени? Он весь город разнёс, пытаясь заставить медведей убивать ради денег. Болван. Придёт день, и ты тоже сдохнешь, убивая за деньги. Кстати, почему ты не привезёшь Люсиллу жить ко мне?

Бабушка, Люсилла не поедет жить с тобой.

– Люсилле гораздо лучше жить с прабабушкой! Даже ежели ты хороший отец, девочке надобна мать али бабушка, которая обучит её быть женщиной и поставит на путь медведя. Может, ты и не отвезёшь её жить со мною. Эт ладно. Но тебе надобно сызнова жениться на сильной русской женщине. Хотя б научить Люсиллу быть женщиной, раз уж не поставить на путь медведя. Мне пора, Саша. Звони мне. Я тебя люблю.

– ... Я тоже тебя люблю, бабушка."

Из смартфона послышался клик. Александр перевернулся и продолжил смотреть сны.

Вольт. Блок. Замах. Промах. Пат. Огонь. Пируэт. Нырок. Укол…


  1. G27 – типоразмер иглы шприца 0.4х12 мм. – прим. перев. ↩︎